Общество

Марина Михайлова

Что обсуждают на осенних ярмарках в Минске: «Я вам точно говорю, такое мясо для фарша самый смак»

Пока чиновники отчитываются за уборочную кампанию, белорусы помнят, что заготовки сами себя не сделают. И отправляются в разведку на первые в этом году сельскохозяйственные ярмарки. Корреспондент «Салідарнасці» тоже там побывала и готова показать, откуда в столицу везут рыбу, мясо, мед, саженцы и разные фрукты и овощи.

В Минске стартовали ярмарки. Самая крупная, уже привычно — на парковке возле «Чижока-Арены». В субботний полдень здесь шумно, многолюдно и ярко — разноцветье овощей и фруктов, «букеты» укропа и прочей зелени, звездочки астр, клюква, пряности — глаза разбегаются.

Только крепкие молодые люди сидят и скучают подле плаката «БРСМ. Бесплатная доставка сельскохозяйственной продукции для ветеранов Великой Отечественной войны», все остальные прицениваются, примериваются, пробуют, покупают и придирчиво уточняют, откуда приехала плодоовощная продукция.

Кому-то принципиально, чтобы огурцы были из Пинска, кто-то ищет мед с витебской пасеки, кто-то — грецкие орехи с Брестчины.

— Ну так себе базар, — бурчит после тщательного изучения ассортимента помидоров высокий мужчина с тросточкой. — Здесь почем — 2, 3 рубля? А я на овощной базе в Шабанах взял по 80 копеек восемь кило — отличные помидоры на лечо!

Другие покупатели, впрочем, возражают, что не у всех хватит сил и здоровья ехать в Шабаны и не каждому нужно много овощей сразу — некоторые вообще приходят просто посмотреть и сравнить с ценами в магазинах.

Зато возле рыбных фургонов — два из брестских рыбхозов, один с Могилевщины — во-первых, немаленькие очереди, а во-вторых, полное единодушие: надо брать.

— Ты посмотри, прелесть какая: карасики вообще по 4 рубля, карпы по 7 — и большие все, красивые. В магазине 7 если только на скидке, и мелкие, — теребит флегматичного мужа бойкая женщина. Тот отшучивается:

— Люда, ну ты как по Райкину: вчера были по три рубля, но маленькие, а сегодня по пять — но большие.

— По пять уже не будет, — вздыхает женщина, — ни раков, ни карпов.

— Вам стукнуть — деловито уточняет продавщица, кивая на тяжелый гаечный ключ, — или так понесете?

Пока очередь восхищается немаленькими карпами — один из зеркальных карпов, например, «потянул» на 30 рублей, и радостная покупательница тут же отчиталась в телефон, что «самого большого и вкусного взяла», — дети подбегают посмотреть, как рыба плещет, и решить, кто красивее: карась, тостолобик или вовсе стерлядь.

«Ой, дядь, у вас рыба убежала!» — подсказывает взволнованная ребятня, видя, как юркий карасик и следом не менее целеустремленный карп выпрыгивают из лотков на асфальт.

Двигаемся дальше, к торговым киоскам райпо. Где еще встретишь на 50 квадратных метрах киоски из Барановичей, Гомеля, Глусска, Копыля, Житковичей, Минска, Пружан? Сыры и молочная продукция покупателей интересуют меньше, зато за сырой свининой и субпродуктами, а также готовым салом и копченостями толпятся очереди.

Равно активно атакуют как продавщиц кооперации — «я вам точно говорю, такое мясо для фарша самый смак», так и фермеров, которые могут перечислить все до одного ингредиенты в своих колбасах и сальтисонах, и даже мутных персонажей, которые извлекают из фургончиков с транзитными номерами непонятно где и как копченое мясо, рыбу, колбасы.

В самом конце длинных и широких рядов — грузовики с картошкой, свеклой и морковью, капустой, луком — всем тем, что продают «оптовыми» мешками и могут бесплатно доставить. Картошка здесь — от 80 копеек до 1,5 рублей за килограмм, те же волшебные цифры «80 коп» красуются возле россыпей свеклы и моркови. Лук в сетке — от 1,2 рубля, перец и баклажаны — от 3, чеснок — от 8 рублей за килограмм до 2 — за штучку.

— А это белорусский или китайский, не знаете? Как их вообще отличить? — девушка перебирает крупные головки чеснока.

Женщины в возрасте авторитетно уверяют:

— Белорусский. Смотрите, он синеватый. А китайский — белый.

