Иск против Лукашенко в Германии: истории пострадавших от насилия

Заявление в Федеральную прокуратуру о преступлениях против человечности, совершенных Лукашенко, подано в ФРГ от имени 10 человек, которые подверглись пыткам в Беларуси. DW поговорила с двумя из них.

«Я почти не сплю, мне выписывают антидепрессанты и снотворное. Я до сих пор не чувствую кончиков пальцев после пыток... Рассказывать о том, как тебя били, унижали, угрожали засунуть дубинку в анальное отверстие, -- это не то, чем хотелось бы делиться. Мне неприятно об этом вспоминать», -- говорит Валерий Самолазов с дрожью в голосе.

Как майка «Дисней» стала триггером для пыток

Белорусский IT-специалист, работавший с июля 2020 года в Великобритании, решил провести отпуск в Беларуси, уладить дела с документами, а заодно проголосовать на президентских выборах. Живя в пригороде, где также в тот день не работал интернет, о происходившем в Минске вечером 9 августа Валерий Самолазов узнал от знакомых и сначала не поверил. Но на следующий день, направляясь на встречу с коллегой недалеко от вокзала в центре города, сам подвергся задержанию.

-- Я шел по тротуару. Меня окружили, стали задавать вопросы. Я отвечал вежливо, показал им удостоверение. Но моя майка (с черепом. – Прим.) стала триггером. На ней был просто диснеевский символ фильма «Каратель». Но он их так зацепил. Сказали, что это еще и символ батальона «Азов». И постоянно напоминали про эту майку перед тем, как бить, – вспоминает Валерий в беседе с DW.

Валерий Самолазов в той самой майке после выхода из СИЗО

Внимание силовиков привлекли и найденные у него британские банковские карты, сим-карта на английском, звонки в Великобританию на телефоне: «Они посчитали, что взяли организатора протеста».

Первый удар в грудь Самолазов получил во дворике неподалеку от вокзала, далее, передавая из рук в руки, силовики просили уделить «иностранному шпиону» особое внимание.

– Самое жестокое обращение было в РУВД Заводского района и в автозаке по пути из РУВД в СИЗО в Жодино. Автозак – это пыточная камера на колесах. В автозаке многие люди кричали, плакали, молились, кого-то стошнило. Я сам два раза сознание терял от боли, – рассказывает Валерий.

Его руки, сложенные за спиной, передавили широкой стяжкой и, видя, что он молча переносит боль, их выкручивали еще сильнее, сопровождая ударами.

– Надо мной наклонялись и шептали: «Я вижу, ты боли не боишься. Сделаем так, чтобы было больно». Кровообращение остановилось, через какое-то время я не чувствовал рук по локоть. Становилось невыносимо больно. Тогда я собрался с духом попросить их ослабить стяжки. Сказал, что у меня трое детей и я не смогу их прокормить без рук. Но ко мне подлетели и загнули руки за спиной еще больше к голове. Тогда в первый раз от боли потерял сознание, – продолжает Валерий.

После второй просьбы все повторилось.

Когда его привезли в СИЗО города Жодино, ему единственному приказали остаться в автозаке: «Сказали стоять на коленях, потом надо было встать. Я не смог, упал. Меня подняли, поставили к стене и стали бить по голове, по груди, по животу, по ногам. Потом вытолкнули из автозака. Потом стоял на коленях, пока не назвали фамилию. Опять же люди в масках сказали, чтобы мне «уделили особое внимание».

«Нас обвиняли в том, что мы «кукловоды»

Кацпер Синицкий был задержан 10 августа в центре Минска в районе улицы Немига.

– Я просто шел по улице со своим другом-фоторепортером. Нас забрали бусиком к автозаку, а потом в автозаке перевезли во Фрунзенский РУВД Минска. Там мы подвергались избиениям, наслушались разных оскорблений, связанных с нашей национальностью. Нас обвиняли в том, что мы «кукловоды», которые приехали руководить протестом и устраивать цветную революцию, – делится журналист-фрилансер из Варшавы.

В Минск он приехал, чтобы увидеть все своими глазами и освещать происходящее для польской общественности. Но вместо этого провел чуть более 72 часов во Фрунзенском РУВД и СИЗО в Жодино.

Кацпер Синицкий

Избивать его начали еще до того, как доставили в РУВД.

– Моего друга избивали уже в бусике, он потерял сознание. Меня избивали в автозаке. Но хуже всего было именно в РУВД. Там нас клали лицом в пол с плотно закрепленными руками за спиной, держали в неудобных позах. Мы не могли двигаться, нас неоднократно пугали, говорили, что если будем двигаться, то выбьют все зубы. Также заставляли стоять на коленях лицом в пол. Ноги затекали, – вспоминает Кацпер.

По его словам, того, кто не мог в такой позе выдержать, дополнительно избивали дубинкой: «Нас неоднократно выводили в коридор, там избивали. Мы слышали крики других людей. Была видна кровь. Было психическое давление: сотрудники ходили, размахивая бейсбольной битой, и мы не знали, чего ожидать. Нам не разрешали пить воду, не давали кушать, спать, выйти в туалет. Творился полный беспредел».

Документирование пыток и иск против Лукашенко

Валерий Самолазов и Кацпер Синицкий – среди тех десяти человек, от имени которых немецкие адвокаты обратились в Федеральную прокуратуру Германии, заявив о совершении Александром Лукашенко преступлений против человечности. В связи в протестами после президентских выборов в августе 2020 года в отношении мирных граждан в Беларуси в массовом порядке силовики применяли насилие.

Подавшие заявление в немецкую прокуратуру подверглись при задержании телесным истязаниям и пыткам другого рода, уверены их адвокаты. Но поскольку в самой Беларуси по факту пыток до сиз пор не возбуждено ни одного уголовного дела в отношении сотрудников силовых ведомств и ни им, ни Лукашенко не грозят правовые последствия, то адвокаты и потерпевшие заявили, что надеются на независимое расследование в Германии.

Здесь документацией таких случаев занимается белорусская диаспора. Всего информация собрано уже о более сотни подобного рода деяний.

– География широкая. Есть случаи и с теми пострадавшими, кто находится в Германии, и теми, кто сейчаc в Беларуси, – поясняет DW представитель диаспоры Антон Малкин. – Мы общаемся с огромным количеством инициатив. Они помогают установить контакт к людьми.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:30)