Сергей ЩУРКО
Доска почета

Близость 31 декабря навевает разные новогодние ассоциации: елка, подарки, Снегурочка… Стоп, стоп, стоп. Этот светлый образ, знакомый с детства, не смогли испоганить даже тетки с буйно размалеванными лицами и привязанными косами. Но какой же должна быть настоящая современная Снегурочка?

Ясное дело, блондинка. Молодая. Обаятельная. Стройная. И чтобы обязательно с какой-то изюминкой-перчинкой. Но есть ли в наших краях человек, подходящий под этот образ?

Встречайте: Аня Шаревич — чемпионка Беларуси по шахматам. Юная и красивая. И, само собой, умная, ибо дуракам в этой игре делать нечего. Русские подобную фишку просекли давно и пиарят свою шахматную красавицу Сашу Костенюк со старанием, достойным подражания. Типа наши звезды везде хороши — тут тебе не только Кабаева с Шараповой, которых всегда можно упрекнуть в отсутствии серого вещества: мол, кувыркаться по ковру и лупить с бешеной силой по мячу всякая может, — но есть и такие, кто способен там где надо мозги применить.

Хочется, чтобы наших в мире тоже — того… Уважали и влюблялись. Деньги на аукционе выкладывали за право поужинать в их компании… Все, как на Западе.

А пока я с Аней ужинаю совершенно бесплатно, в двух шагах от столичного Дворца шахмат и шашек. Чемпионка приехала на турнир из родного Бреста и живет в единственном номере тамошней гостиницы, в котором время от времени пропадает горячая вода.

Деньги. С них, пожалуй, начну беседу с Аней. В блекнущие краски уходящего дня хорошо ложится ее грустный рассказ о том, что позволить себе безбедное существование за счет шахмат в мире могут лишь несколько женщин. Наша красота в их число пока не входит, притаилась где-то в начале второй сотни мирового рейтинга. За победу в чемпионате родной страны последняя отжалела Ане аж 200 долларов. На чемпионате Европы она стала 42-й, а это где-то 100 евро. На первенстве мира, правда, цифры куда богаче могут нарисоваться, но для этого вначале надо туда попасть…

Восхождению на спортивные вершины не способствует и то обстоятельство, что в Брестском педагогическом, где учится наша героиня, за пропуски занятий без уважительной причины могут показать на дверь. Хотя должны были бы для юной звезды сделать свободный график. Так что Аня исправно ходит на занятия и занимается шахматами всего-то по три-четыре часа в день. Мало — бьюсь об заклад, что какие-нибудь китаянки сидят часов по 10. Правда, на международных турнирах вокруг белоруски по-прежнему больше всего зрителей, но утешение это слабое.

В Бресте Аня тренируется у собственного папы — военного по образованию, и, подозреваю, уже некоторым образом превзошла своего наставника. Ей бы какого столичного корифея — завсегдатая шахматного Дворца, открывающего любые двери министерских кабинетов ногой. Но для этого, как минимум, надо переезжать в Минск, переводиться из Брестского педагогического. Ладно, первое время можно пожить у меня, потом сделаем перевод в университет физкультуры, не Бог весть что, конечно, но…

Что такое, Анечка? Почему твои чистые, как продукция брестского ликеро-водочного завода, глаза смотрят на меня так странно и хлопают так часто-часто? Ах вон оно что… Коварный соперник, жестокий обольститель, эдакая штучка, еще более столичная, чем я.

“Я не виновата, что он мне нравится”. Бойфренд — москвич, тоже шахматист. “Богатый?” — “Обычный…” — “Но если что, уедешь?” — “Вполне возможно…” — “А как же родина?” — “Родину ни при каких обстоятельствах не оставлю”.

Впрочем, надо использовать все шансы, ведь наша героиня вполне еще может познакомиться с кем-нибудь местным и тогда уж точно не придется никуда уезжать. “Анечка, а кто тебе нравится из белорусских спортивных звезд?” — задаю ей вопрос, гордо перешагивая через собственное “я”. В смысле? Ну разумеется, в самом прямом — познакомиться, пообщаться и почерпнуть для себя что-то полезное. На мое удивление, Аня — спортивный болельщик, хоть и не завзятый, но в людях разбирающийся. Семь фамилий. Пятерых женатых отсекаем сразу, остаются двое: один — практически эмигрант (слушает радио “Свобода” и специально собирает своих дружков смотреть АТН “Новости” в режиме развлекающей непритязательные людские массы программы “Аншлаг”), а второй вполне еще может… Надо будет нам как-нибудь всем вместе на акцию “Спортсмены — детям” съездить.

Аня чем-то неуловимо напоминает мне Олю Барабанщикову. Светловолосая теннисистка когда-то недобрала медалей из-за того, что ей очень хотелось поподробнее рассмотреть все, что происходило вокруг ее теннисной жизни. Но, с другой стороны, по окончании карьеры Оля осталась в седле и даже поднабрала поклонников.

Так что, наверное, мне не стоит осуждать невинное увлечение Ани — арабские танцы и иронизировать по поводу того, что с ее фактурой на родине изящных плясок живота и прочих соблазнительных частей тела можно заработать куда больше, чем даже на чемпионате мира по шахматам. В конце концов, как и все мы, Аня никому в этой жизни ничего не должна и вовсе не обязана добиться титула лучшей шахматистки мира. Она должна быть просто счастливой. Выйти замуж за хорошего человека, родить детей, вырастить их и ни в коем случае не бросать любимое ремесло.

Хотя бы ради тех мужчин, которые теперь ходят на шахматные  турниры исключительно для того, чтобы полюбоваться на красавицу-белоруску…

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)