Гозман: «Надо обладать весьма специфическим IQ, чтобы не видеть, в какую пропасть свалилась страна»

Политик — о любви и ненависти.

— Люди, которых начальство обвиняет в «действиях по мотивам ненависти», действуют, на самом деле по мотивам любви. И преследуют их именно за любовь к родной стране, — пишет Леонид Гозман.

Леонид Гозман

Те, кого отправляют в тюрьму за «фейки» и «дискредитацию», идентифицируются с Россией (именно это обычно и понимается под словосочетанием «любовь к стране»), чувствуют себя ее неотъемлемой частью, а ее – частью себя.

Их (тех, кого сейчас сажают) негативное отношение к властям связано с тем, что они видят, что власти своими действиями – не только последние месяцы в Украине, но уже давно и везде – разрушают страну. Если бы они не чувствовали идентификации с Россией, если бы они относились к ней так же, как многие представители бюрократии, то и на все происходящее они бы смотрели спокойнее.

Вот у тех, кто сажает – прямо или косвенно, объявляя приговоры или изрыгая злобу – у них, действительно, ненависть, бьющая через край. В провластных СМИ уже напрямую говорят о готовности убивать. Оппоненты режима негативны по отношению к достаточно ограниченной группе нынешний руководителей страны и их обслуге, иногда – по отношению к их истеричным сторонникам.

Власть же и группа ее поддержки ненавидят весь без исключения мир, половину собственной страны и, вообще, все живое и не желающее ходить строем.

В основе этих различий между властью и ее обслугой, с одной стороны, и оппонентами власти, с другой, самые разные феномены.

Бросаются в глаза различия в интеллекте и таланте.

Надо обладать весьма специфическим IQ, чтобы не видеть, в какую пропасть свалилась страна, а может, и все человечество.

Обратите внимание, что среди публичных людей в условной группе поддержки, в основном, бездарности, либо те, чей талант уже в далеком прошлом, а яркие писатели, артисты и режиссеры – почти сплошь против.

…Дело в иной морали. На фоне разговоров о традиционных ценностях трендом идеологии стало намеренное разрушение традиционной морали. То, что происходит у нас сейчас – это еще и моральная катастрофа.

Цивилизация развивалась именно в направления поддержки права человека быть не таким, как другие. Законы отстаивают интересы отдельного человека в его конфликте с общностью. Ты свободен в вере, чтобы ни говорила Церковь. Ты едешь, куда хочешь, как бы власть ни хотела видеть тебя крепостным. Ты можешь не соглашаться с правительством, как бы оно ни стремилось привести всех к единомыслию.

Но наша власть выше законов – и международных, и внутренних.

На смену подписанным договорам пришли рассуждения об историческом праве, о праве победителей в давно завершившейся войне, о пролитой крови, которая закрепляет землю за потомками погибших (предков, кстати, не спрашивают, за это ли они погибали?). Во внутренней политике власть преследует своих оппонентов за «прегрешения», не обозначенные никакими писаными документами – за неуважительные действия по отношению к букве Z, за сочетание желтого с голубым в одежде и так далее.

Но главное – за мнения и слова, которые и составляют суть преступления «дискредитации», за которое дают вполне реальные сроки. Правильный человек не может иметь неправильного мнения.

В этом контексте человек, отличающийся от предписанной нормы, может вызывать лишь негативные эмоции.

Он чужой. В лучшем случае «чужого» надо попытаться перевоспитать, в худшем – уничтожить. И именно потому, что людьми для них являются лишь те, кто воплощает в себе их предписания, кого они себе придумали, нет у них любви к людям реальным – разным, противоречивым, непохожим друг на друга.

Они не любят ни страну, ни «население» – и страна, и люди для них, как и для большевиков, не более, чем ресурс для реализации их проектов. Ценности человека не существует, а места для любви к нему просто нет.

Место есть только для ненависти.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(28)