Что грозит экономическому росту в Беларуси

Исследовательский центр BEROC опубликовал Белорусский экономический обзор за первый квартал 2021 года. Почитали его и выделили 10 главных тезисов.

  1. Среди основных экономических трендов, которые выделил сам BEROC, доминируют негативные: рост выпуска продолжился, но дальнейшие его перспективы туманны; внутренний спрос сжимается; внешнеторговое чудо ослабевает; инфляция набирает обороты; кредитная активность остывает; фискальные ограничения усиливаются; рынок труда штормит.
  2. Главной движущей силой выхода из рецессии за последние 3 квартала стал внешний спрос. За период 2020q3-2021q1 физобъем экспорта быстро восстановился до предкризисного уровня по практически всем товарным группам, а в ряде случаев даже превысил его.

При этом восстановление физобъема импорта было гораздо менее интенсивным. Радикальное улучшение состояния чистого экспорта затмило собой ощутимое проседание внутреннего спроса, прежде всего, инвестиционного.

1,8%
составил в январе-марте 2021 рост ВВП

к предыдущему кварталу (с устранением сезонности)

  1. Со стороны производства главным драйвером роста стала промышленность. Это во многом является зеркальным отражением продолжавшегося экспортного бума. Также положительным, но меньшим, чем в предыдущие периоды, был вклад сектора информации и связи. Ослабление роста в нем, вероятно, связано с негативным фоном ожиданий, царящим в ИТ-отрасли.
  2. Ключевым вопросом для краткосросрочных перспектив экономики (без учета внешних и политических рисков) является устойчивость «внешнеторгового чуда». В отсутствие столь неестественного соотношения в динамике экспорта и импорта, экономика по-прежнему находилась бы в рецессии.
  3. «Внешнеторговое чудо», вероятно, близко к своему завершению. При таком сценарии рост ВВП «по инерции» сохранится во 2-3 кв., но будет постепенно затухать. В 4 кв. мы ожидаем обнуления роста и постепенной смены вектора роста на рецессионный (который проявится в основном в 2022 г.)
  4. Однако реализация любой из актуальных угроз (санкции и др.) может спровоцировать новую рецессию гораздо быстрее, причем в пакете с финансовой дестабилизацией.
  5. Среда и перспективы долгосрочного роста в первом полугодии продолжали методично ухудшаться. Во-первых, разрастался масштаб и охват внешних санкций в отношении Беларуси. Во-вторых, на фоне политической турбулентности относительно тихо реализовался очередной этап российского налогового маневра. В результате входная цена нефти для Беларуси повысилась с примерно 83% в 2020 г. до 88% от рыночной цены в 2021 г. В-третьих, политические проблемы стали визуализироваться в сжимающемся доступе к внешним займам.
  6. Ускорение инфляции приобретает характер нового устойчивого тренда. Инфляционные ожидания населения остаются высокими, а чистая покупка валюты ими и отток их валютных депозитов приобрели устойчивый характер. Ухудшившиеся условия поставок нефти подталкивают рост внутренних цен на топливо. Растущий дефицит бюджета создает посылки для ускорения роста ряда административно регулируемых цен. Все более явственным становится инфляционное давление, связанное с ростом цен на многие товары и услуги на глобальном рынке.
  7. В расходной части бюджета наметился существенный скачок. За 1 квартал расходы составили 31.3% от ВВП (с учетом сезонной корректировки даже 33% от ВВП). Наибольший вклад в общий рост внесли расходы на заработную плату и капитальные расходы.

Это подразумевает дефицит по итогам года вблизи 3.5% от ВВП. И хоть часть этого дефицита «техническая», тем не менее, можно констатировать, что поле для маневра в фискальной политике ощутимо сузилось. Фискальный баланс и госдолг из инструментов поглощения шоков превратились в потенциальные источники шоков для экономики.

  1. На рынке труда складывается достаточно парадоксальная ситуация: реальные зарплаты растут с опережением темпов роста выпуска и производительности труда, при этом устойчиво снижается занятость, а количество новых рабочих мест, пусть и с колебаниями, но также следует за нисходящим трендом.

Атипичная ситуация на рынке труда постепенно приводит к торможению роста реальной заработной платы. С этой позиции сегодняшняя ситуация весьма похожа на период 2-ого полугодия 2013 г.: после продолжительного и бурного роста реальная зарплата начала вынужденно притормаживать. Впоследствии же сформировался устойчивый тренд ее снижения, который оставался актуальным в течение 3 лет до середины 2017 года.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:17)