Общество

Семен Печенко

«Цветочки на даче? Скорее, картошка и морковь. Как в старые и недобрые времена»

Что только ни услышишь за десять минут, укрываясь от дождя в незнакомой компании. 

Архивное фото

На днях довелось укрыться от ливня в подъезде небольшого торгового центра. Здесь уже собралась небольшая компания: несколько мужчин и женщин.

Вслед за мной в двери впорхнули вчерашние школьницы, которые тут же продолжили обсуждать встречу рассвета после выпускного. Долго они в тесном подъезде не задержались и скоро убежали в дождь, вежливо, но настойчиво попросив старших расступиться.

— Молодежь сейчас не такая… — зазвучало вслед девушкам.

Я внутренне напрягся, готовясь услышать про воспитание, мобильники и прочее пенсионерское ворчание. Но продолжение приятно порадовало:

— Да, не такая. Более самостоятельная, такие строем не хотят ходить. 

Дальше продолжился разговор, прерванный появлением молодого поколения. Говорили о ремонте, выборе строительных материалов:

— А, знаю эту компанию. Хорошая, качественная продукция. Но имейте ввиду: там иностранный капитал… Ну, вы же понимаете, контрсанкции и все такое. В любой момент могут прикрыть. И где тогда искать материалы, чтобы достроить?

Дачную тему поддержал пенсионер, спустившийся по ступенькам к выходу и решивший переждать ливень вместе с остальными. В этот момент обсуждался вопрос озеленения участка.

— Цветочки, клумбочки? Скорее, картошка и морковь. Как в старые и недобрые времена, — сам себе под нос пробубнил мужчина.

— Из дачи скоро и в лес не выйдешь — почти не осталось того леса. Пилят и пилят, целыми участками. Куда это все девается?

— На продажу, денег в казне все меньше.

Дождь начал утихать. Одна из женщин, получив подробные объяснения как доехать до магазина пиломатериалов, собралась бежать к машине. До этого момента в компании говорили по-русски. Услышав от нее на прощание «дзякуй», один из мужчин крикнул вслед:

— Да пабачэння!

 

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(62)

Читайте еще

Конвейер репрессий. Политзаключенного Плескацевича перевели с «химии» в Бобруйскую колонию. Правозащитники: фиксируются факты применения пыток при расследовании политически мотивированных уголовных дел (дополняется)

Памёр Вітаўт Кіпель

Белоруска из Гданьска: «Даже мысленно не подхожу к границе – ни на секунду не хочу испытывать всепоглощающее чувство страха»

Кнырович: «Трудно рассчитывать на адекватное отношение к самой бесправной категории населения — осужденным, если и к тем, кто «на свободе», оно не отличается гуманностью»

Конвейер репрессий. Зампрокурора собирается обжаловать приговор экс-политзаключенному Илье Миронову. Дело «рельсового партизана» Виталия Мельника, которому при задержании прострелили колени, рассмотрят в закрытом суде

Журналист Роман Супер: «Многие теленачальники связывали свою жизнь с Западом»