Британский военный аналитик: «Путин может получить новые территории, но вряд ли получит величие России»

Какой цели вряд ли добьется «собиратель земель русских».

Какое место в учебниках по истории хотел бы занять кремлевский правитель, в чем ошиблась Украина и какие последствия войны будут особенно тяжелыми? Шон Белл, военный аналитик, вице-маршал королевских ВВС Великобритании в отставке, анализирует события войны в Украине в новой еженедельной программе «Вторжение» на канале Ходорковский Live.

— С западной перспективы кажется, что главный мотиватор Путина — это фигурка Петра Великого, стоящая на его столе, — говорит Шон Белл. — Выходит такой «Путин Великий», одержавший множество побед, завоеватель земель и воскреситель бывшего СССР. Основная его цель — вернуть утраченное после развала Советского Союза влияние на мир.

Путин — бывший сотрудник КГБ, то есть, больше государственник, чем военный. А еще он большой поклонник Юрия Андропова, который был у власти всего 15 месяцев. Думаю, что Путин верит: если бы Андропов не умер так скоропостижно, то Советский Союз не распался бы. Поэтому, кажется, он и сделал своей судьбой собирание земель бывшего СССР.

Хотя, безусловно, единственный человек, который точно знает, чего хочет Путин — это он сам. Все, что мы можем, — наблюдать за его высказыванием, действиями и историей. Думаю, немногие на Западе осознают ту боль, которую испытала Россия после распада СССР, как разрушение страны повлияло на национальную гордость. Это величие он и пытается восстановить.

Я бы очень удивился, если бы Путин не воображал себя лично воплощением нового царя России, не представлял свое место в истории и статую в зале славы, не хотел войти в учебники в этом статусе.

По мнению вице-адмирала Великобритании, Путин если и не был дезинформирован, то явно переоценил возможности своей собственной армии, и вместе с тем недооценил ни силу сопротивления Украины, ни решительность Запада:

— Когда он захватил Крым, Запад слегка повозмущался, ввел несколько санкций, но все эти 8 лет Россия продолжала быть ведущим членом Совбеза ООН. То есть, во вполне обозримом прошлом западные лидеры быстро отошли. А в этот раз, напротив, оживились. Несмотря на очевидный вред, который санкции нанесут западным демократиям, они ясно дали понять, что такое поведение недопустимо. Сейчас кажется крайне маловероятным, что ситуация хоть как-то нормализуется.

Впрочем, в некоторых моментах просчиталась и Украина, полагает Шон Белл — хотя оговаривается, что не совсем верно делать подобный анализ задним числом:

— Если еще раз посмотреть на эволюцию Украины как независимого государства, даже несмотря на тяжелое первое десятилетие, в момент, когда ее благосостояние начало расти, а промышленность стала приносить прибыль, им стоило бы тщательно продумать свою оборону. Очевидно, что чем больше они развивались, тем больше становились врагом России.

И еще одна вещь, на которую бы следовало обратить внимание украинскому руководству. Несмотря на либерализацию, внутри страны, которая была частью СССР, все равно оставались люди, которые симпатизировали России. Некоторые из них, вполне вероятно, занимали ключевые посты в системе власти, в разведке, имели значительное влияние. И вот встает вопрос: кому доверять в Украине, когда в страну поступает западное оружие, и потенциально есть люди, которые наблюдают за этим и доносят русским?

Конечно, я очень упрощаю. Но суть в том, что вы не можете игнорировать тот факт, что украинцы и русские — славянские народы, что в стране перемешаны самые разные взгляды и симпатии. Необходимо время, чтобы это разрешилось, но прямо сейчас решать ее в некотором смысле поздно.

Россия с ее масштабами, размером и ресурсами могла бы стать одной из величайших держав мира, но этого не достичь, вторгаясь в другую страну, подчеркивает аналитик, а созданная Путиным автократия просто держится за прошлое, чтобы сохранить власть.

— Так как он автократ, он не может проиграть и думает, как победить. Но в подобных войнах, в этом кровопролитии и жертвах нет победителей, — говорит Шон Белл. — Но как может выглядеть то, что он продаст внутренней аудитории как победа?

Даже если Путин сможет остановиться, удовольствоваться какими-то захваченными территориями и сказать, что здесь будет проходить новая граница России — я не уверен, что президент Зеленский останется этим доволен. К тому же, останется ли довольным Запад?

Я думаю, что нельзя остановить войну, пока обе стороны не договорятся, и не считаю, что Зеленский готов уступить и позволить четверти своей страны исчезнуть, понимая: какие бы он не получил гарантии от РФ, они не стоят и бумаги, на которой будут написаны. С какой стати он должен поверить, что Путин, откусив кусок Украины, не решится проделать это вновь лет через 10?

Позитивный сценарий для Кремля пока просматривается «с большим трудом», подчеркивает Шон Белл, — даже в случае тактической победы и захвата новых территорий.

— Мы уже видим эффект санкций. А если вы отмотаете часы на 10 лет вперед, Запад перестанет зависеть от российской нефти и газа, будет с большей опаской относиться к общему с Россией бизнесу. Президент Путин показал, насколько хрупки такие договоренности. Он может получить новые территории, но вряд ли получит то, чего хочет — величие России.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(17)