Филин

Виктория Захарова

Гулак: «Государство решило показать, что только оно — полноправный сюзерен, а люди — его вассалы, подданные»

Юрист Олег Гулак в интервью Филину — о последствиях выхода Беларуси  из международного договора по подаче жалоб в ООН о нарушении прав человека.

В белорусском парламенте идет подготовка к рассмотрению в первом чтении законопроекта «О денонсации Республикой Беларусь Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах».

В соответствии с протоколом (Генассамблея ООН приняла его в 1966 году, Беларусь ратифицировала в 1992-м), исчерпав внутренние средства защиты своих гражданских и политических прав, граждане государства-участника договора могут подать в частном порядке жалобу в Комитет ООН по правам человека.

В протоколе 116 стран-участниц (по данным на 2020 год). Денонсировали протокол ранее подписавшие его Ямайка и Тринидад и Тобаго.

Казалось бы, в Беларуси и без того «иногда не до законов», что изменит принятие еще одного репрессивного законопроекта? К каким последствиям нужно быть готовыми, Филину рассказал председатель Белорусского Хельсинкского комитета Олег Гулак.

— Перспектива такова, что теперь белорусские граждане, точнее, не только они, а все лица, которые находятся под юрисдикцией Беларуси, лишатся права подавать такие жалобы в принципе, — говорит правозащитник. — Поскольку государство отзывает свое присоединение, признание компетенции Комитета по правам человека такие жалобы рассматривать, то Комитет вообще не будет ими заниматься.

То есть, не только не будут выполняться решения, которые раньше выносились (и не выполнялись), но не будет самих таких решений, международной правовой оценки действий государства в области гражданских и политических прав людей. Мы лишимся возможности говорить, что такая оценка есть и что в связи с этим нужно что-то делать.

Если для конкретных заявителей, отмечает Олег Гулак, мало что изменится, то для системы в целом перемены будут весьма ощутимы:

— Не будет авторитетных заключений международных экспертов, которые в результате разбирательства могли выносить то или иное решение.

— По сути, белорусы лишатся механизма не то чтобы защиты своих прав на международном уровне, но самой возможности подать жалобу о нарушении этих прав?

— Именно так. Что могут сделать правозащитники? Есть другие инструменты, и нужно продолжать их использовать. В первую очередь, называть вещи своими именами.

Между прочим, напоминает Олег Гулак, в белорусской Конституции на этот счет сказано: «Каждый вправе в соответствии с международными договорами Республики Беларусь обращаться в международные организации с целью защиты своих прав и свобод, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты» (статья 61).

— Если мы посмотрим на эту статью и статью 2, где говорится: «человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства», то логика конституционных положений показывает, что такие международные инструменты разбирательства споров с государством, должны быть, — говорит эксперт. — Но государство решило показать, что только оно — полноправный сюзерен, а люди — его вассалы,  подданные.

— Конечно, это дело очень отдаленной перспективы, но когда и если дело дойдет до люстрации — чиновников, силовиков, судей — не получается ли, что они стреляют себе в ногу, принимая такой закон и лишая себя возможности в будущем пожаловаться на несоблюдение их гражданских и политических прав?

— Видимо, они так не думают — либо не понимают, что дело дойдет до необходимости им самим искать защиты, либо, наоборот, слишком хорошо понимают, что поступают настолько неправильно, что никто их не защитит.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.6(17)