Филин

Виктория Захарова

Фридман: «Думаю, что Лукашенко в Москве неоднократно подчеркивали: сухим из воды ему выйти уже не удастся»

Почему вновь заговорили об угрозе вступления Беларуси в войну. И чем может ответить Запад.

После долгого перерыва Россия вновь начала обстреливать Украину с белорусской территории, наглядно продемонстрировав и союзному соседу, и Западу, «кто в доме хозяин», когда речь идет о принятии военных решений.

Прозвучавшие на встрече правителей заявления Владимира Путина и Александра Лукашенко «о вопросах обороны»  и обещания ответить Западу позитива в ситуацию не добавили. Угроза вступления Беларуси в войну, по оценкам украинской военной разведки, вновь обострилась — об этом прямо сказал в обращении к белорусам президент Украины Владимир Зеленский, а напряженная тревожность стала почти осязаемой.

О рисках вступления в войну и роли в этом белорусского правителя, о наиболее уязвимых направлениях и реакции НАТО Филин поговорил с историком, политическим обозревателем Александром Фридманом.

Фото mediaiq.info

— В публикациях западных медиа присутствуют разные оценки по теме Беларуси, — отмечает аналитик. — Но основное внимание привлекли не слова Лукашенко в адрес Литвы о том, что перекрытие транзита в Калининград «сродни объявлению какой-то войны».

Гораздо больше беспокойства вызвала возможность размещения российского ядерного оружия на территории Беларуси. И, конечно, возобновившиеся обстрелы Украины с территории Беларуси и передвижения российских войск.

В прессе предполагают, что дальше будет делать Лукашенко. Но сама постановка вопроса немножко странная — она подразумевает, что Лукашенко самостоятельный игрок, решающий для себя, в какой степени он будет вовлечен в российскую агрессию.

Небольшое поле для маневра, полагает Александр Фридман, у белорусского правителя все еще есть, но об автономности принятия решений говорить не приходится:

— Москва, видимо, все еще спрашивает его согласия — иначе бы его не вызывали на эти встречи. Но сам факт, что вызывают — и он по мановению волшебной палочки является, бросая все дела и летит на три дня, в то время как визит Путина в Беларусь то не подтверждается, то отменяется, — свидетельствует о том, что серьезно Лукашенко в Кремле не воспринимают.

К сожалению, это выглядит таким образом, что всего необходимого Москве она сможет добиться, и степень участия Беларуси в войне также определяется Москвой, а не Минском.

Официальному Минску прямое участие в полномасштабной войне вовсе не нужно, подчеркивает эксперт, поскольку оно лишь ослабит позиции режима:

— Социологические исследования показывают, что население Беларуси (даже та его часть, которая находится на стороне России) не хочет участвовать в войне. Полагаю, что аналогичные настроения характерны и для значительной части режима.

Возможно ли, что Кремль подталкивает белорусского правителя вовсе не в сторону Украины, а к Сувалкскому коридору?

По мнению Александра Фридмана, в текущий момент в Беларуси для подобной операции нет нужного количества российских войск, хотя исключать такого варианта все же нельзя. Однако подобный шаг для Лукашенко еще менее желателен, поскольку влечет конфликт с блоком НАТО.

Думаю, что Лукашенко в Москве неоднократно подчеркивали: сухим из воды ему выйти уже не удастся. А если такой возможности нет, то что, собственно, брыкаться. Участвуй во всем, победим — будут у тебя соответствующие лавры, проиграем — потонем вместе…

— Но Лукашенко все-таки опытный и хитрый. И, возможно, он надеется, что даже в том случае, если Россия проиграет, ему удастся уцелеть.

Собеседник «Филина» напоминает, как соучастие Беларуси в российской агрессии отражалось в западной прессе:

— Первые бомбардировки с территории Беларуси, вступление российских войск с территории Беларуси — и их отход — с февраля до начала апреля белорусская тема очень сильно присутствовала во всех мировых СМИ. Потом фокус событий немного переместился.  Началась битва за Донбасс, а на территории Беларуси в этот период было затишье, и сам Лукашенко пытался дистанцироваться от военной темы.

