Как изменил жизнь российских сирот «закон подлецов»

РБК опубликовал расследование, посвященное одному из самых одиозных российских законов.

28 декабря 2012 года президентом РФ Владимиром Путиным был подписан закон № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации».

Этот документ стал своего рода ответом на санкции, введенные США в отношении ряда российских граждан.

Среди прочего закон предусматривал запрет на усыновление российских сирот американскими гражданами. За это документ прозвали «законом подлецов», поскольку многие дети лишились возможности обрести новые семьи. Также он неофициально называется «законом Димы Яковлева» – по имени усыновленного малыша из России погибшего по вине приемного отца.

По горячим следам тогдашний уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов обещал, что все дети, усыновление которых было сорвано, «получат свои семьи». Спустя четыре года РБК проанализировал, чем закон обернулся для российских сирот.

По данным правозащитников и журналистов, часть этих детей, так и не нашла семьи в России. Причем за это время в самой стране почти на 60% выросло количество детей, которые оказались в приемных семьях. В отличие от усыновления приемная семья — коммерческая форма опеки, за которую ежемесячно платит государство, предоставляет льготы и ссуды.

До принятия «закона Димы Яковлева» в конце 2012 года, по данным Минобрнауки, опубликованным на сайте «Усыновите.ру», в сиротских учреждения жили 104 тыс. человек, или 16,7% от всех детей (в том числе усыновленных), состоящих на учете в органах опеки.

Остальные (более полумиллиона детей) были распределены по семьям, причем 220 тыс. находились под опекой родственников.

С принятием «закона Димы Яковлева» число детей, живущих в детдомах и приютах, резко изменилось: на конец 2015 года там остались лишь 60,1 тыс. человек. Сокращению числа детдомовцев есть объяснение: запретив усыновлять российских детей американцам, государство решило компенсировать выпадение этой важной категории усыновителей, увеличив выплаты россиянам, оформляющим опеку. Вторым фактором стало снижение числа детей, попадающих в поле зрения органов опеки: если за 2012 год на учет было поставлено 80 тыс. детей, то в 2015 году — 58 тыс.

Тем временем количество реальных усыновлений по статистике снижается. Если в 2012 году российские семьи усыновили 6,5 тыс. детей, то в 2015 году — только 5,9 тыс. А количество иностранных усыновлений в прошлом году достигло минимума, сократившись в три раза — с 2,4 тыс. в 2012 году до 746 человек в 2015 году.

Профессиональные родители

С ростом выплат за опеку брать в приемную семью детей из сиротских приютов стало выгодным: на «детские деньги» в небогатых регионах вполне можно прожить, причем единовременную выплату за ребенка опекун в большинстве регионов может не возвращать, даже если отправил воспитанника обратно в детский дом.

Все выплаты приемным семьям производятся за счет регионального бюджета, и каждый регион самостоятельно устанавливает их размер. В большинстве регионов, в том числе в столице, сумма единовременной выплаты составляет 15,5 тыс. российских рублей (около 470 белорусских рублей в эквиваленте). Если же на воспитание был взят ребенок старше семи лет, ребенок-инвалид или несколько детей — братья и сестры, то единовременная выплата приемной семье составляет минимум 100 тыс. российских рублей (примерно 3 тысячи белорусских).

Размеры ежемесячных выплат приемным семьям (пособия на воспитание ребенка и премию опекунам) от региона к региону могут различаться в несколько раз. Например, в Брянской области общая сумма пособия составляет чуть больше 10 тыс. российских рублей (около 300 белорусских). на каждого ребенка, а в Москве превышает 33 тыс. руб. в месяц, следует из информации, размещенной на региональных сайтах департаментов социальной защиты населения.

Если семья воспитывает больше трех детей, то ежемесячное вознаграждение за воспитание приемного ребенка начисляется обоим родителям, и тогда общая сумма за каждого может превышать в Москве 80 тысяч рублей (2400 белорусских).

 «Это большие деньги для усыновителей в регионах, на них можно жить, — рассказывает РБК волонтер и выпускник Зубовского детского дома в Тверской области Игорь Рыбкин. — Иногда семьи специально берут детей, чтобы получить эти выплаты. И руководствуются именно корыстными мотивами».

Возвратные сироты

Количество возвратов сирот обратно в детские дома за последние годы выросло, рассказывает РБК пресс-секретарь Уполномоченного при президенте по правам ребенка в России Вероника Воронова. По данным аппарата детского омбудсмена, в 2015 году в сиротские учреждения вернулись 5,6 тыс. детей, ранее взятых под опеку, — на 6% больше, чем годом раньше.

«Большинство из тех, кого вернули, находились в приемных семьях. Усыновленных детей, как правило, не возвращают», — поясняет пресс-секретарь.

«Возврат — это ужас для ребенка», — говорит уполномоченный по правам человека в Москве Евгений Бунимович. По его словам, в столице каждый подобный случай разбирается отдельно, потому что дети переживают потерю семьи во второй раз.

Известны случаи, когда приемные родители берут детей, чтобы заработать на них, констатирует пресс-секретарь уполномоченного по правам ребенка. Чтобы исправить ситуацию, правительство сейчас готовит законопроект, который обяжет неудавшихся опекунов возвращать выплаченные им деньги обратно в бюджет.

«Закон Димы Яковлева» принимали на фоне обсуждения трагических случаев с усыновленными российскими детьми в США, но, как показывает практика, российский паспорт усыновителя или опекуна не является гарантией от подобных проявлений.

По данным Вероники Вороновой, количество случаев жестокого обращения с усыновленными или взятыми под опеку детьми стало расти. По статистике Следственного комитета России, предоставленной РБК и.о. руководителя управления взаимодействия со СМИ СКР Светланой Петренко, в 2015 перед судом предстали 11,5 тыс. человек, совершивших преступления против детей — на 22% больше, чем за год до этого. 406 детей были убиты, причем в 193 случаях преступления совершили родственники, 153 ребенка погибли от действий собственных родителей, семь — от действий усыновителей и опекунов, а трое погибли в школах-интернатах.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)