Анна Снежкина, Кирилл Иванов, Павел Рос
Большой разговор с Лукашенко: «Кремля у нас нет. Красную площадь тоже забрали»

В пятницу Александр Лукашенко встретился с представителями общественности (экономистами, политологами, партийными деятелями), белорусскими и зарубежными СМИ.

«Главный враг» Коли – Наталья Эйсмонт

— Вы знаете мое отношение к детям, и особенно к меньшему. Я стараюсь учить его всему, что знаю. Мне нравится, что он не хочет быть президентом. У него нет этой болезни. Он там (в интервью) еще мягко сказал. Старшие тоже — особенно Виктор. Это говорит о том, что они не болеют звездностью и не думают, что президент — это царствование. Они не любят публичности.

Александр Лукашенко признался, что «самый главный враг» у Николая — Наталья Эйсмонт, пресс-секретарь президента, особенно когда надо сфотографироваться — он на это жутко реагирует, передает TUT.BY.

— А на это интервью мы согласились случайно. Сидели за ужином, чай пили, и вдруг по телевизору интервью этого мальчишки, Жени Гришина. В конце он сказал, что хотел бы взять интервью у Николая Лукашенко. Я вижу, что у него (Николая — Прим. TUT.BY) желваки пошли, покраснел. Я говорю: «Ну, пацан, наш русский человек, из Владивостока. Пусть бы к Новому году приехал». Он посидел, а на завтра говорит: «Пускай приедет, но имей в виду, никаких Эйсмонт. Туда и туда свожу его, расскажу ему и все». Я ему объяснил, что такого не может быть, потому что приедут журналисты, а я не буду ходить за ним, конечно, будет Эйсмонт. Через сутки согласился и с Эйсмонт.

«Трусы – свои»

Лукашенко рассказал, что надел на встречу и какую одежду старается носить.

– Все время ношу Marko, могу показать. Носки черные – импортные, наверное. Костюм – свой, галстук – нет, рубашка – нет. Трусы – свои.

О задержанном россиянине

– Он что еще здесь? (задержанный блогер Александр Лапшин – прим. С). Уже давно надо было его переслать, куда надо. Я же вам поручил передать его по закону. Россияне хотят его забрать? Нет. Израильтяне хотят? Ну, вроде нет. А Азербайджан обратился не к нам, а в Интерпол, а мы согласно этому решению его задержали…

Конечно, мы вообще можем его выпустить, но это будет неправильно, так как точно так и к нам потом отнесутся, когда мы будем у них кого-то задерживать…

О неподписанном Таможенном кодексе

– Я его не подписал, потому что многое, что должно было быть, не работает. Чего забор городить? Более того, я поручил отозвать основных наших специалистов из таможенных органов. Чего они там сидят и получают зарплаты, которые я даже боюсь называть. Зачем такая организация?

Без решения этих проблем я даже не прикоснусь к этому кодексу и другим вопросам. Это жизнь нашего государства. Если нас хотят видеть в интеграционных структурах, то мы должны порядочно себя вести в отношении друг друга, поддерживать и не создавать дополнительных препятствий.

Мы будем отвечать адекватно, что касается экономики, таможенных дел… Ну и вообще контроля границы. Хотят они выстроить таким образом – мы им воспрепятствовать не можем. Это их суверенное право. Мы будем отвечать тем же, но россияне при этом пострадать не должны.

«Мы не прятали это решение от России»

Официальный Минск может рассмотреть вопрос об увеличении сроков безвизового пребывания иностранцев на территории Беларуси, который в настоящий момент для граждан из 80 стран составляет пять дней.

— Мы не прятали это решение от России. Мы не могли этого прятать, — отметил Лукашенко, отвечая на вопрос журналиста телеканала «Россия», который спросил, что иностранец сможет увидеть в Беларуси за такой, на его взгляд, короткий срок. — Ссылка на то, что Минск объявил о безвизовом пребывании, а Москва об этом не знала, — это вранье. Не верьте этому.

Глава государства озвучил, что Кремля и Красной площади у нас нет, но в Беларуси турист или приезжий бизнесмен много чего может увидеть – от «красавца-Минска» до Беловежской пущи.

Глава МИД Беларуси Владимир Макей, в свою очередь, отметил, что «жизнь не стоит на месте: если мы видим, что это режим заработал, мы можем предложить, и будем думать над тем, чтобы предложить более длительное нахождение иностранцев в нашей стране».

