Виктория Захарова

Что будет делать оппозиция с референдумом?

Голосование по поправкам в Конституцию планируется провести в январе-феврале 2022 года. На первый взгляд, Лукашенко остаётся в выигрыше при любом результате голосования. (Это уже не говоря о том, что власти явно планируют сделать подсчет бюллетеней еще менее прозрачным, чем в 2020-м).

Если доработанная в течение года «спокойно, чтобы не наломать дров» Конституция будет принята, вероятнее всего, она будет скорректирована так, чтобы способствовать дальнейшему сохранению и укреплению власти нынешнего правителя Беларуси.

Если по каким-то причинам предложенные поправки будут отклонены, Лукашенко также все устраивает: обещание провести досрочные президентские выборы автоматически обнуляется (Конституцию-то не приняли), и он остается в президентском кресле, как минимум, до 2025 года.

К этому стоит добавить, что массовые протесты после референдума выглядят (по крайней мере, на сегодняшний день) не слишком вероятными: репрессии заметно снизили на данном этапе уличную активность. Так что, ставка на многотысячные демонстрации тоже не выглядит очевидной.

В 1996 году противостоявший Лукашенко Верховный Совет вынес на референдум свой вариант Конституции, но тем самым только подыграл главе государства. Фото 90s.by

Какую тактику в такой ситуации могут использовать оппозиционные силы, чтобы не проиграть эту игру еще до ее начала?

– Какая разница, какая у оппозиции тактика, если все изначально идет в русле той стратегии, которую определяет противоположная сторона? – задает встречный вопрос «Cалiдарнасцi» основатель портала «Сильные новости», политический эксперт Петр Кузнецов. – Если играть реактивно – говорю «играть», потому что при обсуждении тактики и стратегии напрашиваются параллели с шахматами либо с футболом – если только отвечать на ходы противника, то ты всегда будешь номером два.

У оппозиции были и, наверное, до сих пор есть определенные возможности играть проактивно, навязывать свою повестку. Сейчас ресурсов для этого гораздо меньше, чем было еще несколько месяцев назад, но, наверное, пока рано говорить, что все шансы упущены окончательно.

Режим всегда был силен именно в навязывании своей тактики, умением работать «по событиям»: мы это видели даже по тому, как он расправлялся с протестами. Уличную активность сгенерировала не власть, но у неё получилось бороться с маршами, цепочками солидарности и т.д.

Но системно работать оппозиции все равно надо – придумывая свою стратегию и предлагая ее обществу. Какая это может быть стратегия, я на сегодняшний день не возьмусь сказать. И даже если бы знал, то находясь в Беларуси постоянно, подобные вещи озвучивать небезопасно, учитывая ужесточенную ответственность «за призывы», «за экстремизм» и все прочее. Однако для того, чтобы разрабатывать стратегии, предлагать и реализовывать их, есть большие политические центры, которые находятся в безопасных локациях.

– То есть реальный шанс в том, чтобы перехватить повестку дня, начать диктовать свой темп и правила?

– Совершенно верно. Ведь нет шансов выиграть, если играть на предложенном режимом поле.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:54)