Андрей Колесников, «Коммерсантъ»
«И как же хорош был Александр Лукашенко!»

В среду президент России Владимир Путин прилетел в Минск, где его уже ждали коллеги: президент Беларуси Александр Лукашенко, канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Франсуа Олланд и украинский президент Петр Порошенко. С подробностями о начале без преувеличения исторической встречи — специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников из Минска.

Разве мог еще пару недель назад представить себе президент Беларуси Александр Лукашенко, что к нему в гости в Минск могут заехать Ангела Меркель и Франсуа Олланд? И даже, может, руку ему пожмут.

Фото Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Страсти начались между тем задолго до переговоров. Первым приехал во Дворец независимости президент Украины Петр Порошенко. А самым первым — президент Беларуси. И сейчас он стоял в центре огромного холла дворца, на небольшом ковровом прямоугольнике, от которого протянулась длинная красная дорожка до входа. Президент Беларуси, пока президент Украины шел к нему по этой дорожке, ни разу не сдвинулся с места, и не было впечатления, что он едва сдерживает себя, чтобы не сделать хотя бы пару шагов навстречу коллеге (удержался он и в случае с Ангелой Меркель и Франсуа Олландом, и в случае с Владимиром Путиным тоже).

Пока Александр Лукашенко обнимал украинского президента, тот не мог не услышать звонкий голос корреспондента телеканала «Россия» Павла Зарубина, который, встав на красную лесенку, заблаговременно принесенную, прокричал:

— Господин Порошенко, почему ваши войска бомбят мирных жителей?!

Еще два раза подряд то же самое.

Петр Порошенко, закалившийся в последнее время не отвечать на такие вопросы из зала, проигнорировал вопрос и на этот раз. Было бы и в самом деле странно, если бы он все бросил и предоставил бы подробный комментарий.

Между тем у сотрудников белорусской службы безопасности появились вопросы к российскому тележурналисту. Его надежно изолировали в одном из помещений пресс-центра, и я слышал, как сотрудник службы безопасности белорусского президента работал с ним, объясняя, что тот не может теперь покинуть это помещение до конца переговоров.

— Да я свой вопрос уже задал! — объяснял затворник.— Мне больше ничего не нужно!

Это и в самом деле было так.

Еще через несколько минут тот же сотрудник рассказывал остальным двум сотням журналистов, нависшим над красными бархатными канатиками, которые отделяли их от следующего президента:

— За недостойное и провокационное поведение ваш коллега отстранен от участия в мероприятии!.. Я военный! Я 29 лет тут работаю и сделаю все, чтоб тут был порядок! Пусть меня даже уволят!

Впрочем, уволить его могли только за свершившееся нарушение этого порядка.

Ангела Меркель и Франсуа Олланд приехали вместе. Немецкий канцлер получила от сияющего президента Беларуси букет цветов (такие кидают в толпу подружек невесты на свадьбе). Потом Александр Лукашенко обратил внимание на французского президента, который, судя по всему, не собирался все-таки здороваться с президентом Беларуси за руку (правда, он уже сделал гораздо больше: приехал к нему).

И как же хорош был президент Беларуси! Он левой рукой взял Франсуа Олланда за правую руку, чуть выше локтя, аккуратно согнул ее и поднес к своей правой руке. Франсуа Олланд, если даже и правда не собирался здороваться с Александром Лукашенко, теперь уж никак не мог избежать этой участи.

Еще через полчаса в дверях парадного входа показался Владимир Путин. Александр Лукашенко широчайше улыбался ему все время, пока тот шел к президенту Беларуси по ковровой дорожке, а когда подошел к нему, обнял Владимира Путина и тщательно гладил его по руке от плеча до самой кисти.

Теперь все были в сборе. По предварительной договоренности они впятером должны были теперь выйти в холл и фотографироваться на фоне национальных флагов. Меня, честно говоря, с самого начала смущала эта идея: какой смысл фотографироваться такой дружной компанией, если они, например, ни о чем не договорятся?

В конце концов их эта мысль смутила, видимо, тоже, и они начали переговоры там, где встретились, не дойдя даже до приготовленной для них комнаты. И на предложение главы белорусского протокола, демонстративно открывшего им дверь на выход, ответили полным безразличием к нему.

А может, решили не рисковать и не выслушивать, проходя в опасной близости от журналистов, новые вопросы: а ведь теперь украинские журналисты могли дать обратку и задать какой-нибудь вопрос российскому президенту, тем более что и кричать бы не пришлось, он бы прошел на расстоянии локтя от них.

В сторонке в коридоре стоял Александр Лукашенко, участия которого в них, видимо, не предполагали, по крайней мере европейские коллеги.

Диспозиция, таким образом, к девяти часам вечера наконец определилась.

Но через полтора часа они все же мужественно вышли фотографироваться. Журналистов в холле в этот момент было уже не так и много: потеряли надежду и променяли ожидание, казавшееся бессмысленным, на ужин с салом, селедкой и рисом.

— Владимир Владимирович! — в два голоса запричитали целеустремленные грузинские журналистки, когда президент России проходил мимо.

В ответ он прицелился и вдруг щелкнул пальцем по желтому микрофону телекомпании «Имеди». Большего от него им было не дождаться. Но и этого оказалось так много, что соседка обладательницы желтого микрофона выронила свой, оранжевый, и он покатился под ноги охранникам.

Сфотографировавшись, пятеро лидеров не спеша поднялись по лестнице на второй этаж, чтобы продолжать переговоры. Впереди, втроем, усиленно разговаривая, шли Ангела Меркель, Франсуа Олланд и Петр Порошенко. Отстав от них на три ступеньки, поднимались Владимир Путин и Александр Лукашенко.

Фото Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

В этом можно было при желании обнаружить дополнительные смыслы.

Впрочем, к этому времени, как стало известно, Владимир Путин и Петр Порошенко беседовали. И кажется, так, что неизвестно, захочется ли им в ближайшее время продолжать эту беседу.

А чем закончились переговоры, читайте в ближайшее время на «Салідарнасці».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)