Бывший офицер внутренних войск: «Обидно отгребать за ОМОН»

Старший лейтенант 25-летний Максим Денисевич после окончания Военной академии отслужил в армии три года. Ушел после событий августа-2020. Ему до сих пор обидно, когда люди думают, что их избивали солдаты-срочники и офицеры внутренних войск, пишут Naviny.by.

Оружия и светошумовых гранат в августе у большинства офицеров внутренних войск не было, утверждает собеседник Naviny.by:

«У меня не было оружия, у комбата, командира нашей роты тоже. Оружие было у сотрудников ОМОНа, подразделения «Алмаз», СОБРа. Я не могу сказать, насколько самостоятельны были люди, применяющие спецсредства. До них должны были, как и до нас, доводить, что согласно закону огнестрельное оружие может применяться в исключительных случаях, чтобы предотвратить неадекватные действия какого-то человека, который угрожает здоровью, жизни других граждан, используя опасные предметы.

Стрелять сотрудники МВД должны так, чтобы избежать летального исхода — по ногам, например. Однако я не знаю, что происходило в ОМОНе. Я знаю только, что обидно отгребать за ОМОН, потому что ни я, ни мои солдаты не совершали такого насилия над мирными гражданами».

Тем не менее, как рассказал Максим Денисевич, офицеры внутренних войск в разное время и в разных местах получали приказ задерживать всех подряд, разбивать стекла в машинах, которые сигналят или выражают поддержку протестующим для того, чтобы таким образом пометить, а потом задержать владельцев.

Денисевич говорит, что во время политинформаций в части до них доводили, что пострадало много военнослужащих, что в городе обнаруживают протестующих с коктейлями Молотова, что машины сбивают силовиков: «Главная идея — город в огне, образно говоря, по всему Минску народ действует агрессивно — используют палки, биты, самодельные взрывные устройства».

Максим говорит, что пропаганда, психологическое обрабатывание воздействует на военнослужащего, хочет он того или нет. По его мнению, именно постоянное промывание мозгов сотрудников спецподразделений объясняет жестокость их действий:

«Другого объяснения я не могу найти. Когда 9 августа я впервые увидел, как работает ОМОН, услышал, что они говорят нам о протестующих как о личных врагах, не понимал, что у них в голове. Я даже был склонен думать, что это были наемники-иностранцы, мой мозг отказывался воспринимать, как белорусы могут так обходиться с белорусами. Потом узнал, что это точно зверствовали наши, белорусы».

Офицерам говорили о жестоком силовом сопротивлении, а в реальности всё было иначе — приходилось задерживать безоружных людей.

– Мне кажется, большинство офицеров даже не задумываются о смысле происходящего. Очень многие просто служат, плывут по течению, не имея своего мнения. Они ждут жилье по льготному кредиту, им обещали после августовских событий предоставлять даже бесплатное жилье.

Теперь Максим Денисевич живет в Польше, куда с женой выехал по трудовой визе.

Ветеран МВД: Белорусский ОМОН научили зверствовать специальные психологи

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.8 (оценок:41)