Сигнал айтишникам: «Прекратите шалить»

Лукашенко поручил силовикам поговорить с главами ИТ-компаний по поводу «зарплат в конвертах», ответив, что «айтишники не все святые»:

— Мало того что хорошую зарплату получают, платят только подоходный налог, так начали от компаний, которым оказывают услуги за границей, получать «зарплаты в конвертах».

Мы скандал не поднимали. Я поручил председателю Следственного комитета поехать, собрать их и предупредить: «Ребята, прекратите шалить». Мы так будем смотреть-смотреть и поставим в ряд со всеми. Чем вы отличаетесь от других, великие айтишники.

О коррупции: «Сколько на посадку пошло чиновников»

– У нас столько на посадку пошло чиновников. И не малого калибра. Но взял – сел, не брал – иди работай.

…Скольким мы простили банкирам – иди плати в бюджет в трехкратном размере и с метлой на улицу.

По словам Лукашенко, особый спрос у него с тех бизнесменов и чиновников, кто появлялся с ним в кадре:

– Если он появлялся в одном кадре с президентом, то и ответственность больше. А если ты преступил закон, то я помогу Шуневичу с Вакульчиком чтобы они тебя запрятали надолго.

«У меня достаточно хороших друзей, для которых 10-20 тысяч долларов – это не деньги»

О «всплывших» резиденциях:

– Мне приносит служба безопасности съемки этой резиденции. Я говорю, успокойтесь – на что вы реагируете. С той резиденцией, что Гуцериев строил, три инвестора нас кинули… А он вложил свои деньги, построил. Чего меня туда записали в эту резиденцию? Я не тот человек, чтобы где-то понастроить домов и любоваться..

Есть у меня дом на севере, в Плавном рядом с озером с пресыщением серебра… Там вода особая. Там мы во времена Косинца построили несколько домиков – мы можете туда тоже поехать и отдохнуть на этом озере, если хотите. Там тоже у меня «деревяшка». Это не особняк, это деревянный дом и баня, сделанные крестьянами на том же месте. Попарился, побегал там по деревне… Вы радуйтесь, что я еду и живу там среди людей.

Вы можете спросить – а где ты гроши взял? Я могу вам сказать. У меня достаточно хороших друзей, для которых 10-20 тысяч долларов – это не деньги.

«Семашко контролирует каждую гайку и болт»

О том, когда Минск и Вильнюс смогут уладить разногласия по БелАЭС.

— Я литовцам говорю, чего вы воюете против ее строительства. Мы же не «ерепенились», и сейчас не кричим, что у вас опасная Игналинская станция, которую вы закрываете. Не дай Бог что-нибудь случится, это же худшая станция в мире, мы вас понимаем. Зачем гвалт?

А потом давайте договоримся, что это будет наша общая станция вплоть до того, что я им сказал, что принимаю на работу всех ваших людей, которые способны работать, мы готовы взять на нашу станцию. Они нужны будут. И очень много людей из Литвы готовы приехать, и переезжают к нам работать.

Давайте произведем электроэнергию на ней, у вас же дефицит, мы вам продадим по нормальным ценам. Экономика свое дело сыграет, когда появится дешевая электроэнергия, тогда мы с ними договоримся. А станцию мы построим.

…Это же не наше государство строит атомную станцию, не мы сами, а Россия, империя, ядерная страна. И она построит ее, потому что она тоже в этом очень заинтересована, чтобы показать новое поколение атомных станций, самых безопасных.

…Стоимость отдельных узлов и агрегатов станции сократили на сотни миллионов долларов. Но это же очень хорошо. Меньше кредитов нужно будет выделять. Семашко контролирует каждую гайку и болт.

О встречах с заключенными: «В струнку как солдаты стоят»

В ответ на вопрос Иосифа Середича, который попросил Лукашенко встретиться с ним лично с глазу на глаз, чтобы обсудить ряд государственных вопросов, глава государства сказал, что поговорит с ним, но не потому, что тот «не последний человек». И привел пример, как он общается с белорусскими зеками.

– Я когда бываю в тюрьме – не часто, но иногда бываю, накануне я даю команду своему помощнику поезжай туда и пускай заключенные определят, кто от имени всей колонии будет встречаться с президентом и говорить. 15-20 человек. Не начальники это должны определить, а они сами. Я приезжаю – и они ровненько в струнку как солдаты стоят и докладывают мне.

