Как тремя фразами лягнуть сразу всех коллег: мастер-класс от Катерины Борисевич

Бывшая политзаключенная Катерина Борисевич в интервью Нашай Ніве прошлась сразу по всем журналистам: и тем, которые продолжают работать в Беларуси, и тем, кто делает это из-за пределов страны.

«Салідарнасць» в рамках плюрализма иногда публикует точки зрения, с которыми категорически не согласна – чтобы наши читатели имели разностороннюю картину происходящего. Это как раз тот случай. Вот три цитаты из интервью.

Журналистики в Беларуси больше не осталось.

Катерина Борисевич

То, что делают те, кто уехал, — это тоже не журналистика.

Катерина Борисевич

Никаких сайтов больше нет, ничего не осталось, и, конечно, это больно — столько лет отдав этой профессии, понять, что ее больше нет.

Катерина Борисевич

Остается добавить, что в Беларуси сейчас за решеткой находятся 29 журналистов. Многим из них грозят длительные сроки лишения свободы.

В сложившейся ситуации ряд независимых медиа по-прежнему находятся в Беларуси, несмотря на колоссальные риски и тяжелейшие материальные условия. Другие редакции (в том числе бывшие коллеги Катерины Борисевич по легендарному порталу) выехали из страны, чтобы продолжать работать для Беларуси.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.1(50)

Читайте еще

Новые рекомендации Минобра: в школах станет больше идеологии

Повар в детском саду: «Отложить какую-то сумму с такой зарплатой сейчас не получается. Вообще ни копейки!»

«Улицы Западной Германии пустели во время демонстрации этого сериала. Факты военных преступлений больше никто не отрицал»

Конвейер репрессий. Как выглядит Денис Ивашин – политзаключенный журналист, который провел за решеткой 520 дней. Власти заблокировали сайт «Народнай Волі». Три года колонии получил дальнобойщик из Могилева за лайк в «Одноклассниках»

Конвейер репрессий. ГУБОПиК задержал уроженца поселка Октябрьский «за участие в акциях протеста в Минске в 2020 году». Беляцкий, Стефанович, Лабкович – 13 месяцев в неволе. Статкевича на полгода поместили в «одиночку»

Улицкая: «Я приняла решение вернуться к осени. Страшновато, но вернусь все равно»