Потом в прессе даже заговорили о том, что Лукашенко поможет с вывозом украинского зерна, были некие поползновения Макея и сигналы западным политикам — белорусские власти пытались, видимо, продать воздух «да, мы предоставили территорию страны, но мы же не зашли сами в Украину».

Так или иначе, фокус немного сдвинулся — а сейчас Лукашенко вновь выходит на первый план, Россия его подталкивает. Причем в такой драматический момент, когда продолжается жуткая мясорубка, битва на Донбассе, и весь мир видит, что Украине приходится очень тяжело.

Мир ужасается и сочувствует Украине, США оказывает значительную военную помощь. Однако очевидно, что даже установка ПВО Nasams, подобная тем, что используются для защиты Белого дома, на пятый месяц войны не остановит вдруг российскую агрессию.

Стоит ли ожидать каких-то судьбоносных решений от саммита НАТО, который открывается 28 июня в Мадриде, и способен ли Альянс дать военный ответ России, если та рискнет перейти красную линию?

— Скорее всего, будут приняты решения, направленные на усиление давления на Россию — чтобы показать, что страны, входящие в НАТО, находятся под защитой, — говорит Александр Фридман. — Поэтому планируется серьезно увеличить группировку сил быстрого реагирования почти в 10 раз — с 40 до более чем 300 тысяч человек. С другой стороны, безусловно будут говорить о долгосрочной поддержке Украины.

Но каких-то качественных шагов от саммита НАТО я бы не ожидал. Все-таки в самом блоке есть страны с разными точками зрения — и те из них, кто поставлял в Украину вооружение (США, Великобритания, Германия, Франция), продолжат это делать, но есть и те, кто не готов этого делать и не желает дальнейшей эскалации.

Отношения Украины и НАТО в любом случае охладели, отмечает аналитик, поскольку Украина увидела, что реальных шансов на вступление у нее сейчас нет. Что касается стран Балтии — «им, конечно, подтвердят, что их будут защищать».

— Но пятая статья Устава НАТО об оказании военной помощи — теория, где каждый должен выполнить свои обязательства. А на практике дело обстоит сложнее. С 2014 года, со времени аннексии Крыма, в кругах Альянса и военных экспертов ведется дискуссия на тему: что произойдет, если небольшая страна НАТО действительно подвергнется агрессии со стороны России?

Оказать сопротивление, сдержать и не допустить оккупацию, например, Литвы, — это непросто. Что сделает НАТО, имеющее больший военный потенциал, если будет реализован такой безумный сценарий, и Россия открыто заявит о готовности применить ядерное оружие «для защиты национальных интересов»? По идее, НАТО в такой ситуации должно все равно отвоевывать Литву, или Латвию, или Эстонию. А будет ли — этого никто не знает. И это очень хороший и сложный вопрос.

И отставные генералы в Великобритании, которые, не являясь действующими военными, могут себе позволить говорить все что угодно, и которые целые книги писали на эти темы, говорят: совсем не факт. И вполне возможно, что никто со стороны Запада не будет применять западное оружие для защиты условной Литвы…

Это звучит очень неприятно, но нужно понимать простую вещь: людям, которые находятся во главе западных стран, есть гораздо больше что терять, нежели Путину. Того, кроме собственной жизни, не волнует ни судьба собственного населения, ни судьба солдат.

Его ничего не сковывает в плане морали, а у западных лидеров в этом смысле руки связаны гораздо сильнее. Немного людей, особенно публичных, говорят об этом открыто, но среди обывателей полно тех, кому главное, чтобы закончилась война, вернулись тишина, спокойствие и, может быть, дальше был дешевый газ, — резюмирует Александр Фридман.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(32)