Филин

Вероника Белова

Гулак: «Принимать решение посылать войска, только потому что «нас позвали» — это отмазка для детского сада»

Что написано в Уставе стран ОДКБ, какова процедура отправки войск странами-участницами Договора? И кто решает, что произошла «внешняя агрессия»?

Нур-Султан, 6 января. Фото РИА Новости

На эти и другие вопросы Филина отвечает председатель Белорусского Хельсинкского комитета Олег Гулак.

— Войска ОДКБ уже направлены в Казахстан для урегулирования конфликта. Насколько в правовом плане соблюдены все формальности для отправки белорусских военных?

— Мы сейчас как раз работаем над анализом документов. И нужно время, чтобы детально изучать всю информацию. Однако уже возникает достаточно много вопросов. Потому что то, что происходит, очень похоже на вмешательство как раз во внутренний конфликт.

Даже несмотря на такую неполную четкость ОДКБшных документов, они однозначно позволяют говорить, что такие силы должны применятся против внешней агрессии и внешнего вмешательства, когда существует угроза коллективной безопасности. И вот с этой «коллективно безопасностью» надо очень хорошо разбираться.

Дальше должен быть запущен механизм Совбеза ООН. Потому что все равно эти все региональные системы безопасности типа ОДКБ являются частью ООНовского механизма, то есть они не альтернатива, а его элемент.

Олег Гулак, архивное фото

— А кто решает, что произошло именно «внешнее» вмешательство? Какова тут процедура?

— Четкого ответа на это нет. Конечно, позиция национальных властей должна быть выражена, но в то же время, если в стране идет внутренний политический кризис, то это тоже ответственность стран-участниц ОДКБ понимать, куда они лезут. И принимать решение только потому, что «нас позвали», это отмазка для детского сада. Это очень похоже на Афганистан 1979 года. Тогда тоже формально СССР «позвали».

Поэтому большой вопрос как раз, какая процедура и какая предоставлена информация странам-участникам ОДКБ для того, чтобы такое решение принимать?

Пока звучит формулировка о «террористических атаках, подготовленных извне». А какие тут представлены доказательства? Плюс к самой формулировке есть большие претензии, потому что тут подвисает вопрос: а что с национальными казахскими силами охраны правопорядка? Они не могут справится с террористической атакой или, может, они не очень подчиняются?

Это две большие разницы. Если это в силу того, что не очень понятно, кто сейчас руководит, так тем более, кто тогда вправе такие обращения давать?

— Если речь о внешней угрозе, то стоило бы назвать и адресата этой угрозы.

— Конечно, если нельзя сказать, из какой страны происходит эта угроза, то это тем более выглядит странно. Какая угроза коллективной безопасности, если мы даже не можем сформулировать и не видим, откуда это исходит? Очень похоже, что нам пудрят мозги.

Устав ОДКБ говорит о том, в каких случаях может вводится помощь. Это статья 4. И тут написано, что в случае «если одно из государств-участников подвергнется агрессии, вооруженному нападению, угрожающему безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету…».

Ну, вооруженное нападение с чьей-то стороны мы вообще не видим. Тогда никак не понятно, почему происходящее в Казахстане рассматривается государствами, как агрессия на все государства-участники настоящего Договора?

— Когда была война Армении и Азербайджана за Карабах, страны ОДКБ что-то не спешили туда, хотя внешние силы там были более очевидны.

— Но это только подчеркивает манипулятивность применения такого решения и самой структуры.

Конечно, если мы вспомним ту логику, которую нам озвучивали по ситуации в Беларуси, что это тайные закулисные подготовки, которые осуществляла Литва, и Польша с прицелом, что все это делалось из Америки, то да. В их глазах это, может, и оправдывает. Но я уверен, что для Совета безопасности ООН такой аргументации будет маловато.

— Хорошо, а как на это может отреагировать Совбез ООН и какие должны последовать действия?

— Должна быть дана оценка, насколько это было правомерно и соответствует в целом принципам международной безопасности. А дальше, уже если что-то будет расценено, как неправильное, встает вопрос адекватного инструментария. И тут надо помнить, что главным участником является Россия — страна с ядерным потенциалом, которая тоже член Совета безопасности и может заблокировать любые решения.

Мы видим, что проблема международной безопасности обостряется все больше. Проблема прав человека очевидно выходит на первый план. Потому что демократические страны с демократическими институтами таких угроз миру не создают.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(93)