Павел Самохин
Из-за отмены преференций ЕС Беларусь потеряет гораздо меньше, чем предполагалось. И даже кое-что обретет.

21 июня вступило в силу решение ЕС о лишении Беларуси торговых преференций в рамках системы Обобщенной системы преференций. Какими экономическими последствиями это обернется для нашей страны? Называются различные суммы предполагаемых потерь — от 400 до 500 миллионов евро. Однако ряд экспертов считает, что потери будут на порядок меньше — в результате исключения Беларуси из ОСП экономика страны потеряет не более 66 миллионов евро.

Эксперты "Белорусского института стратегических исследований" (БИСС) провели свои расчеты возможных потерь. Ознакомится с их работой подробно можно на сайте БИСС.

Но вкратце выкладки специалистов таковы.

Итак, тарифные преференции отменены. Следовательно, товары белорусских компаний будут облагаться тарифами, применяемыми в отношении стран со статусом «наибольшего благоприятствования в торговле» (НБТ). В настоящее время средний тариф в отношении таких стран составляет около 4%. Однако ставки варьируются по степени «чувствительности» того или иного продукта. В свою очередь, эта степень определяется исходя из ситуации с производством аналогичных товаров в рамках ЕС. Таким образом, с первого взгляда кажется, что белорусский экспорт подорожает в среднем на 4%. Тогда общие потери могут составить минимум 214 млн. долларов (исходя из объема экспорта в страны ЕС в 2006 г.).

Однако представляется, что эти цифры серьезно завышены. Оценки сделаны без учета реальной структуры белорусского экспорта в ЕС. В то же время, именно это определяет, насколько вырастут тарифы в действительности. Дело в том, что по ряду товарных позиций тарифы для стран со статусом «наибольшего благоприятствования в торговле» нулевые, так что они не попадают в сферу действия ОСП. Таким образом, чтобы оценить возможные последствия исключения Беларуси их ОСП, сначала необходимо изучить структуру экспорта в ЕС.

Белорусский экспорт в ЕС сосредоточен в секторах, производящих товары с относительно невысокой добавленной стоимостью. Несмотря на обширную номенклатуру товарного экспорта, всего пять групп товаров составляет 80% всего экспорта, а именно минеральное топливо и масла, древесина, железо и сталь (и изделия из них), а также удобрения. Тарифные преференции по этим группам не очень значительны. Кроме того, в рамках этих категорий ставки для стран со статусом НБТ часто нулевые.

Тем не менее, в случае утраты Беларусью статуса бенефициара, тарифы могут вырасти с нулевого уровня до 3.5-4.7%. Для товаров текстильной промышленности может наблюдаться рост тарифов с 9.6% до 12%. Однако даже самые «пессимистичные» оценки потери (в годовом выражении) находятся в пределах 52.2-66.6 млн. долларов. В то же время, более реалистичная «оптимистическая» оценка составляет от 23 до 36 млн. долларов. Что касается основных групп товаров, то по ним рост тарифов будет очень незначительным. Так, экспортеры нефти и нефтепродуктов могут столкнуться с ростом тарифов на 0.34%, удобрений — на 0.6%, а экспортеры изделий из железа и стали — на 0.04%. Что касается остальных товарных групп, то по ним рост тарифов будет практически незаметным.

Каким образом эти потери окажут влияние на экономику? Представляется, что отмена преференций может привести к снижению размера прибыли и заработной платы, учитывая рост цен на энергоносители и нежелание девальвировать белорусский рубль. В худшем случае (т.е. когда потери могут составить от 52.6 млн. долларов до 66.6 млн. долларов), совокупный объем прибыли в экономике может сократиться на 1.84%, а реальная зарплата (в долларовом выражении) — на 0.6%. В то же время, более оптимистичная оценка потерь (на уровне от 23 млн. долларов до 36 млн. долларов) дает нам 0.9% и 0.3% по данным показателям соответственно.

Что касается отдельных отраслей, то лишь химическая и нефтехимическая промышленность может несколько пострадать. В частности, в самом неблагоприятном случае заработная плата (в долларовом выражении) может упасти на 5.9%, в то время как в легкой промышленности — на 2.6%. В металлургии и деревообработке исключение из ОСП может «съесть» до 0.1 и 0.6%, соответственно. Напомним, что это наиболее пессимистичные оценки. В реальности, однако, мы может ожидать, что потери будут крайне малы.

Такова позиция экспертов БИСС.

Однако возникает вполне логичный вопрос — почему же тогда власти и Федерация профсоюзов Беларуси устроили такую шумиху вокруг этой проблемы? Кажется, что размеры потерь и усилия, затраченные на поднятую шумиху несколько несовместимы.

Этому, считают эксперты БИСС, есть несколько причин.

Первое — ссориться с Европой белорусская власть в данный момент не хочет. Особенно на фоне крайне запутанных и неясных отношений с Россией.

Второе — хоть в рамках экономики страны сумма и не столь велика, но в рамках каждой отдельной отрасли и министерства все равно ощутима. То есть нельзя сказать, что потерь не будет вовсе.

Не будем забывать и об имиджевых потерях государства.

Но в то же время, по мнению специалистов, белорусское правительство все же не слишком заботила угроза исключения. По крайней мере, не было предпринято решительных мер для выполнения рекомендаций МОТ и ЕС. Ни ЕС, ни правительство Беларуси так и не озвучили собственных оценок последствий исключения Беларуси из ОСП. Представляется, что обе стороны либо согласны с цифрами, приводимы в различных СМИ, либо просто не принимают их в расчет по причине их незначительности.

А вот теперь самое интересное. Причиной всему этому может быть и то, что правительство может теперь представить решение ЕС как негативный внешний шок. То есть отменой преференций могут быть оправданы некоторые экономические трудности, включая, например, возможное сокращение доходов. Уже было заявлено о том, что «Европа испугалась конкуренции с белорусскими товарами». А шумиха была поднята именно для того, чтобы проблема лишения преференций — то есть, как подавалось — экономических санкций, стала известна как можно большему количеству жителей страны. Так что теперь во всем можно винить Европу. Ну и заодно — Россию с ее газовыми ценами.

Не будем забывать, что преференции — не единственная, да и, судя по всему, не самая важная проблема белорусской экономики. Как отметил в интервью Хартии-97 экс-председатель Нацбанка РБ Станислав Богданкевич, «Эффективность белорусской экономики крайне низкая. И это главная ее проблема. В текущем году она понизилась на макроуровне еще на 4-5%. Рентабельность экономики неуклонно снижается. При советской власти она составляла 30%, при Лукашенко упала до 14%, в нынешнем году снизилась до 11%. На сегодняшний день около 60% всех действующих предприятий либо убыточны, либо с рентабельностью от 0 до 5%, а такая рентабельность уже не позволяет осуществлять расширенное воспроизводство».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)