Как власти готовятся к санкциям

Анонсированное расширение ограничительных мер в отношении Беларуси заставляет руководство страны, отраслей и предприятий делать превентивные шаги.

Публичная реакция официального Минска на вероятные санкции Евросоюза и США свелась к бахвальству.

Мы постараемся опровергнуть закон Ньютона, и сила нашего противодействия будет превосходить силу давления.

Роман Головченко, премьер-министр Беларуси

Александр Лукашенко, принимая с докладом заместителя премьер-министра Юрия Назарова и председателя Госкомвоенпрома Дмитрия Пантуса, выразил уверенность, что «ограничительные меры не повлияют на работу военно-промышленного комплекса». Ради этого 18 июня был подписан указ № 222 под непримечательным названием «Об изменении указов Президента Республики Беларусь». Тем самым Лукашенко внес изменения в порядок регулирования в области экспортного контроля и лицензирования видов деятельности, связанных со специфическими товарами.

Эксперт Егор Лебедок проанализировал контрмеры, которые готовят белорусские власти в этой отрасли:

«Быстро наладить производство необходимых сталей, коробок передач, радиоэлектроники и другой компонентной базы нельзя, иначе мы бы давно использовали сугубо свои комплектующие (и иностранцы хотят западные комплектующие в приобретаемой нашей продукции, а не китайские или российские). Плюс грозят проблемы с денежными расчетами с организациями ВПК.

Какой из этого выход? Как и в РФ в первое время с 2015 года – закрытие доступа сторонних лиц к закупкам, создание организаций-прослоек для закупок, в том числе и иностранных. Все та же закупка комплектующих на ненавистном коллективном Западе, но опосредованно.

Ранее информация, содержащаяся в реестре лицензий, являлась открытой, если иное не установлено законодательными актами и доступ к такой информации обеспечивался лицензирующим органом по запросам в том числе и физических лиц. При вступлении в силу упомянутого указа «информация, содержащаяся в реестре лицензий, не подлежит размещению в глобальной компьютерной сети Интернет» и доступ к ней физическим лицам уже не предоставляется. То есть становится существенно сложнее узнать организации, имеющие лицензию на работу со специфическими товарами и услугами (работают ли они на оборонку).

Без оформления лицензии осуществлялся ввоз продукции военного назначения, контролируемых товаров (услуг) и вывоз специфических товаров (услуг) по пропускам на ввоз (вывоз) специфических товаров (услуг), выдаваемым по решению Межведомственной комиссии Министерством обороны, МВД, КГБ, ГПК, а также иными государственными органами и организациями в соответствии с актами Президента Республики Беларусь, в случаях ввоза в целях закупки для собственных нужд указанными государственными органами и организациями.

Указом  добавляется «а также в случае  закупки в их интересах (по их поручениям) иными организациями Республики Беларусь продукции военного назначения, контролируемых товаров (услуг)». Таким образом расширяется возможность посредничества для закупки военных товаров и услуг без лицензирования.

Более того, указом определяется, что ввоз/вывоз таких товаров и услуг может осуществляться без лицензии «4.4. государственными органами и организациями в соответствии с решениями Президента Республики Беларусь». Проще говоря, РУСПП «Могилёвское Госплемпредприятие» может быть наделено правом на закупку военных товаров в интересах Министерства обороны без лицензии.

В последнее время по госзакупкам некоторых предприятий ВПК видно, что наименование закупок не конкретизировано, а техническое задание выдается лишь по письменному обращению в организацию. Если раньше по ТЗ можно было понять, что организация закупает, например, коннекторы и генераторы СВЧ сигнала американской фирмы (как правило, через российских представителей или посредников), то сейчас названия написаны так, что без письменного обращения в организацию не поймешь что конкретно закупают, а обратившихся всегда можно отфильтровать.

С 2016 года Россия из-за санкций изымала из общего доступа планы госзакупок оборонных предприятий, скрывала иную информацию по закупкам в оборонном секторе. Доработки в этой части законодательства у нас тоже можно ожидать, но уже постфактум.

Заявления «мы уйдем от западных технологий в сторону российских и китайских» по значительной части продукции ВПК лишь бравада. Даже Россия с 2015 года далеко не все освоила в производстве из критического импорта при ее потенциале, что уж говорить о Беларуси».

Смена юридических лиц, использование фирм-«прокладок» и другие распространенные приемы обхода санкций будут использоваться и в других отраслях. Гродненский «Азот» уже неоднократно объявлял тендеры на закупку транспортно-экспедиционных услуг с условием: «Должна быть предусмотрена возможность не указывать ОАО «Гродно Азот» в качестве стороны коносамента».

Однако потери в любом случае неизбежны.

На 3%

по оценке министра экономики Беларуси Александра Червякова, может временно снизиться ВВП из-за санкций

Принятие секторальных санкций Евросоюзом планируется после заседания Европейского Совета, которое пройдет 24-25 июня. Так что, у белорусских властей еще есть время, чтобы избежать наказания. Вопрос в том, готовы ли они пойти на уступки ради предотвращения санкций против собственной экономики.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:41)