Общество

Ольга Новосад

Как в Беларуси могут проходить заочные суды

«Салiдарнасць» разбирается, как это уже работает в России, чтобы понять, к чему готовиться белорусам.

Каждый обвиняемый по уголовному делу имеет право быть судимым в его присутствии — это закреплено в Международном пакте о гражданских и политических правах, который распространяется и на Беларусь. Однако некоторые государства допускают рассмотрение уголовного дела без подсудимого.

Вскоре такая практика может появиться и в нашей стране — инициативу Следственного комитета поддержали депутаты. Белорусские власти не скрывают, что меняют закон под «политические» дела: западные страны отказываются выдавать лидеров оппозиции и блогеров, против которых в Беларуси выдвинуты серьезные обвинения.

По всей видимости, прежде всего речь идет о Светлане Тихановской и Павле Латушко, которых внесли в список причастных к террористической деятельности.

— Человек совершил здесь преступление, уехал и спокойно живет за границей, – комментировал в парламенте идею глава Совбеза Александр Вольфович. — По требованию правоохранительного блока их не экстрадируют по политическим мотивам. Предлагается внести поправки в закон, чтобы можно было привлекать к ответственности. Суд заочно приговаривает к тому или иному наказанию в зависимости от тяжести совершенного правонарушения.

Конечно, он будет за границей, конечно, его не экстрадируют. Но то, что его приговорили, например, к двум-трем годам лишения свободы или к другому сроку, определяемому судом, наверное, наложит отпечаток.

В чем проблема с заочными судами?

Практика заочных судов в мире не новая, хотя юристы и критикуют ее. Основная проблема в том, что обвиняемый не может в полной мере высказать свою позицию, защитить себя, хотя допускается участие адвоката. В некоторых странах защитник может быть предоставлен государством, стоимость его услуг после вынесения приговора взимается с осужденного.

Заочные суды существуют во многих странах, в том числе России, Казахстане, Кыргызстане, Азербайджане, Украине, Франции, Дании, Эстонии. И в уголовном кодексе указанных стран отмечается, что заочное производство применяется в исключительных случаях:

  • если обвиняемый находится за границей и умышленно не является в суд;
  • если дело не представляет большую общественную опасность (а в некоторых странах и менее тяжкие преступления), то есть фигуранту не грозит тюремный срок, и он обратился с ходатайством рассматривать дело без него.

В Беларуси власти анонсировали, что заочные суды будут проводить в отношении тех, кто скрывается за границей и совершил преступления против государства (глава 32 Уголовного кодекса), мира и безопасности человечества (глава 17 Уголовного кодекса), национальной безопасности (а вот в этой части отдельную главу указать сложно, поскольку нынешними силовиками нацбезопасность трактуется чрезвычайно широко).

Зачастую даже очные суды по таким статьям проходят в закрытом режиме, когда общественность не может узнать детали дела (так судят, например, журналиста Андрея Александрова, которого обвиняют в госизмене, а заодно его коллег по Бел*ПАН). Заочные суды также смогут проводить за закрытыми дверями.

Как проходят заочные суды в России?

Наиболее показательными примером для Беларуси является РФ — схожее законодательство, плотное сотрудничество между судами и силовиками.

В России заочный уголовный суд может быть в двух случаях: по делам небольшой и средней тяжести, если об этом просит сам подсудимый; и по тяжким и особо тяжким делам, если обвиняемый скрывается за границей. Как видим, политического подтекста, как в Беларуси, нет, по крайней мере пока.

Павел Чиков. Фото: Delfi.lt

— Заочные суды в России проходят достаточно редко и не поставлены на поток, — поясняет «Салідарнасці» руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. — Первый громкий процесс был против экс-совладельца ЮКОСа Леонида Невзлина. В 2008 году его впервые в России заочно приговорили к пожизненному сроку по обвинению в организации убийств, покушений на убийство и разбойного нападения.

Невзлин как гражданин живет в Израиле, его не выдают России. В начале 2022 года Европейский суд по правам человека признал, что РФ нарушила право на справедливое судебное разбирательство по его делу, то есть судили его с нарушениями.

Я не припомню заочных приговоров в отношении активистов и журналистов, но мы полагаем, что в будущем такие процессы могут быть, так как активно возбуждаются уголовные дела в отношении тех, кто не поддерживает действия российской армии в Украине, и фигуранты стремительно покидают страну.

Однако не думаю, что России будет легко добиться их выдачи. В основном же заочное производство работало в отношении виновных в насильственных преступлениях, например, участников организованных бандформирований, а также по экономическим делам — например, мошенничество.

Как технически устроен заочный суд?

По словам юриста, сначала следственный орган возбуждает уголовное дело, начинается предварительное расследование. Следователи пытаются найти подозреваемых и, если требуется, их задержать. Если человека нет на территории Российской Федерации, его объявляют в розыск — межфедеральный (внутри страны), межгосударственный (по СНГ), международный (по всему миру), также может быть оформлен запрос по линии Интерпола.

По словам эксперта, одной справки достаточно для начала заочного процесса — сведения от пограничников, что человек давно выехал за пределы страны и не возвращался.

— Уголовное дело приостанавливается в связи с розыском и может зависнуть бесконечно. Пока человек в розыске, сроки давности «замораживаются», — говорит Павел Чиков. — Если человека находят за границей, пытаются добиться экстрадиции, это задача Генпрокуратуры, и последние пять лет прокуроры активизировали это направление.

Но повторюсь, добиться выдачи оппозиционеров или журналистов практически невозможно, так как они заявляют, что подвергаются политическому преследованию.