«Потом приехал из США Петя, Питер – хороший мужик»

Лукашенко также высказался о выполнении требований Международного валютного фонда и визите главы миссии по Беларуси Питер Долман:

– МВФ требует правильно: взял услугу – заплати. За ЖКУ, например. Но разница у нас с ними в чем? В сроках. И Лагард (Кристин Лагард, директор-распорядитель МВФ) с этим согласилась.

Потом приехал из США Петя, Питер – хороший мужик. Он сперва Беларусь вообще не воспринимал, – сказал он, ответив, что ему лично приходилось проводить переговоры и объяснять официальную позицию. – Вопрос с МВФ – в сроках. Но вопрос не во мне. Выдержите ли вы?

«Как жить и что делать дальше»

– Я очень хочу, чтобы мы договорились – нарисовали дорожную карту, как жить и что делать дальше. Мы высокотехнологичная страна, вы супервысокотехнологичная. Нам нужны новые технологии – энергосберегающие, ресурсосберегающие. И мы готовы в этом направлении работать.

Я хочу, чтобы вы в Беларуси наконец-то увидели суверенное и независимое государство. И все вытекающее из этого.

Если вы думаете, что Лукашенко развернулся и пошел на Запад. Слушайте, это же для наивных. Я отдаю себе отчет: никто меня в Германии не ждет, я абсолютно никому там не нужен – точно так, как и Беларусь с каким-то конкурентным товаром... Но давайте хоть нормальные отношения поддерживать. Может мы вам чем-то будем полезны?

О беженцах

– Я иногда смотрю на Европу и мне больно становится из-за того, что там происходит. Стенают, плачут, делят этих беглецов – по пятьсот человек, по тысяче. А те Прибалтика и страны Восточной Европы упираются, не хотят их пускать... А я сижу и думаю, боже мой, мы за два года из Украины приняли 170 тысяч человек. Шуневич может сказать: я мгновенно подписал указ – и мы предоставили все условия, как белорусам. Думаете, нам легко это было? А вы за тысячу спорите. Давайте вместе работать.

О деле «Мотовело» и приговоре Муравьеву

— Там же на уровне президента вопрос решался. Он же ко мне приполз. Я ему обеспечил все: от крыши до поддержки самой реальной. И он начал жульничать. Пообещал 20 миллионов вложить, создать прекраснейшее предприятие... А что такое велосипед для народа? Я из этого исходил. «20 миллионов вложу, федерацию возглавлю, я это сделаю». Хорошо. Но имей в виду — ответишь... Не сделаешь — сядешь в тюрьму.

... Если только у тебя обнаружат нарушения закона и мошенничество — я тебя защищать не буду. И он сел. Все было просто: ты влез на уровень президента, ты обещал — выполняй. Где-то не получилось — не ври. Я же президент, у нас же диктатура, авторитаризм и так далее... Так ты же бойся этой диктатуры.

«Мы с тобой и Трамп напротив»

– Удивляет мотивация... Великая Россия или, во всяком случае, большая Россия говорит: вот, Трамп пришел к власти, поэтому белорусы могут там на многое не рассчитывать.

Я сколько раз говорил российскому руководству – успокойтесь вы уже, ну, чуть ли не они назначили его президентом Соединенных Штатов. Это президент Америки! Я Путину высказал эту точку зрения – сказал, ну представь, сидите вы за столом переговоров: мы с тобой и Трамп напротив. Лозунг написан, сделаем Америку сильной...

В каком вагоне будем сидеть? В первый не посадят с собой рядом. А в двадцатом, как и экономика России – двадцатая в мире. Согласишься? Нет. А как реагировать потом. Президента же вы выбрали. Значит, он тоже плохой. Как Обама плохой, так и этот плохой.

Надо понять, что Америка избрала не пророссийского, а проамериканского президента. И не насколько он глуп, как некоторые думают.

«Если взять Беларусь и Россию – кто террористически более опасен?»

Сегодня они уже начинают говорить, что ввели пограничную зону в ответ на то, что Лукашенко подписал указ о безвизовом въезде. Все бы было ничего, но только это они приняли на месяц раньше, чем мы ввели безвиз. Понимаете, нас начали упрекать, но даже не поинтересовались в хронологии! Они говорят, что это сделано для защиты границ России.

Да, против терроризма надо бороться, но если взять Беларусь и Россию – кто террористически более опасен? Вопрос риторический. Но мы же никогда не закрывали границу. Когда шла война на Кавказе и оттуда люди хлынули в Польшу – поляки их послали и выкинули на нашу территорию.

