Александр Старикевич

Чего ждать от нового президента Литвы

12 июля состоится инаугурация президента Литвы Гитанаса Науседы, который одержал убедительную победу на выборах в мае. Накануне «Салідарнасць» побеседовала с политологом, преподавателем Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета Витисом Юрконисом, чтобы узнать, как экономист банка стал главой государства, и что теперь изменится в литовско-белорусских отношениях.

Фото BNS

– Для Литвы уже в известной степени традиция, что президентом избирается независимый, а не партийный кандидат. Но все же Валдас Адамкус и Даля Грибаускайте были включены в политическую систему, а Гитанас Науседа пришел на пост главы государства с должности главного экономиста банка. Как это стало возможно?

– Довольно просто. Для литовцев на президентских выборах беспартийность кандидата – большой плюс. Науседа во время своей кампании старался ни с кем не ругаться, избегал острых ситуаций – в отличие от своего основного конкурента Ингриды Шимоните.

Надо также отметить, что как Адамкуса, так и Грибаускайте невозможно назвать партийными кандидатами. И они довольно разные по характеру и стилю президентства.

Адамкус был по своему имиджу такой объединяющий президент, и Науседа в этом старается быть похожим на него. А Грибаускайте критиковала партии и политиков. Может быть, у избирателей накопилась некоторая усталость от такой жёсткой линии, и появилось желание видеть президентом кого-то более консолидирующего. На этом фоне Науседа стал лидером и выиграл гонку.

Витис Юрконис, фото Каролис Каволелис, Alfa.lt

– Говорит ли поражение партийных кандидатов на президентских выборах о кризисе традиционных политических сил?

– Нет, не особо. Чисто партийным кандидатом, который выиграл президентские выборы в Литве,  был Альгирдас Бразаускас. Но президент у нас не может быть партийной фигурой, так что и Бразаускас приостановил тогда своё членство в социал-демократической партии.

Есть в Литве такая особенность президентских выборов, что тут партийным кандидатам сложнее. Так что, по итогам президентских выборов судить о кризисе традиционных политических сил вряд ли правильно. Некоторые партии имеют довольно стабильную поддержку и лояльный электорат.

Но тревожные сигналы для традиционных партий можно было увидеть весной во время местных выборов. Особого доверия партиям действительно нет.  Во время каждых парламентских выборов можно видеть новых игроков. Есть протестное голосование, в последние пару лет можно наблюдать раскол на либеральном и социал-демократическом флангах и т.д.

Несмотря на все это, картинка неровная, и если смотреть динамику голосования и поддержки основных партий в последние несколько лет, то объявлять катастрофу для них было бы из области истерики. Хотя некоторые выводы партиям надо сделать, например, по поводу поддержки в регионах.

– На старте любой избирательной кампании у профессиональных политиков есть как минимум одно преимущество: структура. Выборы – это ведь не просто выйти и сказать пару красивых слов, но и ещё много организационной работы. Как Науседе удалось провести полноценную кампанию, учитывая, что он стартовал, не имея своей организации?

– У Науседы было много волонтеров, которые, несмотря на отсутствие партийной структуры, работали хорошо и объехали много городов. В его кампании был сбалансированный подход насчет онлайн и оффлайн-агитации: команда кандидата не только использовала для этого социальные сети и медиа, но и встречалась с людьми. Плюс надо сказать, что Гитанас Науседа уже был публичной фигурой с высокой узнаваемостью. И ему удалось перехватить поддержку в регионах у премьер-министра Саулюса Сквернялиса.

Плюс, как говорилось выше, то, что Науседа непартийный кандидат стало огромным преимуществом, особенно во втором туре.

Совокупность этих факторов привела к довольно убедительной победе Науседы. Интересно, а вернее сказать печально, что некоторые после 10 лет правления Грибаускайте говорили, что уже надо выбрать мужчину.

– Даже так?

–  Да. Ну что, будет и первая дама…

– Можно ли уже говорить о том, какими будут первые шаги Гитанаса Науседы на посту президента?

–  Пока не полностью сформирована команда Науседы, и это осложняет прогнозы насчёт того, какая политика будет. Известно лишь, что первый визит новый президент нанесет в Польшу, что, безусловно, очень хорошо – для Литвы это важная страна и исторически, и политически.