Чуть поодаль за цветными развалами перца, помидор, перцев, цветной капусты, слив, яблок — вкрапления лотков с соленьями. Здесь резко и пряно пахнет маринованным чесноком, открытой рекламы ради аджикой с кинзой, солеными огурцами, имбирем…

— Ох, не выдержит моя душенька, можно попробовать хоть ваши огурчики прежде, чем брать? — обращается к продавцу средних лет мужчина.

— Да ради Бога! Только должен предупредить: наши огурчики домашние, с секретными ингредиентами, после трех укусов вызывают зависимость, на магазинные уже смотреть не сможете!

Оценив и юмор, и качество продукта, мужчина набирает немаленький пакет огурцов и говорит жене, мол, теперь «можно и за основным продуктом — бульбой».

— Ко мне, ко мне идите, — зовет с соседнего ряда пожилой фермер. — У меня и Гала, и Адретта, и Манифест. У каждого в наше время должен быть манифест… хотя бы на столе.

Кое-где в рядах пустые места и разметка с нанесенными фамилиями намекают, что на первую ярмарку доехали еще не все продавцы. Однако конкуренция и без того высока, и, чтобы как-то выделиться, торговцы завлекают покупателей, кто как может.

Одни украшают лотки гроздьями еще розовой калины, другие придумывают задорные кричалки («капустка, капустка, и на щи, и на закуску!») или переключаются с русского на белорусский, сопровождая покупки пожеланием «Смачна есці».

А кто-то, как Минская овощная фабрика, тупо берет ценой: ценники нарочито некруглые — 66 копеек за кабачки, 1,98 — за дайкон, и так далее.

Посреди «съестных» рядов на бойком месте обнаруживаются и торговцы вовсе не съедобными товарами — постельным бельем, вязаными носками и рукавицами, чудодейственными поясами из собачьей шерсти, деревянными табуретами и лавками, занавесками, даже матрешками и игрушечными автоматами.

Но сегодня к ним подходят мало. А вот астрам и саженцам многие дачники и цветоводы-любители радуются, как родным, горячо обсуждая с продавцами самые редкие и капризные виды.

Устали от овощей — идите к меду, здесь покормят. Во всяком случае, дадут попробовать. На парковке в ряд выстроились добрых два десятка павильонов с медом — большинство с частных пасек. Донниковый, луговой, прополисный, вересковый, кипрейный, майский, липовый и даже болотный — от 12 до 20 рублей за килограмм, причем в большинстве мест по первой просьбе готовы предъявить сертификаты.

Клюквы пока немного, от 8 рублей за килограмм, и та вполовину бело-зеленая. Зато полно узбекского винограда вдвое дешевле, яблок, слив, орехов (самые дорогие — фисташки и бразильский, 40-45 рублей за кило) и чая, который продается на развес прямо так, из открытых мешков.

На ярмарке у Ледового дворца выбора поменьше, зато и «чужаков» на овощных рядах почти нет. Фермеры и частники охотно рассказывают, откуда приехали и что привезли: Логойск, Лепель, Пинск, Брест, Дрогичин, Копыль, Жлобин.

— Ой, вы мои родненькие полешуки! — заслышав сочный и узнаваемый говор, к одному из фургонов подбегает пожилая женщина. — К своим сами ноги несут, сами руки к кошельку тянутся. Куплю у вас сала домашнего — как в родной деревне побываю.

В другом месте очередь выстраивается за цветной капустой — белой, желтой, фиолетовой — под приговорки продавцов «чтоб вам было и вкусно и красиво».

— Почем венички лавровые? — слышится рядом.

— Один за шесть, два за десять.

— А дешевле нельзя?

— Дешевле можно. Но нельзя. Очень деньги нужны — корову хочу купить, — улыбается загорелый мужчина. — Тогда на следующий год привезу вам и творога, и сметаны домашней.

— Что, сейчас коровы дорого-то? — уточняет одна из покупательниц. — Как машина?

— А вы думали, — мгновенно посерьезнев, кивает продавец.

Если долго бродить и азартно торговаться, здесь, помимо стандартного овощно-фруктового набора, можно купить «самую последнюю» садовую ежевику по 2 рубля за стакан, тыкву — «от 2 рублей кило, фото на память бесплатно», сушеные яблоки и грибы, очень мелкие, но очень сладкие сливы.

Но желудок намекает, что пора бы закругляться. Еду домой, заглядывая в пакеты с покупками и предвкушая, как готовлю любимый «экстремистский салат» — помидоры со сметаной.

А ярмарки не убегут. В этом году их планируется проводить каждые выходные аж до 4 декабря.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(17)