А мы их приняли, накормили, помыли в Бресте. Они потом, когда рожали, моим именем называли детей... Я тогда границу не закрыл. А от кого они сейчас ее закрывают, что это за пограничная зона 30 километров? Это чисто политический ход. Это бездумные и нескоординированные шаги, которые только ухудшают наши отношения.

О работе предпринимателей и проверках

— Все критикуют, что невозможно работать, невозможно предпринимательством заниматься. Ходят и проверяют. Назовите хоть одну страну, где не ходят и не проверяют?

Мы полностью перечеркнем эти все нормативы МЧС, милицейские, санитарные и прочие и оставим только те, которые нужны, без которых не обойтись...

Сегодня все белорусы готовы быть бизнесменами. Если побежали в бизнес, что-то не получилось — «дзяржава» виновата. Готовы ли вы быть бизнесменами? Это тяжелейший труд. Прежде посмотрите в зеркало: может, вы не готовы и виноваты, что у вас не получилось?

«Из-за неравенства цен на белорусском и российском рынках»

— Из-за неравных цен, неравных условий Беларусь потеряла только из-за вот этого ценового фактора $ 15 млрд. Они признают эту цифру и дали сейчас нам аж $ 5 млрд кредитов. Ну хорошо, изъять у нас $ 15 млрд через цены, потом нам же дать наши деньги (и то, только третью часть) под процент в три раза больше, чем МВФ. Это нормально?

«Все эти «Данкверты» — люди заинтересованные»

Александр Лукашенко заявил, что против главы Россельхознадзора Сергея Данкверта надо возбудить уголовное дело. И поручил «изучить вопрос и возбудить уголовное дело по Данкверту за нанесение ущерба стране».

— Каждый должен отдавать отчет за свои слова, — сказал он, напомнив про историю с задержанием Владислава Баумгертнера.

Ранее глава Россельхознадзора Сергей Данкверт обвинил Беларусь в том, что страна активно пользуется ситуацией, когда российский рынок закрыли для поставок из ЕС, Украины, и ведет себя при этом недобросовестно. Озвученные им претензии касались не только реэкспорта санкционной продукции, но и качества белорусского молока.

— Все эти «Данкверты» — люди заинтересованные. У каждого из них огромные латифундии. Они сами являются производителями того или иного продукта. Или где-то «крышуют», или где-то собственники. Но по цене не могут конкурировать с белоруской продукцией. Поэтому устанавливаются эти барьеры.

«Историческое прошлое – оно дороже, чем эта нефть»

– Когда возник этот конфликт (по нефти – прим. С) мы по дружбе обсуждали это с Путиным. Я ему говорю: ты знаешь, поставили мы с Азербайджана баржу нефти, так как там нам предоставили скидку. Сейчас все борются за рынки нефтяные... Ты же потеряешь рынок свой в Европе. Я завезу эту нефть оттуда, как когда-то из Венесуэлы, переработаю в Мозыре и продам на твоих же рынках. Он мне сразу говорит: ты так не сделаешь. Почему? Потому что это дорого и российской нефти замены нет.

Я тогда не стал ему объяснять, что независимость, порядочность, наше историческое прошлое – оно дороже, чем эта нефть. Я опять же сдерживаю себя, чтобы лишнего не наговорить, потому что Семашко уже побледнел. Ему же завтра переговоры продолжать с Россией. Но я просто не могу этого не сказать.

Откуда происходит это нынешнее обострение (белорусско-российских отношений – прим. С), хоть оно и не первое? Наверное, у России появилась некая настороженность, что Беларусь уйдет. Макея начали дубасить, что он тут главный враг, что он ведет на Запад Беларусь. Я хочу сказать: никто без согласия президента не ведет переговоры ни в Берлине, ни в Вашингтоне. В России должны понимать, что это согласованная позиция.

О смене власти в стране

– Если я очень ошибаюсь, то меня просто надо заменить на следующих президентских выборах. На следующих. Не надо через Майдан и революции. Потому что не Януковичу плохо от этого и не Лукашенко будет от этого плохо. Это вам будет позор, белорусскому народу... Это пятно, это клеймо на украинском народе, этот вот Майдан.

Если вы видите, что я слишком отстал от той жизни, которая есть, и моя концепция вам не подходит, и меня надо заменить – я на это не обижусь, вы на это имеете право.

О скандальном: «Вы в моем декрете не найдете слово «тунеядец»

– Мы лечим и бомжа, и алкаша, который сам себе, извините, ногу сломает – а мы его лечим. Но вопрос, сколько мы за это заплатили? Сколько мы платим за образование, безопасность, оборону? Льготы для детишек? Это расходы, поэтому почему я должен платить налог, а кто-то нет. Иди работай или плати.

