Марина Гуляева, ”Белгазета”
«Более чудовищного, совершенно омерзительного по энергетике города, чем Москва, я нигде не видел»

Исключительность «Евровидения» как события в жизни страны уже давно стала нормой, а тут еще на минувшей неделе мэр Москвы Юрий Лужков, получивший символические ключи от «Евровидения», заявил, что собирается сделать московский конкурс «подарком для всей нашей цивилизации». О ценности этого подарка корреспондент «БелГазеты» беседовала с московским музыкальным критиком Артуром Гаспаряном.

- Юрий Михайлович Лужков очень любит образные выражения. Видимо, он думает, что московское «Евровидение» пройдет с такой помпой и так ярко, как нигде не проходило. Уже предпринимаются какие-то усилия, чтобы конкурс прошел на достойном уровне и стал, по версии московского мэра, подарком цивилизации.

Оставим на совести Лужкова высокопарность высказываний. На мой взгляд, его «подарком цивилизации» стало бы разрешение гей-парада в Москве. У европейских геев и лесбиянок есть традиция - тысячами ездить на «Евровидение», тусоваться там и веселиться. Любят они веселье. Само слово gay изначально и переводится как «весельчак».

Обычно всегда и всем хорошо - и геям, и не геям. Главное - мир, музыка, любовь. Но в Москве гей-парады категорически запрещены. Как заявляет Лужков, «общество против».

- Как вы оцениваете уровень подготовки к «Евровидению»?

- Уже известно, что это будет комплекс «Олимпийский», где должна пройти реконструкция. Хотя, «Олимпийский» находится в таком обшарпанном состоянии, что я не совсем себе представляю, как это будет происходить. Ходишь по лестницам «Олимпийского» и просто вздрагиваешь…

Я предлагал провести «Евровидение» не в Москве с ее гомофобным мэром, чудовищными пробками, безумной суетой, грязью, пылью, а в самом европейском городе России - Санкт-Петербурге. Там у конкурсантов сложилось бы совсем другое представление о стране.

В Санкт-Петербурге уже есть соответствующая всем мировым требованиям концертная площадка - Ледовая арена. Пусть она находится далеко от центра, но, в конце концов, туда можно добраться на машинах и автобусах. Что в Москве люди будут проезжать 500 м за 40 минут из-за пробок, что в Питере проедут большее расстояние за такое же время. Но, самое главное, это же музей под открытым небом, это город, действительно созданный для того, чтобы наслаждаться, гулять и радоваться жизни.

Я не знаю, что успеют сделать в Москве с «Олимпийским»… Мне кажется, его нужно просто снести и заново построить. Вот тогда получилось бы что-нибудь вменяемое.

- Почему победила Москва? Амбиции?

- Дело не столько в амбициях и вечном соперничестве Москвы и Петербурга, а в нежелании искать себе приключения на задницу. Все-таки в Москве базируется и Первый канал, и все технические возможности под рукой, в Останкино. Я думаю, решение принималось по принципу «удобно-неудобно». Причем, чтобы удобно было не зрителям и не гостям, а организаторам.

Поэтому решили не дергаться и проводить в Москве. Хотя Питер очень хотел. И мне кажется, был бы очень позитивный резонанс, который так нужен сегодня России.

От московского же «Евровидения» у большинства гостей останутся либо смешанные, либо негативные впечатления. Я хоть и коренной москвич и как будто бы должен, как тот кулик, хвалить свое болото, но могу сказать, что более некомфортного и чудовищного, совершенно омерзительного по энергетике города, чем Москва, в мире я больше нигде не видел. Здесь чувствуешь себя неуютно.

А это имеет очень большое значение для такого мероприятия, как «Евровидение», ведь гости будут здесь тусоваться три недели! Они должны чувствовать себя комфортно, от этого складывается общее ощущение. Дело не только в том, что будет происходить на концертной площадке, но и вокруг нее.

- Возможно, какие-то субъективные оценки московской атмосферы будут компенсированы размахом и роскошью, с какой, судя по заявлениям Лужкова, будет проведено «Евровидение»?

- Да, роскошь будет. У нас же любят роскошь среди г…а. Построят дворец, а вокруг гов…ще. Кучи, горы! Чисто российский сценарий.

А вот так, чтобы и дворец, и вокруг хорошо - не получается. И боюсь, все именно так и пройдет.

- Лужков пообещал, что российское «Евровидение» станет для российской эстрады «новым шагом в развитии музыки»…

- Ну, пусть будет новый шаг… В журналистике есть такое понятие - графоманство. Это когда пишут много и ни о чем. Юрий Михайлович у нас умеет говорить много и ни о чем. Конечно, «Евровидение» будет отличаться какими-то вещами, но к ним Лужков не имеет никакого отношения. В частности, новой системой голосования: помимо телевоутинга судить участников будет профессиональное жюри с паритетом 50 на 50.

Но эти нововведения не имеют никакого отношения к Лужкову. Задача Лужкова - рассосать московские пробки. Москва находится в транспортном коллапсе, и с каждым днем ситуация становится все хуже и хуже.

- Повлияет ли кризис на масштаб проведения «Евровидения»?

- Вам этого сейчас никто не скажет, кроме Господа Бога. Никто не знает, как все повернется, ситуация развивается совершенно непредсказуемым образом, лавинообразно. На данный момент все официальные лица держат хорошую мину при довольно плохой игре, убеждают, что все обязательства будут выполнены.

Среди звезд эстрады, конечно, паника. Филипп Киркоров мечется с выпученными глазами. Они у него и так всегда выпучены, а сейчас еще больше. У других артистов начались нервные тики, руки дергаются, губы… Практически все сидят без работы!

Все ждали Нового года, потому что благодаря жирным корпоративам артисты могли заработать на целый год. А сегодня произошло резкое сокращение корпоративов: ни одна вменяемая компания в период увольнения людей или накануне увольнений не будет устраивать грандиозного новогоднего праздника. Кроме того, ходят упорные слухи, что крупным корпорациям пришло письмо из Кремля с указанием не вздумать ни под каким видом устраивать пир во время чумы.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)