Александр Старикевич
Игры доброй воли

Европа готова де-факто признать Александра Лукашенко. Теперь вопрос в том, готов ли Александр Лукашенко признать Европу. Большой вопрос.

Пока наша страна ударно отмечала международный женский день, было озвучено сразу несколько примечательных заявлений. Как сообщает ”Радыё Свабода”, верховный комиссар ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Хавьер Солана заявил: «Я думаю, что у нас, вероятно, есть некоторые возможности наладить или начать определенные отношения с Лукашенко, с Беларусью». Тем временем направленная им в Минск делегация встречалась здесь, как с представителями властей, так и оппозиции.

Подачу из Брюсселя тут же принял экс-президент Литвы Альгирдас Бразаускас, который выразил готовность выступить в роли посредника между Евросоюзом и белорусскими властями, если будет наделен соответствующими полномочиями от ЕС. "Я и бывшие руководители соседних с Беларусью государств могли бы рассказать в Беларуси, что значит жить в условиях демократии, условиях свободного рынка, когда существует свободная пресса и оппозиция", — добавил Бразаускас (цитируется по агентству ”БелаПАН”.

В ответ на все эти реверансы МИД Беларуси милостиво согласился продолжить обсуждение взаимоотношений между нашей страной и Евросоюзом. Судя по всему, официальный Минск чувствует себя в этой ситуации победителем.

Еще бы: всего четыре месяца тон разговора ЕС был совершенно иным. Евросоюз выдвинул 12 условий — освобождение политзаключенных, обеспечение свободы прессы и т.д. — в случае выполнения которых руководство Беларуси были обещаны экономическая поддержка и отмена политических санкций. Александр Лукашенко эти условия отверг, заявив, что для нашей страны подобные прелести не подходят. Тем не менее сам Солана, который не так давно во главе НАТО в очень жесткой форме разбирался с тогдашним главой Югославии Слободаном Милошевичем, теперь говорит о возможности «определенных отношений с Лукашенко».

Дальнейшее развитие событий более-менее предсказуемо. Какое-то время белорусское руководство будет заниматься, по меткому выражению Александра Класковского, «многовекторной имитацией». То есть России будут говорить о том, что, несмотря на все разборки последнего времени, мы остаемся братьями и можем продолжить строительство союзного государства. А Европе периодически станут намекать о готовности «лететь на двух крыльях» и постепенно, с учетом национальной специфики, строить демократическое государство.

Потом, конечно, случится очередной скандал, и Бразаускас вместе со своими рассказами о демократии и свободном рынке будет послан гораздо дальше Вильнюса (как это бывает, спросите у Ханса-Георга Вика). Но это будет потом. А пока можно тешить себя надеждами на глобальное политическое потепление.

Не надо думать, что никто в Брюсселе не предвидит вышеописанного развития событий. Просто руководство ЕС сделало рациональный, с его точки зрения, выбор из возможных стратегий. Вариант «а-ля Югославия», к счастью, на повестке дня не стоял. Можно было: а) в условиях, когда Александра Лукашенко прессингует Москва, грозить ему кулаком и с Запада; б) протянуть руку дружбы; в) умыть руки.

Последний вариант представляется наихудшим. У каждого из двух первых есть свои плюсы и минусы, о которых можно долго спорить. Согласившись на «определенные отношения», ЕС рассчитывает выторговать хотя бы минимальные послабления. Готов ли Александр Лукашенко в обмен на фактическое признание себя Европой пойти на сколь-нибудь серьезные уступки — большой вопрос. Но ЕС, видимо, решил: лучше хоть что-то, чем ничего. И вновь пытается выстроить отношения с официальным Минском, основываясь на доброй воле белорусских властей. Не самый надежный фундамент, но других стройматериалов у Евросоюза пока нет.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)