Некоторые в конвертиках у Иосифа Середича зарплату получают. Я в кавычках говорю, пошутил. А налоги с этого платят? То есть, здесь мы подстегнули и обнажили даже те процессы, которых мы даже не видели до принятия этого документа.

Если кого-то это обидело, то не я виноват, что обозвали это тунеядцами. Вы в моем декрете не найдете слово «тунеядец». И потом: почему подавляющее большинство, 95% населения за это переживает?

Весь ответ здесь

«Я не против православия, мусульманста, я не против корана и библии. Но...»

Лукашенко высказался против преподавания религии в школах:

– Я не против православия, мусульманства, я не против корана и библии. Но пацаненок, 12 лет... Что вы ему в этой книжке написали? Сколько у нас в школе того, что не надо. Пусть меня простят священнослужители за этот пример. Я ни в коем случае не выступаю против католицизма, православия, мусульман. Но зачем вы тащите 10 летним детям то, что они не воспринимают.

Я против того, чтобы в школе была религия как отдельный предмет. У нас светское образование. Но если вы (священнослужители) придете туда (в школу) раз в год, мы двери не закроем. И это будет ценнее, если вы скажете о христианских ценностях, о том, что такое радикальный исламизм. Я вам спасибо скажу.

Лукашенко добавил, в школе не должно быть лишних предметов:

– Я просил бы депутатов обратить на это внимание. Школа перегрузила детей – им дышать некогда.

Об оптимизации госаппарата: «С бухты-барахты это не делается»

– Я думаю, вы заметили такой процесс, как оптимизация. Можете критиковать, как-то по-другому называть. Вы думаете, что можно прийти и косой все срезать? С бухты-барахты это не делается. Надо понемногу, кому-то дать возможность дотянуть год-полтора до пенсии, – сказал Лукашенко, сообщает interfax.by.

По его словам, он мог бы принять решение одномоментно «завтра от балды половину «оптимизировать»: «Но люди это не поймут».

– Оптимизацию, которую мы проводим, мы начинаем с себя. Начиная с президента. Сколько, как вы думаете, работает человек во Дворце Независимости? Кстати, здесь я только принимаю гостей и делегации, чтобы показать, что мы не в лаптях. Что касается госструктур – у нас госслужащие нищие. Но пока вы не уберете лишние функции и не оптимизируете, никаких повышений зарплат не будет.

«Новых льгот в Беларуси не будет, пора забыть об этих терминах»

— Пора забывать об этих терминах — льготы, бесплатно. Мы живем в рыночной экономике. Тем более все хотят во Всемирную торговую организацию, а вы знаете, как относятся в ВТО к льготам.

Как сообщает БелаПАН, Лукашенко обратил внимание на то, что в Беларуси беспрецедентное количество льгот, например для детей. По его словам, около пяти лет назад вместе с правительством попытался пересчитать и упорядочить действующие льготы, но безуспешно — из-за большого количества.

— Мне пришлось их все отменить, какие бы они ни были, и сразу же ввести те льготы, которые должны быть.

По словам спикера, впредь государство будет предоставлять льготы только на то, что «завтра даст результат»:

— Станьте на место государства: у вас есть какие-то небольшие деньги, кому вы их дадите? Просто закопаете в песок или вы подумаете, что принесет эта ссуда, которую вы кому-то дадите?

Кроме того, продолжится поддержка военных, подчеркнул президент:

— Они что, пойдут зарабатывать деньги на стороне? Они могут заработать и немало, но не дай бог! Поэтому мы должны обеспечить им мало-мальски существование. Мы же их готовим к войне, не дай бог. Это значит, что он в любой момент пойдет по приказу и отдаст свою жизнь. Ну так давайте дадим им возможность уголок какой-то, чтобы он мог жить и растить своих детей.

О ледовых и частных дворцах

— Всякие намеки, что президент слишком много построил этих ледовых дворцов, — никчемные, мы строили их для людей, — сказал Лукашенко, отметив, что желал бы получить от ледовых дворцов отдачу: эти и другие спортивные объекты строятся в Беларуси для того, чтобы укреплять здоровье, прививать любовь к спорту:

— Хочу, чтобы дети в Беларуси умели держать клюшку, бегать на коньках и хотя бы с маленькой горки кататься на лыжах.

