Ирина Новик, hrodna.life

«Если не заткнешься — имей в виду…» Активистке стачкома «Гроднопромстроя» поступают угрозы

Рыжеволосую Юлию Сливко с короткой стрижкой и длинной чёлкой теперь узнают на улицах Гродно. Она стала известной после выступлений на митингах и собраниях коллектива «Гроднопромстрой».

Рабочие выбрали Юлию председателем стачкома. Она штукатур. На предприятии работает 13 лет и одна воспитывает сына. С началом подавления протестов на заводах неизвестные люди стали угрожать Юлии по телефону и в социальных сетях.

«Сначала вы хотите бастовать, а потом жалуетесь, что зарплаты маленькие»

Стачком на «Гроднопромстрое» создали после массовых задержаний 9-11 августа.

— Мы были шокированы тем, что избивали людей на улицах, что не дали высказать собственное мнение на выборах. Решили объявить забастовку. Меня выбрали председателем стачкома.

Идею забастовки поддержали около 500 рабочих «Гроднопромстроя» из 3700. Потом начались уговоры и давление со стороны администрации.

Основной аргумент: «Сначала вы хотите бастовать, а потом жалуетесь, что зарплаты маленькие».

Как «уговаривают» рабочих

Сейчас активистов не больше сотни.

— Стачком предлагал провести тайное голосование. Кто против, мог бы написать, что против. Мы бы согласились с большинством. Но на людей давят. Они испугались, что останутся без работы и без зарплаты. Даже голосовать не соглашаются.

Большую часть тех, кто выступал за забастовку, перевели работать на строительство нового онкологического диспансера. К этой бригаде приставлен нормировщик — он каждый день проверяет, справляются ли рабочие с нормами выработки. Раньше такой практики на предприятии не было.

— 21 августа им приносили какое-то от руки написанное письмо без подписей. Якобы — от медиков, которые просят строить, а не бастовать, что им нужна больница.

«Мне позвонили со скрытого номера «

Сама Юлия стала получать звонки с угрозами.

— Мне позвонили со скрытого номера и сказали: «Если ты не заткнешься, имей в виду — твой сын гуляет по улице. Мало ли, что ему может прилететь на голову».

После этого Юля увезла сына из города. Будет ли безопасно привезти его обратно к началу учебного года, она не уверена.

В опросе на сайте Следственного Комитета в разделе «Опросы» на вопрос «Уверены ли вы в своей защищенности от преступных посягательств в Беларуси ?» 83% участников ответили «Нет».

Скрин экрана был сделан 21 августа в 22.18. Утром 22 августа этого опроса на сайте уже не было

20 августа Сливко тоже звонили. Человек представился социальным работником. Имени не назвал, но просил рассказать, где сейчас находится её ребенок. Прозвучало, что сына могут поставить на учёт, как находящегося в социально опасном положении (СОП).

— Не знаю, кто это звонил. Конечно, я не сказала.

Раньше таких звонков не было. Условия проживания школьников обычно проверяли классный руководитель или социальный педагог из школы. Они приходили в начале каждого учебного года.

В администрации школы, где учится сын Сливко, сказали Hrodna.life, что вопрос о постановке ребенка на учет не рассматривался, потому что для этого нет оснований.

Мама, сын и кот-«брат». Как живет семья Сливко

Юля с сыном и котом живут в общежитии семейного типа. Кота зовут Василий, но сын называет его «братом». Кота год назад они взяли из приюта.

Их «блок» в общежитии — это комната, коридор и совмещенный санузел.

— Комната у нас разделена шкафом. На стороне сына — тахта, комод, стол с компьютером, тумбочка для вещей. На моей стороне — кровать.

Юля рассказала, что учится сын «по-разному». Подтягивать английский приходится с репетитором. Больше чем уроки, он любит спорт и мастерить поделки.

Раньше ходил на карате, а с прошлого года перешел в секцию бокса. У него есть боксерская форма, перчатки, защитный шлем и «ленты, которыми обматывают руки» — боксёрские бинты.

— Не знаю, как они правильно называются, но умею их мотать, — говорит Юлия.

Из поделок сына ей больше всего нравится фанерная модель вертолёта.

— Сначала он сам учился мастерить по видео из YouTube, а потом в школе труды начались. Учитель показывает, как пользоваться разными инструментами, дает интересные задания. Сыну очень нравится.

Весной 2020 Юлия закончила Гродненский государственный университет имени Янки Купалы. Она училась заочно и получила диплом психолога.

— Если вижу, что у сына какие-то сложности начинаются, отправляю его к школьному психологу. Я тоже психолог, но как мать могу отнестись к нему субъективно, —  объясняет она свою позицию.

«Можем и по-другому»

Сливко связывает повышенный интерес к своей семье с работой в стачкоме. Не представившийся человек позвонил ей 20 августа и приглашал её «на беседу» в РОВД, связанную с участием в несанкционированных массовых мероприятиях. В Октябрьский или Ленинский отдел, звонивший не уточнил.

Юлия отказалась приходить без повестки.

— Мне ответили: «Не хотите по-хорошему, мы можем и по другому».

 

—  Если заводится дело об административном нарушении, то повестку вручают под роспись, — прокомментировал пресс-секретарь УВД Гродно Евгений Дудко.

По его словам, если бы звонил сотрудник милиции, он бы представился и «вряд ли стал бы разговаривать в угрожающем тоне.»

22 августа в сообщениях ряда Telegram- каналов написали, что Юлия занимается проституцией и что она платила деньги рабочим за участие в забастовках. Там же опубликовал личные номера телефонов Сливко и её сына.

По поступившим угрозам, фактам распространения ложной, дискредитирующей информации и распространения личных данных Юлия Сливко написала заявление в РОВД Октябрьского района Гродно.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3 (оценок:10)