Сергей Король, финансовый менеджер (Сингапур)

Как на выборах совпали настроения айтишников и работников заводов

Проблема отрицательного внешнеторгового сальдо всегда была актуальной для Беларуси. Экономика страны долгое время представляла собой своеобразную мясорубку, в которую поступали российские энергоносители и комплектующие, а на выходе появлялись продукты переработки и оборудование.

Проблема была в том, что в ходе этого процесса значительное количество мяса терялось. Мясорубка была убыточной и приводила к хронической необходимости внешнего финансирования.

Даже в золотые годы, когда нефть, полученная с колоссальной скидкой, перерабатывалась и продавалась без скидки и налога, эта проблема присутствовала. Когда же партнеры по ЕАЭС положили конец этой схеме, она встала с особенной остротой.

Это примерно совпадает с моментом, когда айти сектор превратился в объект государственной политики. Примерно тогда же внешний долг страны, и в частности, прямой правительственный займ, внезапно достиг значительного уровня.

До появления Айти, единственным источником реального своего мяса в экономической мясорубке был Беларуськалий, так как он не нуждается в импорте сырья, при этом являясь третьим по размеру поставщиков в мире.

Внешнеэкономическая позиция страны пребывает в состоянии гонки трех факторов – наращивания внутреннего экспортного ресурса (айти и минералы), выплат по внешним долговым обязательствам и международных цен на нефть и минеральные удобрения.

В этой гонке всегда проигрывают товары – машины и продукты переработки не окупают в сумме стоимость импорта на их изготовление – примерно 3-4 миллиардов долларов в год, то есть около 10 процентов нерентабельности.

Услуги всегда помогали сократить этот разрыв. До взрыва айтишного предпринимательства услуги в основном были транспортными – выручка за прокачку нефти и газа, проезд автотранспорта, доходы БелЖД.

За последние десять лет услугам удавалось закрыть от половины до двух третей дефицита. Но поскольку значительная часть транспортных услуг также зависит от цен на нефть, их вклад в прибыльность мясорубки нестабилен и не очень рентабелен.

В 2018 году установилось редкое равновесие – всего лишь второй раз за двадцать лет внешнеэкономический баланс был около нуля. Даже немного положительный. Отрицательное сальдо по товарам оказалось 2.5 миллиарда, в то время как услуги принесли 3.4 миллиарда.

Разницы хватило на выплату процентов по внешним займам, и страна вышла в ноль. Товарам помогла хорошая конъюнктура на международных рынках сырья и относительно высокий экономический рост стран – торговых партнеров.

Но вклад информационного сектора уже тогда был очень значителен. Из 3.4 миллиардов профицита от продаж услуг 1.6 млрд, то есть почти половина, пришлось на долю компьютерных услуг и продажи интеллектуальной собственности, что и есть айти.

Вторая половина – это транспорт и прокачка, но они значительно менее рентабельны. Транспорт это не только экспорт, но и импорт – на каждый доллар экспорта транспортных услуг приходится 50 центов импорта. Для айти же всего 25 процентов.

Так же как и калий, айти не требует сырья, как не требует и закупок за рубежом капитального оборудования – нужен только офис, сервер и свои собственные отечественные мозги, которых белорусские технические вузы производят растущими темпами. Рост компьютерного экспорта в 2018 году был 27%. Если бы не это изобретение, уже два года назад проблемы с финансированием нерентабельной «советской» части белорусской экономики были бы гораздо острее.

Помощь айтишников в 2019 году была еще более важной. В связи с падением роста мирового ВВП и снижением цен на сырье, товары просели уже на 4 миллиарда. А вот услуги выросли на 10% до 3.8 миллиардов.

Внутри сектора услуг, экспорт айти вырос уже на 30% и принес 2 миллиарда в профицит услуг, то есть уже больше половины. Если бы не этот рост, Беларуси бы понадобилось не 1,2 миллиарда, а 1,6 млрд внешнего кредита, а это много для одной небольшой и относительно небогатой страны.

В первом квартале 2020 г. (это последняя опубликованная сводка Нацбанка), то есть еще до главного удара вируса, ситуация с сальдо ухудшилась – дефицит вырос на 17% по сравнению с тем же периодом 2019 г. На фоне уже тогда падающих цен на сырье, товары продолжали проседать, расширив дефицит на 24%, до 543 миллионов за квартал.

Услуги опять спасли положение, внеся ровно миллиард профицита, из чего вклад айти был 470 миллионов. Другими словами, один только айти почти полностью устранил товарный дефицит! Общий дефицит ухудшился из-за нарастания процентов по внешним долгам, но если бы не айти, то только в одном первом квартале финансирования понадобилось бы на полмиллиарда больше.

Как обычно, рост доходов от айти в первом квартале составил около 30% – это самый быстро растущий сектор экономики страны. Он удваивается каждые три года.

Он же и самый прибыльный. Помимо снижения зависимости от внешнего финансирования, сектор напрямую стимулирует внутреннюю экономику. Ему не нужен импорт комплектующих, и он сам генерирует свой капитал.

Таким образом, видна экономическая подоплека политической ситуации. Старый советский «товарный» сектор пребывает в состоянии прогрессирующего застоя. Рентабельность его не улучшается. Его зависимость от цен на сырье только добавляет риски.

В секторе работает старый электорат режима. И хотя промышленные предприятия Беларуси сегодня совсем не такие, какими они были в 1990-е, сектор управляется сверху вертикальной командно-административной системой.

Айти быстро растет и спасает не только сальдо, но и в значительной степени питает экономику страны. В нем работают современные творческие люди, от которых на работе ожидают инициативу, нешаблонность и независимость мышления, и творческий подход.

По требованиям работы они много ездят и работают с зарубежными партнерами в развитых и свободных странах – более 50% айти экспорта поступает в ЕС и США. То есть те самые качества, которые все эти годы тщательно вытравливал ориентированный на товарный сектор режим.

Это новая и опасная ситуация. Работники первого сектора уже устали от застоя и чувствуют, что «система не работает». Работники айти держат на плаву всю систему, но они в ней не нуждаются. Возможно, поэтому неожиданное единство этих двух групп избирателей так и проявляет себя сейчас.

Товарный сектор нерентабельный, но пока он есть, то платит зарплаты большому количеству людей. Айти сектор содержит меньше людей, и эти люди власти неудобны. Без них было гораздо проще сохранять старые порядки, но заметно труднее удерживать экономику на плаву.

Поэтому Лукашенко выбрал стратегию на агитацию среди предприятий, объясняя им, что их нынешний застой лучше, чем то, что последует после отмены существующей системы. Возможно, их удастся убедить, а также напугать.

Творческий класс новой экономики вернуть уже, наверное, нельзя. Но можно подавить, после чего он исчезнет.

Это подавит и сектор, но ради власти этим можно пожертвовать. Экономика страны тогда превратится в свой до-айтишный эквивалент, что-то вроде конца 90-х. Поддержать ее на плаву в этом случае будет гораздо труднее, и поддержка из-за рубежа может сыграть критическую роль.

Отказ от неудобных айтишников означает отказ от шанса на экономическое выживание и развитие, а также отказ от экономического и теперь уже большой части политического суверенитета. Но, вероятно, для правящей команды это лучше, чем совсем потерять власть.

Все статистические данные – Национальный Банк Беларуси

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:18)