Если населению некомфортно, значит, плохой государственный аппарат

Белорусские психиатры бьют тревогу: в стране наблюдается рост психических расстройств — за последние три года на 22%! По прогнозам специалистов, недалек тот день, когда депрессия выйдет на второе после ишемической болезни сердца место в структуре заболеваемости населения. Что надо изменить в себе и в обществе, чтобы избежать депрессии и чувствовать себя комфортно? Анализирует психолог Ольга Андреева.

— В тех странах, где люди живут спокойно и предсказуемо, уровень сердечно-сосудистых заболеваний ниже, — говорит Ольга Андреева. — Если же человек находится в состоянии стресса, в его организме повышается уровень стрессовых гормонов. А они как раз-то и подталкивают к повышению артериального давления, изменению химического состава крови. Стрессовые гормоны настроены на активизацию организма к борьбе или бегству. В повседневной жизни такой уровень их активизации не нужен. Такое состояние разрушает организм. И если в Беларуси наблюдается высокий уровень сердечно-сосудистых заболеваний — это первый признак того, что мы живем в стрессе.

— Что тому виной — социально-экономическая ситуация в стране или, может быть, характер белорусов?

— И экономическая ситуация в стране, и политическая, и то, что происходит на территории конкретной семьи. Белорусов пугает неопределенность будущего. Стресс вызывают стесненные жилищные условия, с которыми сталкивается практически каждая вторая семья. Определенная территория нужна человеку прежде всего для психологического комфорта. Согласно зарубежным исследованием, в распоряжении человека должно быть не менее 20-25 квадратных метров площади. Я, например, считаю преступным призыв белорусских властей к повышению рождаемости. Я считаю, что у нас чрезмерная рождаемость для нашего жилого фонда. Сначала надо стать экономически сильной страной, способной обеспечивать жильем молодые семья, а потом призывать к рождаемости.

— Выходит, белорусы попали в замкнутый круг. Наши личные проблемы напрямую зависят от государственных. Но государство — это тоже люди, это мы с вами…

— Государство — это не мы. Государство — это органы управления по всей их вертикали. Эффективный государственный аппарат — это тот, который эффективно управляет территорией и создает благоприятные условия жизни для нанявшего его населения. Если населению некомфортно на этой территории, значит, плохой государственный аппарат.

Более того, я считаю, что у нас нет гражданского общества. В провозглашенном социально ориентированном государстве лишают льгот практически все социально незащищенные группы населения. В стране отсутствует протекционистская политика в отношении студентов. В отличие, например, от дальновидных государств Западной Европы, которые думают о своем будущем. Например, в Германии нет платного высшего образования, даже для иностранцев. Германия имеет фантастическое количество университетов. Там нет этих страшных конкурсов, вступительных экзаменах, как в Беларуси, где тестирование становится огромным стрессом и для учеников, и для их родителей, и для учителей. Поступить в немецкий вуз может каждый, кто хочет учиться. Изначально у всех абитуриентов равные шансы. И если ты сможешь учиться — учись. Образовательный процесс в немецких университетах нелегкий. Зато вузы гарантируют качественное образование. Кроме того, студенты имеют фантастическое количество льгот.

В Беларуси же отмена льгот спровоцировала большой стресс. И кому-то это даже приблизило смерть.

— Как научиться беречь себя от стресса? Есть ли у психологов, психиатров какие-то спасительные рецепты?

— Я считаю, что каждый человек должен начинать с самого себя. Беда белорусов в том, что мы не можем избавиться от иждивенческой идеологии, порожденной социализмом. Мы все время ждем, что нам кто-то что-то даст: займем очередь на квартиру и через 10 лет ее получим. У нас не сформирована идея личной ответственности за изменения своей собственной судьбы. Если нас что-то не устраивает, мы стонем, жалуемся, это даже считается приличным, но в итоге — ничего не меняется. Люди сами поддерживают друг в друге состояние стресса, разочарованности. А должно быть наоборот. Приветствоваться должны стремления конкурировать, менять то, что не устраивает — работу, окружение.

— Надежда на то, что когда-нибудь нам удастся переломить эту психологию, есть?

— Если бы политическое развитие страны было другим, ориентированным на Европу, то, конечно, тогда бы поддерживалась, прежде всего, активная часть населения Беларуси. Но сегодня практически не востребована образованная молодежь. Наша экономика не способна обеспечить ее рабочими местами. У нас в цене низко квалифицированный труд. Выпускникам вузов негде работать, их отправляют в глубинку по распределению и платят мизерную зарплату. Не хотят в Беларусь возвращаться и молодые ребята, которые учатся на Западе. Они опасаются безработицы, невостребованности.

— Значит, надеяться на государство нам пока не приходится?

— Я думаю, что спасаться надо в одиночку. Я не верю в то, что наше общество может объединиться. У нас нет идеи, которая могла бы нацию объединить. Более того, я склонна думать, что и нации нет, есть население. 100 лет назад в своем энциклопедическом словаре Брокгауз и Эфрон написали, что белорусы — это племя. Национальной идеи с той поры так и не появилось. Нельзя строить национальную идеологию на теме Великой Отечественной войны, потому что в молодежной среде эта тема никак не откликается. Почти все молодые белорусы сегодня дружат с немцами. Не зажигает эта идея и госаппарат, который держатся на страхе потерять кормушку, и народ, который попросту выживает и от безысходности спивается.

Чтобы узнать о том, как можно спасись от стресса в одиночку читайте полностью материал здесь

Беседовала Мария Ковальчук

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)