Беседка
Сергей Щурко

Дмитрий Маринин: «В белорусский молодежный сериал пригласим «Супермодель мира»

Режиссер проекта «Выше неба»Дмитрий Маринин рассказал о том, как делал социальную революцию в Москве, в чем состоит феномен Андрея Курейчика и почему верит в актерский талант гимнастки Мелиты Станюты.

Проект, который его создатели обещают сделать грандиозным, потихоньку набирает обороты. Во всяком случае, проблем с пиаром у молодежного сериала «Выше неба», посвященному проблеме СПИДа в современном обществе, точно нет.

Договорившись о встрече с режиссером фильма Дмитрием Марининым, я застаю его в условленном месте в компании двух очаровательных девушек, в которых нетрудно узнать звезд белорусского спорта. Дарья Домрачева и Мелита Станюта о чем-то деловито договариваются с Марининым, с удовольствием позируют на фотокамеру и, попрощавшись, оставляют нас наедине.

– Дмитрий, в Интернете вас позиционируют как белорусского режиссера, уехавшего в начале века в Москву...

– В 1994 году я закончил театрально-художественный институт в Минске в мастерской Валерия Раевского – как мы шутили, сына Юрия Любимова. Раевский сам когда-то был учеником великого режиссера, так что мы, выходит, его внуки.

Затем я в самых разных формах сотрудничал с Купаловским театром, где Валерий Николаевич был главным режиссером – вплоть до 2001 года. Вместе с моим однокурсником Димой Солодухой мы ставили спектакли – надеюсь, хорошие.

А потом, в какой-то момент стало понятно, что здесь нет площадок для профессионального роста, а любой художник должен развиваться. Потому и уехал в Москву.

До сих пор считаю, что с моим учителем Валерием Николаевичем обошлись несправедливо – с того момента, как он перестал быть главрежем Купаловского театра. Со стариками в цивилизованных странах так не поступают. Получается, что со всем своим колоссальным опытом Раевский не востребован так, как мог бы быть – скажем, в той же академии искусств.

Будет справедливо, если в нашем фильме мы обозначим обоих наших великих мастеров – Раевского и Бориса Ивановича Луценко, пусть даже эпизодически.

– Похоже, вы нашли место и для правнучки знаменитой Стефании Станюты – Мелиты, являющейся сейчас одной из сильнейших гимнасток мира.

– Со Стефанией Михайловной мы работали в одном театре, близко общались и я не скрою, что многому у нее научился. Разговаривая с ней, начинал понимать, что нужно актеру от режиссера. Валерий Николаевич всегда говорил, что режиссер должен уметь быть лаконичным, а в чем эта лаконичность, в чем состоят эти единственно необходимые для актера слова, можно было понять, пообщавшись со Стефанией Михайловной.

И сейчас я рад возможности поучаствовать в сохранении актерской династии, потому что, на мой взгляд, ее правнучка щедро артистически одарена. Это странно, но таким парадоксальным образом я имею возможность рассказать Мелите то, чему научился у ее знаменитой прабабушки. Стефания Михайловна делилась этими секретами легко, что бывает довольно редко у актеров.

Возможно, попробуем Мелиту в образе сестры главного героя. Это довольно большая и серьезная роль, но мне кажется, что она справится. Кровь и гены – это волшебная смесь и если мне удастся открыть для нашего кино новую актрису, то буду этому очень рад.

– 10 лет назад вы приехали в Москву...

– ...не с голыми руками, а с каким-то количеством уже обсужденных проектов, и поэтому сразу же начал реализовывать свои идеи. Самые позитивные эмоции связаны с российским телевидением. В отличие от театра, для работы в котором надо быть москвичом, ТВ давало шанс любому человеку с интересной задумкой возможность ее реализовать.

Вдобавок в то время в России снималось много кино, и там тоже не требовались театральные связи: если у тебя есть идея, и на ней можно заработать, то это сразу же начинало всех интересовать.

– Где удалось себя проявить?

– Особенность кинопроизводства в России ранее состояла в том, что гражданин Беларуси не имел права в нем работать, даже несмотря на декларируемый везде союз наших стран. И поэтому все делалось по чисто российской схеме – работаешь ты, но по документам этим занимается другой человек, и его же имя стоит в титрах. С одной стороны, конечно, это не очень приятно, а, с другой, давало возможность иметь некий чистый карьерный лист.

Поэтому я даже не могу рассказать о фильмах, к производству которых имел отношение. Впрочем, полгода как законодательство изменилось, и все уже происходит легально.

Что касается телевизионной составляющей московской одиссеи, то могу сказать, что «Минута славы», идущая сейчас на Первом канале ведет свои истоки от программы «Слава за минуту», концепцию которой мы разрабатывали на канале ТНТ еще в 2003 году.

В том же году на Рен-ТВ мы начали делать судебную программу с Павлом Астаховым, и только потом появились ее многочисленные клоны на различных каналах. По сути, мы сделали социальную революцию, потому что сейчас согласно статистике каждый третий россиянин пытается в суде защищать свои права. Разумеется, до появления первой судебной программы это в голову мало кому приходило.

– Могу только представить, с каким удовольствием вы взялись за кино, где в титрах будут стоять настоящие фамилии и которое будет посвящено – о чудо! – жизни современных белорусов – не партизан.

– На самом деле многие вещи со стороны видятся острее и глубже. Надеюсь, мой режиссерский взгляд будет актуален, даже если большинство новостей из Беларуси приходилось отслеживать по Интернету.