Но был пример, когда Франция выдала чеченцев, которых на родине обвиняли в причастности к террористическим атакам, сами они называли себя жертвами насилия со стороны силовиков. Это было неодзнозначное решение, за что Франция подверглась критике со стороны многих международных правозащитных организаций. Также прокуратура может предлагать иностранному государству обмен — на задержанных в России их граждан.

Как поясняет юрист, если следователи приходят к выводу, что экстрадиция невозможна (например, получен отказ от иностранного государства), они могут инициировать заочный процесс, если обвинение предъявлено в тяжком или особо тяжком преступлении (когда максимальное наказание свыше 6 лет лишения свободы).

— Также правоохранители могут ходатайствовать о заочном аресте человека, — продолжает собеседник «Салiдарнасцi». — И о заочном аресте его имущества — это мы сейчас наблюдаем, например, по делу журналиста Александра Невзорова, против которого завели уголовное дело о «военных фейках», сам он находится за границей. На днях была арестована его российская дача.

При заочном производстве обвинение предъявляется через адвоката, поясняет эксперт. Если адвоката нанял сам фигурант, понятно, что они на связи, защитник знает позицию своего клиента. А если адвокат «назначенный» государством?

— Закон обязывает назначенного адвоката предпринять разумные действия по установлению контакта с обвиняемым, — говорит руководитель «Агоры». — В нашей практике был случай, когда фигурант узнал про суд от назначенного адвоката, после чего решил заключить договор с другим защитником.

Но по делу Невзорова мы видим обратную ситуацию: назначенный адвокат даже не вышел с ним на связь, это довольно уязвимая позиция для защитника, ведь у обвиняемого есть основания пожаловаться на него в палату адвокатов, требовать привлечения к ответственности.

Если же адвокат не смог выйти на связь с подсудимым, по факту того, что человек скрывается, понятно, что он не признает вину, поэтому логичным будет обжаловать и заочный арест, и заочный приговор.

Сам заочный суд проходит также, как обычный, за исключением того, что обвиняемого нет в зале суда, он не дает показания, не задает вопросы другим участникам процесса, не выступает с последним словом. В остальном это тот же процесс, как и незаочный — прокурор зачитывает обвинение, допрашиваются свидетели и эксперты, изучаются письменные материалы дела, прокурор и адвокат участвуют в прениях, в завершении суд выносит приговор.

— Если обвиняемый на связи с адвокатом, через него он может ознакомиться с материалами дела, у российских защитников нет проблем с тем, чтобы копировать документы, пересылать их, исключение есть разве что для документов с гостайной, но таких случаев по заочным судам я в практике не встречал, — говорит Павел Чиков.

Отметим, что в Беларуси с этим ситуация обстоит иначе: зачастую следователи и судьи запрещают адвокатам делать фото документов, особенно по «политическим» делам. Поэтому непонятно, как в этой ситуации обвинямый, в отношении которого запустят заочный процесс, сможет ознакомиться с материалами дела против него же.

— Суд выносит заочный приговор, который может включать наказание в виде лишения свободы, конфискацию имущества. Пока человек скрывается, течение срока замораживается, пока его не найдут и не отправят в колонию. Обжаловать приговор осужденный может через адвоката. Повторюсь, пока такие процессы были редкостью в России, буквально несколько приговоров в год.

Какие проблемы могут возникнуть в Беларуси с заочными судами?

Когда будет принято окончательное решение по заочным судам, понадобится время, чтобы процессуально оформить, как это будет работать на практике. Но уже сейчас возникают вопросы.

В Беларуси заочные суды сопровождаются идеей лишать гражданства осужденных по некоторым уголовным статьям, в том числе за терроризм, экстремизм, разжигание ненависти (популярные обвинения в последние два года). Силовики говорят даже о гражданстве, выданном при рождении.

На международной арене лишение гражданства по рождению с конфискацией имущества вызовет больше шума и критики, чем заочные суды. В этом случае неизбежны ассоциации с действиями нацистских властей в Германии в 1930-е годы. Евреев сначала лишили гражданства, все имущество конфисковали, и Холокост закончился.

А еще у власти в глазу есть «бревно», которое она упорно не замечает –  более десяти лет Беларусь не выдает Кыргызстану, партнеру по ЕАЭС, экс-президента Курманбека Бакиева. Генпрокуратура отвечает Бишкеку примерно то же, что ей пишут в Литве и Польше на просьбу выдать Тихановскую и Латушко: «Не видим правовых оснований».

Напомним, после побега из страны Бакиев поселился в Беларуси, где получил белорусский паспорт, построил дом в Минске и даже был награжден белорусским орденом Дружбы народов. На родине в отношении Бакиева возбуждено несколько уголовных дел, его трижды заочно осудили: сначала ему дали пожизненный срок, затем Верховный суд сократил его до 30 лет. Никто из белорусских силовиков не видит в этом проблемы. А Лукашенко называет осужденного Бакиева «коллегой и другом».

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2.3(7)

Читайте еще

Конвейер репрессий. В Орше задержана зоозащитница Елена Мирошниченко. В «террористический список» добавили еще восьмерых белорусов. Адвоката Виталия Брагинца приговорили к 8 годам колонии усиленного режима

«Напрягают видеокамеры везде, где только можно»

Назаров: «Никто не скажет: «Мама, погоди, я через восемь лет приду, помогу тебе, держись»

«Вскрывал вены, потому что понимал: если это продлится еще немного, то выйду полным инвалидом»

Конвейер репрессий. На старейшину баптистской церкви Андрея Мамойко и его жену завели уголовное дело. Названа дата нового суда над Сергеем Тихановским

Конвейер репрессий. Российская журналистка после ареста на Окрестина: «Правозащитницу Насту Лойко били электрошокером». Дочь репетитора Ливянта задержали на суде над родителями. Павла Можейко оставили под стражей еще на месяц