Что касается других «дворцов», он заявил:

— Но брать шашку сегодня, спустя 25 лет нашей независимости, суверенитета и сносить головы всем, потому что он живет в хорошем доме — это уже ушло в прошлое, это нельзя. Если вы хотите меня упрекнуть в том, что у нас уровень коррупции и беззакония такой, что некоторые там не за свой счет строят дворцы, вы мне скажите.

Не тронь чужое, не воруй у государства и ты будешь нормально жить. Если очень хорошо хочешь жить, добавь к этому еще благотворительность. Заработал — поделись с кем-то. В гробу карманов нет, все на тот свет не заберешь, как говорят у нас в народе.

О зарплатах по 500: «Многие раскатывают на шикарных лимузинах, а другие перебиваются с воды на хлеб»

– Зарплаты и пенсии мы будем повышать, если только мы произведем больше, качественнее и продадим по более высокой цене. Это один путь, – сказал Александр Лукашенко. – Есть и второй. Можно у кого-то одолжить, отобрать, взять... Одолжать можно, но уже нельзя, потому что у нас и так задолженность приличная, а деньги надо возвращать, поэтому надеяться на то, что мы будем заимствовать, чтобы повышать зарплаты и пенсии... Этого не будет.

Повышение может быть только за счет эффективной работы экономики. Произведем, продадим, получим валюту. И в этом вся наша жизнь.

500 долларов средняя зарплата в стране – это то, что государство должно помочь заработать человеку, чтобы он мало-мальски мог жить в той системе социально-экономической, которую мы с вами создали. Все остальное, тысячу или две тысяч, это кто сколько заработает.

Еще раз подчеркиваю: 500 долларов кровь из носа в этом году.

И это не спонтанно названная цифра, более того, мы это уже проходили. Я не хочу тут экономических теорий пылких произносить – задам только один вопрос. Почему в Беларуси многие раскатывают на шикарных лимузинах, имеют возможность по полгода отдыхать на недешевых курортах, содержать знаете кого и при этом в офшоры вывозить деньги. А другие должны перебиваться с воды на хлеб. Вот и вся социальная справедливость. Так давайте дадим людям хотя бы 500 долларов. Вот и вся экономическая модель, из этого я исхожу.

* * *

Всего на «Большой разговор с президентом» приглашены около 40 человек. Мероприятие транслируют «Беларусь 1», «Беларусь 24» и Первый национальный канал Белорусского радио. Также в зале присутствуют члены правительства и другие высшие должностные лица страны, бизнесмены – Александр Мошенский, Анатолий Капский.

Со старта Лукашенко сказал, что закрытых тем нет, но что обсуждение не должно скатываться до перехода на личности, в том числе лидеров других стран: Путина, Трампа, Порошенко, Меркель.

– Мы должны показать, что мы цивилизованный народ, что Господь не просто так поселил нас в центре Европы.

Не все у нас получилось, отметил он, но приглашены те, кто и в оппозиции, но любит страну и готов к конструктивному диалогу.

Лукашенко достаточно резок в высказываниях.

– Говорунов и писак отправляем в Донбасс...

– В гробу карманов нет.

После вступительного слова главного спикера на экране был показан видеоопрос — белорусы задавали свои вопросы. Многие спросили об уровне зарплат, в том числе в детских садах и в медучреждениях. Также жителей интересовали декрет о тунеядцах, проблемы трудоустройства, на какой машине ездит президент.

После Лукашенко обратился к своему пресс-секретарю Наталье Эйсмонт, сказав, что ему не хватает выборки самых основных прозвучавших вопросов. Та ответила, что в первую очередь – за счет чего и на сколько будут повышаться зарплаты.

* * *

По настроениям публики и количеству вопросов, которые были озвучены накануне в различных СМИ экспертами, журналистами, рядовыми белорусами, – такой разговор, учитывая остроту повестки дня в Беларуси и в мире, скорее лучше, чем его отсутствие.

Ранее «Салідарнасць» опросила потенциальных и приглашенных участников «разговора» на тему вопросов. Среди прочих, в том числе и о границе с Россией, будут заданы: «Когда в отставку? Кто преемник?».

Тем временем белорусы на улице эмоционально задают свои:

«Когда будем жить хорошо? Когда?».

«Не надоело ему так долго?».

«Цены. Зарплаты».

«Когда поднимутся пенсии? Как на эти прожить?».

«Когда отменят налог на тунеядство – это в первую очередь».

«Бессмысленно задавать вопросы».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)