Знаете, а ведь люди здесь изменились – я имею в виду молодежь, о которой будет кино. Это поколение на порядок светлее, чем наше. За 10 лет тут выросли совершенно другие люди. Вопрос, конечно, почему так произошло, но они не похожи на нас. Они куда более свободны и не зажаты, не закрепощены. Во время кастингов мы общались с массой молодых людей 16-20 лет, и я лично в этом убедился.

– Следует полагать, что главный герой оказался самым раскомплексованным из всех претендентов?

– Он еще не выбран и не утвержден. Есть только некая таблица, в которой существует много имен, и в ближайшее время мы должны определиться с выбором.

Это кино – портрет поколения, и каждый человек станет частью мозаики, которую мы собираем. В одного только главного героя здесь точно ничего не упрется. Возможно, мы что-то увидим его глазами, но у Тарковского в одноименном фильме Андрей Рублев тоже важен, но вообще-то это картина жизни конца 14 века.

– Кого из известных людей кроме Валерия Раевского, Бориса Луценко, Александры Герасимени, Даши Домрачевой и Мелиты Станюты мы еще увидим в вашем фильме?

– В фильме будет много музыки и, соответственно, талантливых молодых музыкантов. Знаю, что участвует J:Mors, и Володя Пугач уже написал песню для фильма. Собираемся пригласить еще одного известного белорусского спортсмена, а также «Супермодель мира» Катю Доманькову, как лицо – и очень красивое – современной Беларуси, известное и за ее пределами.

Будут и еще звезды, но всему свое время...

– Как принимают ваш фильм представители многочисленных инстанций, с которыми приходится взаимодействовать. Ведь чего скрывать – сценарий пишет Андрей Курейчик, человек из так называемых черных списков.

– Я ничего не знаю про черные списки и, по моему, об этом никто не думает – во всяком случае, из тех инстанций, о которых вы говорите. Может быть, внимательнее обычного читают синопсис и слушают то, что мы рассказываем о фильме.

Но никто не мешает, наоборот, все поддерживают и идут навстречу. Мне кажется, что люди соскучились о кино из этой – не партизанской жизни. Им хочется, чтобы появился первый молодежный сериал, чтобы он был правдивым, и его герои говорили живым и всем понятным языком.

– Кажется, что с Курейчиком вам не надо находить тот самый общий язык.

– Да, мы знакомы давно, и я, кстати, имел отношение к его идее снять в Беларуси хоккейную комедию. Уже был готов сценарий – классный и очень смешной. Я практически не сомневался в том, что его примут на «Беларусьфильме» с распростертыми объятиями, потому что кино про хоккей к 2014 году – это то, что нужно. С таким фильмом можно выйти на мировой рынок.

Но на сегодняшний день сценарий лежит мертвым грузом. Почему? Наверное, из-за возникших разногласий со старым руководством киностудии. И вообще у меня сложилось впечатление, что кино здесь снимать очень трудно – из-за безумно большого количества согласований.

Слава богу, с «Выше неба» мы такой проблемы не испытываем и, надеюсь, не испытаем и в дальнейшем. На самом деле мы очень рассчитываем на помощь, потому что бюджет фильма отнюдь не астрономический, и хочется делать это кино всем миром.

Мы хотим сделать его автобиографическим для нашей страны. То, что сегодня в газете, завтра должно быть в куплете. В августе была одна страна, в ноябре наверняка будет другая. Потому и сценарий постоянно станет дописываться и наполняться новыми фрагментами и деталями.

– А сможете?

– В данном случае и для Андрея, и для меня – это честь мундира: сделать хорошее белорусское кино. Ради этого мы с Курейчиком отложили все свои московские проекты. Нам хочется в первую очередь сделать кино для той страны, где мы выросли, и где наша родина.

– Ваш порыв понятен и достоин восхищения. Но дело в том, что национальные проекты мы уже затевали, и они как-то тихо закачивали свой путь в зародыше – третьим экраном в самой Беларуси.

– Вопрос в людях, занимавшихся продюссированием. В пользу Курейчика говорит успех фильмов, которые заработали более десятки миллионов долларов. У Андрея вообще редчайший дар – фантастическая интуиция на аудиторию. Он знает, как надо рассказать историю, чтобы все захотели ее посмотреть в кинотеатре. А авторы всех предыдущих проектов думали о каких-то других вещах, но только не о том, кто будет смотреть их картины.

– Когда начнутся съемки?

– В начале октября, а закончить их планируем к Новому году.

– Каков будет его дальнейший путь сериала?

– Его покажут по национальному телевидению, а дальше этот проект, по сути своей международный, сделанный по заказу ООН, может демонстрироваться во многих странах мира. Они сами решат, как лучше использовать его в целях профилактики СПИДа. Можно сделать и двухчасовую киноверсию, к которой, кстати, уже есть интерес у самых разных фестивальных отборщиков.

Кстати, не могу не обойтись без добрых слов в адрес минского офиса ПРООН, взявшего на себя смелость сказать о том, что традиционные методы профилактики этой страшной болезни в мире уже устарели, и с молодежью надо разговаривать ее языком. По сути, белорусские сотрудники ПРООН, в частности, куратор проекта Мария Малиновская оказались самыми креативными и продвинутыми среди всех своих коллег в самых разных странах мира. Они сумели убедить главный офис в том, что общественная организация вполне может стать кинопроизводителем, а белорусы вполне могут сделать отличное кино.

Теперь наша задача состоит только в том, чтобы доказать это на деле...

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)