«Белавиа» под санкциями, 6 лет колонии и отчет без точек над «i»

Год назад в Минске принудительно посадили самолет Ryanair.

23 мая 2021 года самолет компании Ryanair, выполнявший рейс Афины-Вильнюс, вынужденно приземлился в аэропорту «Минск» после того, как получил от белорусского авиадиспетчера сообщение о взрывном устройстве на борту. Вспоминаем, как отреагировали на этот на инцидент белорусские власти и международное сообщество, и как сложилась дальнейшая история для его участников.

В тот день после экстренной посадки и многочасового досмотра самолета, экипажа и пассажиров были задержаны два человека: блогер Роман Протасевич — экс-редактор телаграм-канала, признанного в Беларуси экстремистским, и фигурант КГБшного списка «лиц, причастных к терроризму», и его девушка, гражданка России Софья Сапега.

Впрочем, сколь ни пытались белорусские власти сделать вид, что просто так совпало, а они голуби мира, спасшие Европу от террористической угрозы (в анналах Телеграм сохранилось сообщение пресс-службы Лукашенко с пассажем «выходит, и диктатор пригодился!»), им почему-то не поверили. Глава Ryanair Майкл О'Лири назвал инцидент «угоном, поддерживающимся государством», лидеры стран ЕС не просто осудили произошедшее, но и оперативно закрыли небо над Беларусью, а свое воздушное пространство — для белорусских самолетов.

Инцидент также подтолкнул международное сообщество к «разморозке» прежних экономических ограничений и скорейшему принятию новых санкций в отношении белорусского режима.

Что же касается конкретно «Белавиа», уже через неделю компания лишилась всех рейсов в ЕС и Украину, а открытие новых направлений по России не больно-то компенсировало финансовые потери. Кроме того, уже зимой 2021-го компания была вынуждена вернуть половину своего авиапарка — 14 самолетов, взятых в лизинг.

Двоим белорусским топ-чиновникам от авиации Министерство юстиции США выдвинуло обвинения в воздушном пиратстве — в цивилизованном мире за подобное грозит пожизненное заключение.

Расследование, по горячим следам начатое Международной организацией гражданской авиации (ICAO), затянулось больше чем на полгода. Его итоги были опубликованы лишь в январе 2022-го. Эксперты сообщили о сокрытии информации и противоречиях в сведениях, предоставленных белорусскими властями, несоблюдении стандартных процедур международных правил безопасности, а главное — пришли к выводу, что угроза взрыва бомбы на борту была заведомо ложной.

Масла в огонь скандала подлили показания бывшего авиадиспетчера Национального аэропорта «Минск» Олега Галегова, который руководил принудительной посадкой самолета.  Выехав из Беларуси в Польшу, он сообщил, что действовал по приказу офицера спецслужб и что вся история с экстренной посадкой самолета была спецоперацией по задержанию политического оппонента белорусского режима.

Вскоре после скандала государственный телеканал показал не то что сюжет, а большое «покаянное интервью» Романа Протасевича, также МИД организовал брифинг с участием блогера и представителей силовых структур. Позже стало известно, что Протасевича перевели под домашний арест, но разрешили пользоваться телефоном и даже завести телеграм-канал, а также участвовать в деятельности провластной «правозащитной организации».

Суда по делу блогера пока не было, как сообщил он сам, расследование еще продолжается. Находясь под домашним арестом, Роман Протасевич получил возможность работать и даже успел жениться — причем не на той девушке, вместе с которой был задержан год назад. Эта love-story так глубока и загадочна, что больше об избраннице ничего не известно, а информация о свадьбе всплыла только после оглашения приговора Софье Сапеге.

Последний был озвучен несколько недель назад на закрытом суде, после почти годичного содержания Сапеги под стражей, а позже под домашним арестом. Девушка, к слову, признала вину и писала прошение о помиловании, но его, по всей видимости, не удовлетворили.

Гражданку РФ, которую обвиняли по 7 уголовным статьям (в том числе «разжигание социальной вражды» и «незаконные действия с персональными данными»), приговорили к 6 годам колонии. Помимо того, девушку обязали выплатить 238 потерпевшим — силовикам и госслужащим, чьи данные были опубликованы в «экстремистском» телеграм-канале «Ч*рная Книга Беларуси», — свыше 167 тысяч белорусских рублей в качестве компенсации морального вреда.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 1.9(16)