Элизабет Дэй, Esquire
Cьюзан Cарандон: «Начитанная недотрога, или страстная шлюха? Всегда есть способ совместить»

Актриса рассказала, почему не верит в брак, каких женщин продюсеры приглашают на роль, и в чем заключается проблема большой груди.

— Так скучно быть Сьюзан. Сейчас вы ни за что не найдете Сьюзан, которой было бы меньше 35. Сейчас кругом Джессики. А те, кого когда-то назвали Сьюзан, меняют потихоньку свои имена на что-нибудь типа Сигурни. Но однажды на кинофестивале в Торонто ко мне подошла женщина с девочкой и сказала, что назвала дочь в мою честь. Подталкивает эту девочку ко мне, и я все жду, что она скажет: «Привет, я Сьюзан». Но тут мама говорит: «Познакомьтесь, это Сарандон».

— Я училась в очень строгой католической школе, но никогда не была бунтарем — просто задавала много вопросов. В третьем классе нам сказали, что истинный брак может быть только по католическому обряду. Я спросила: «А как же поженились Иосиф и Мария, если Иисус еще не родился и никакой католической церкви не было?» Но они сказали, что во мне бушует первородный грех, и выставили в коридор. С чувством юмора дела там обстояли неважно.

— В брак я не верю. Я верю в любовь и доверие — но я не верю в брак. Брак — это удел адвокатов, но никак не влюбленных. Мне не нравится это ощущение от брака — будто люди вступают в какую-то должность и отныне подчинены друг другу. Мне просто нравится просыпаться с тем человеком, которого я выбрала.

— Мы прожили 23 года с Тимом (актером Тимом Роббинсом. — Esquire), что в голливудском исчислении, наверное, все 50. Но никакого секрета здесь нет — просто не нужно искать того, кто лучше. Потому что тот, кто лучше, всегда найдется.

— Сердце — это просто еще один мускул в твоем теле.

— Заниматься любовью — это как отбить бейсбольный мяч. Ты должна одновременно расслабиться и сконцентрироваться.

— Неужели выбор стоит так: или ты начитанная недотрога, или страстная шлюха? Мне кажется, всегда есть способ совместить.

— Мне отвратительна мысль, что в отношениях двух людей один должен целиком заполнять другого. Ты должен уметь вызвать улыбку, когда ей грустно; читать ей газету, когда она не понимает, что происходит в мире; ставить ей музыку, которую она не слышала; говорить ей, что она полна дерьма, если она полна дерьма; быть справедливым в споре; быть крутым в постели; говорить «пошло оно все к черту, давай съездим куда-нибудь». Но никто не должен заполнять собой другого человека.

— Мне повезло: когда мощные галлюциногены стали доступны, я уже вышла из того возраста, чтобы ими интересоваться.

— Я всегда была предельно откровенна в интервью. Сейчас, может, и соврала бы, но, кажется, уже поздно.

— Чем старше я становлюсь, тем меньше думаю о том, как выгляжу, и больше о том, что делаю.

— Я до сих пор остаюсь актрисой только потому, что не знаю, как бросить.

— Продюсеры приглашают на роль тех мужчин, на которых хотят быть похожи, и тех женщин, которых хотят трахнуть.

— Проблема большой груди заключается в том, что ее владелица, как правило, должна выбирать — большая грудь или мозги. Но моя грудь, к примеру, сильно переоценена.

— Феминизм в итоге свелся к очередному разделению по половому признаку. Это отвратительно. Я не хочу относиться к кому-то лучше только потому, что передо мной женщина. Я не голосовала за Кондолизу Райс, и я ненавижу Маргарет Тэтчер.

— Я — преданная луддитка. Механизмы ломаются, как только я приближаюсь к ним. Я еле-еле научилась писать смс. Я не гуглю свое имя. Вы гуглите? Прекрасно. А я нет. Предпочитаю оставаться в маленьком комфортном неведении.

— Я горжусь тем, что мои сыновья отлично готовят. Младший, например, печет потрясающий хлеб.

— Вряд ли есть что-то, что интересует меня больше, чем семья. Дети способны заново перепридумать для тебя весь мир.

— Мне неинтересны необычные люди. Мне интересен обычный человек, оказавшийся в необычной ситуации.

— Нельзя излечить душу, не занимаясь телом.

— Да, сердце — просто мускул. Но оно устроено как любой другой мускул: чем чаще используешь, тем больше он становится.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)