Татьяна Гусева

Горняк: «Границы сознания «ябатек» — это границы диагонали телевизора»

Солигорчанин Дмитрий Федоренко еще несколько месяцев назад принял решение присоединиться к стачке. В интервью «Салідарнасці» он рассказал о причинах, которые вынудили его сделать этот шаг, и о настроениях на «Беларуськалии».

В своем публичном обращении Дмитрий отметил, что работал на предприятии с 2001 года, и с 1 марта уходит в стачку, поскольку отказывается поддерживать скомпрометировавший себя режим.

— Ежедневно я наблюдаю беспрецедентные факты нарушения Конституции, запредельную жестокость и превышение полномочий так называемых блюстителей правопорядка, факты бессовестных фальсификаций, бесчеловечных расправ и судилищ над свободными гражданами Беларуси, издевательское попрание и надругательство над правами и свободами человека в нашей стране.

В разговоре с корреспондентом «Салідарнасці» Дмитрий признался, что еще несколько месяцев назад на семейном совете решили, что он присоединится к стачке.

— Сначала думал, что может, и так дожмем. Прошло время, и правовой беспредел продолжился. Власти пугали нас анархией, но нынешняя ситуация намного хуже. Народ оказался во власти силовых структур, которые что хотят, то и делают, поэтому перспективы ужасные. Я не желаю такого будущего для своего сына.

Я не мог больше оставаться в стороне пассивным наблюдателем, поскольку все происходящее несовместимо с моими понятиями о человеческой совести, чести и достоинстве.

По словам Дмитрия, как материально ответственное лицо он не мог уйти в стачку сразу. Он работал мастером технологического комплекса поверхности шахты.

— Мне пришлось ждать отпуска, чтобы по актам приема передачи оформить металлолом, — поясняет Дмитрий.

С 15 февраля он ушел в отпуск, а к стачке присоединился 1 марта.

Последней каплей, говорит Дмитрий, для него стало «то, что творится на улицах, как прессуют стачкомовцев, как пытаются выдавить последние соки из производства».

— Что нам в итоге оставят? Разбитое корыто? С чего-то же нам начинать надо будет при новой власти, — рассуждает Дмитрий. — Меня расстраивает, что все просто разваливают. Я не могу смотреть наши национальные каналы, которые сеют пропаганду, потому что знаю ситуацию на производстве.

Нет достойного снабжения по запчастям, какое-то оборудование уже давным-давно самортизированное и находится в весьма плачевном состоянии, доставляет регулярные проблемы. Заявки на запчасти жестко урезаются.

Техника безопасности на таком уровне: мы для вас написали инструкции, шаг влево, шаг вправо будет караться. Мол, ребята, вы работайте, как хотите, а если вы попадетесь на несоблюдении инструкции, мы вас накажем. Но как можно соблюдать технику безопасности с таким убитым оборудованием, с тем, что по регламенту не обслуживается?

Людей пытаются заставить работать сверхурочно, если можно, за спасибо. При нормальном подходе никто не против, но это становится системой, и нужно регулярно перерабатывать.

Кого-то уволили по статье, кто-то сам ушел на пенсию — на эти места долго никого не берут. Предполагаю, кто-то получает неплохие премии за экономию фонда заработной платы.

Дмитрий говорит, что ранее не был активным в политической жизни.

— За новостями следил, был членом независимого профсоюза горняков. Того, что на данный момент происходит в стране, я не мог себе представить в самых страшных снах. Что так будет попран закон, о Конституцию вытирают ноги. Все, что там написано, это фикция, оказывается. Это не работает.

Все делается для того, чтобы удержать власть. Народу показали, что вы никакого голоса здесь не имеете.

Разговоров о политике со сторонниками Лукашенко у Дмитрия не получается.

— «Ябатьки» верят в то, что он святой, а все остальные – враги. Ни один аргумент, ни один факт не принимается. Границы их сознания — это границы диагонали телевизора.

По мнению Дмитрия Федоренко, после выборов шахтеры были серьезно настроены на перемены:

— Сборы на площади в Солигорске все это показывали. Беспрецедентные силовые действия поселили в людях страх. Решили, наверное, отсидеться.

Сейчас настроения среди рабочих «Беларуськалия» такие: день прошел — и хорошо. Некоторые сами себя «лечат»: «Я работаю, и все нормально, а они там в стачку пошли. Да что она им принесет?»

Тем не менее, Дмитрий верит в то, что перемены к лучшему наступят, но для этого каждый должен взять на себя ответственность, а не отсиживаться в ожидании, что другие приблизят их.

— Наступил предел. Нужен посильный вклад каждого человека. Только так мы сможем что-то поменять в нашей жизни.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:87)