Команде Науседы потребуется время на выстраивание отношений с разными ведомствами. Если будет много новичков, которые не особо понимают все подводные камни, адаптация может затянуться.

Так что пока вопросов больше, чем ответов. Но слова Науседы, что он будет стараться выслушать всех, что президентура будет более открытой к дискуссии, вселяют оптимизм. Необходим диалог, например, по внешней политике между теми, кто ее формирует, и теми, кто комментирует, являясь экспертами. Этого не хватало в последние годы администрации Грибаускайте.

–  Во время избирательной кампании Науседа делал акцент на улучшении благосостояния, уменьшении неравенства и еще ряде вопросов, которые относятся к компетенции правительства и парламента. Не получится ли так, что даже при всём желании президенту будет трудно что-то сделать, чтобы выполнить эти свои обещания?

–  Опять же Грибаускайте показала, что президент Литвы может быть не только репрезентативной фигурой и не ограничиваться исключительно внешней политикой. Сильный президент в состоянии продвигать инициативы и в других сферах. Посмотрим, как это удастся Гитанасу Науседе.

Но тут есть и обратная сторона всех этих обещаний. В конечном итоге президент придёт к моменту, когда придется делать сложный выбор: например, акцент делаем на пенсионеров, а не на учителей. Или на учителей, а не медиков. И этот выбор нужно будет убедительно объяснять. Проблема в том, что времени для жестких решений немного, потому что скоро уже парламентские выборы. Когда начнется кампания, каждая партия будет играть свою игру. Но это демократия (улыбается), так вот всё и работает.

В конечном итоге Литва более парламентское, чем президентское государство.  Уверен, что Науседа постарается выполнить свои обещания, выступая в роли медиатора между партиями. и шансы довольно хорошие (по сравнению с тем, если бы был избран партийный кандидат).

–  А чего Беларуси ждать от президента Науседы, особенно с учётом того, что в скором времени планируется запуск АЭС в Островце, которая является очень больным вопросом в двусторонних отношениях?

–  Тема АЭС хотя и доминирует в медиапространстве, но не является единственной в отношениях Литвы и Беларуси. Есть ряд положительных моментов. Наши страны успешно торгуют друг с другом. Запущен первый большой твининг-проект ЕС, в котором принимают участие национальные банки обеих стран. Литовский бизнес заинтересован в Беларуси и делает существенные инвестиции. Клайпедский порт, Литовские железные дороги, весь транзит – сотрудничество по этим направлениям есть, и потенциал ещё не исчерпан. Не говоря уже о туризме и человеческих отношениях.

Имея ввиду агрессивную политику Кремля в регионе, я думаю, что наша общая история – ВКЛ – имеет большое значение в плане формирования белорусской идентичности. Поэтому Международный конгресс исследователей Беларуси, который состоится в Вильнюсе в сентябре, и сотрудничество академического экспертного сообщества также представляют интерес. Так что есть, с чем работать, – вне зависимости от нового президента.

Роль лакмусовой бумажки, определяющей текущее состояние отношений, сыграет, по моему мнению, перезахоронение останков Кастуся Калиновского и других повстанцев, намечающееся на осень. Уверен, что будет попытка пригласить официальную белорусскую сторону.

По большому счёту, давно возник вопрос: десять лет назад Литва активно лоббировала сближение Беларуси с Европой, а какие были добрососедские шаги белорусской стороны по отношению к Литве? Тот самый Островец? Может быть, кому-то кажется, что Беларусь всего лишь была инструментом России, но для Литвы это не звучит как оправдание.

Вспомним, например, малое приграничное движение. Литва договор подписала, а мяч застрял на белорусской стороне. Она тормозит процесс, несмотря на то, что поезда Минск-Вильнюс полные, то есть потребность в соглашении у белорусского населения есть.

Что касается Островца, то белорусские власти должны понять: литовский парламент принял закон, мы не будем покупать электроэнергию с АЭС и не позволим пользоваться для ее транзита инфраструктурой, которая есть в Литве. И здесь вряд ли стоит ожидать изменений, поскольку и правящая партия, и оппозиция рассматривают атомную электростанцию в Островце как угрозу.

А в других сферах мы увидим позитивную динамику, если только белорусская сторона будет этого желать. И подкрепит свое желание реальными шагами, а не только риторикой и декларациями.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:39)