Владимир Мартьянов, Сергей Олехнович, фото Янки Погулянки
«Беларусь. Совершеннолетие».<br>Год 1998-й

Скандал с выселением иностранных дипломатов из Дроздов и участие Александра Лукашенко в экономическом форуме в Кран-Монтана; арест Андрея Климова и суд над Вадимом Лабковичем и Алексеем Шидловским; переход минского «Динамо» под крыло государства и участие сборной Беларуси по хоккею в Олимпийских играх; первые акции Мирона и первый приезд Scorpions в Минск; августовский дефолт и очереди за маслом и яйцами; вступление Беларуси в Движение неприсоединения и начало работы «Белорусской валютно-фондовой биржи»; присвоение Беларуси префикса 481 и первый национальный конкурс «Мисс Беларусь»; принятие закона «О свободных экономических зонах», создание конкурса потребительских предпочтений «Продукт года» и появление первых интернет-кафе в Минске. Таким остался в памяти 1998 год.

«Салiдарнасць» и TUT.BY предлагают вашему вниманию восьмую часть совместного интерактивного проекта «Беларусь. Совершеннолетие».

Предыдущие части: 1991 год, 1992 год, 1993 год, 1994 год, 1995 год, 1996 год, 1997 год.

В.М. — Разговор о 1997 годе мы закончили на том, что над футбольным минским «Динамо» — точнее, над его тогдашним хозяином бизнесменом Евгением Хвастовичем — сгустились тучи. Чем все закончилось?

С.О. — Тем, что «Динамо» было, назовем так, «национализировано», а Хвастович эмигрировал из страны и больше сюда не возвращался. Сначала он жил в Германии, а теперь, по некоторым данным, обосновался в США, в штате Коннектикут. Он и по сей день считает, что государство, по сути, украло у него «Динамо».

Точнее, Хвастович так считал еще летом 2008-го. Ибо в прошлом году в Швейцарии все-таки состоялась трехсторонняя встреча с участием УЕФА, нынешнего руководства минского «Динамо» и экс-президента столичного клуба. Всех подробностей я не знаю, но полагаю, что Хвастович получил либо полностью, либо какую-то часть из тех 225 тысяч швейцарских франков, которые были положены «Динамо» и «Динамо-93» за участие в еврокубках и зависли в УЕФА на 10 лет, отказавшись в свою очередь от претензий на брэнд «Динамо» (Минск).

Кроме того, в белорусском футболе в том году потряс еще один скандал — нашу страну могли лишить членства в УЕФА. Я имею в виду все те коллизии, которые были связаны с избранием председателя Госкомитета Григория Федорова президентом БФФ.

В.М. — Но футбольные «разборки» не стали самыми значимыми спортивными событиями в 1998 году.

С.О. — Ты прав, главным спортивным событием года, конечно же, стала Олимпиада в Нагано, на которой Беларусь дебютировала в игровом виде спорта — в хоккее. Наши выступили достойно, финишировав в «восьмерке».

Примечательно, что впервые на Олимпиаде играли НХЛовцы. А на предварительном этапе, где соперниками белорусов были сборные Франции, Германии и Японии, сильнейшую лигу планеты представлял лишь наш Руслан Салей.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

Руслан Салей

Дело в том, что накануне Игр у Салея в ходе матча регулярного чемпионата НХЛ случился инцидент с игроком «Чикаго» россиянином Сергеем Кривокрасовым. Верх в стычке одержал белорус, однако Салея дисквалифицировали на две встречи. А поскольку до перерыва в регулярном первенстве НХЛ его «Анахайму» оставалось провести всего два поединка, Руслан смог присоединиться к сборной уже на предварительном этапе.

В.М. — Интересно, Салей специально это затеял, чтобы приехать в сборную?

С.О. — Нет. Как рассказывал мне потом Руслан, эксцесс с Кривокрасовым был чистейшей случайностью, а не тщательно спланированной акцией.

А еще на Играх-98 Александр Лукашенко, летавший туда как президент НОКа, «поработал» в качестве комментатора одного или двух хоккейных поединков. Владимир Новицкий, который вел репортажи из Нагано, с замиранием в голосе рассказывал, что ловил на себе восторженные взгляды иностранных журналистов, которые видели, что в комментаторскую кабину поднимается глава государства.

В ходе одного из эфиров Новицкий даже интересовался у Лукашенко, какие рекомендации он дал хоккеистам в раздевалке. На что Александр Григорьевич, как сейчас помню, ответил, что посоветовал ребятам, чтобы они плотнее боролись на пятачке и чаще бросали по воротам.

А уже через несколько месяцев сборная Беларуси дебютировала в элите мирового хоккея на чемпионате мира. В Швейцарии наши тоже не ударили в лед лицом, войдя в восьмерку лучших.

В.М. — Да уж, спортивная жизнь в 1998 году в стране кипела. Для меня же этот год ассоциируется в первую очередь со скандалом вокруг посольских резиденций в Дроздах. Эта эпопея длилась не одну неделю и никоим образом не способствовала росту имиджа нашей страны за рубежом.

Суть проблемы, напомню, заключалась в том, что в апреле всем послам, проживающим в поселке Дрозды под Минском, по соседству с резиденцией главы государства, было рекомендовано до середины июня покинуть свои резиденции. Взамен им обещали предоставить другие. Причиной отселения был назван ремонт канализации.

Что интересно, послы вызвались оказать содействие в проведении ремонтных работ, в том числе и за счет своих специалистов, но им отказали.

С.О. — Видишь, государство боролось с «гастарбайтерами», давая работу белорусским сантехникам!

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

В.М. — Возможно. Ну а дальше события развивались по следующему сценарию. 8 июня Чрезвычайный и Полномочный посол США в Беларуси Даниэль Спекхард дал пресс-конференцию, на которой обрисовал ситуацию, сложившуюся вокруг Дроздов. По мнению Спекхарда, имела место попытка белорусских властей нарушить Венскую конвенцию, согласно которой жилища дипломатов и территория посольств являются неприкосновенными. Американский дипломат также подчеркнул, что все послы готовы до конца отстаивать свои права и озвучил заявление, подписанное послами двадцати государств. В том числе, кстати, и послом России.

Поначалу Лукашенко выразил сожаление по поводу сложившейся ситуации. 10 июня он выразил готовность урегулировать возникший конфликт мирным путем, продлив срок пребывания послов на территории Дроздов еще на десять дней. Вместе с тем президент заявил, что нигде в мире посольские дачи не расположены на территории резиденции главы государства, хотя он, как и подобает радушному хозяину, готов и дальше соседствовать с послами…

Случались, к слову, какие-то комичные истории. Например, когда послы поехали на переговоры с главой МИД Беларуси Иваном Антоновичем, то, вернувшись назад, обнаружили свежевырытую канаву, которая мешала проезду…

В итоге, почти все послы отбыли в свои страны для консультаций. А приехавшему из Америки в отпуск послу Беларуси Валерию Цепкало было рекомендовано не возвращаться в Вашингтон до тех пор, пока в Минск не приедет Спекхард.

С.О. — По-моему, Спекхард вернулся лишь к концу года…

В.М. — Ну да, история растянулась... И резонанс от скандала был огромный. Тем более что всего за два месяца до конфликта тому же посольству США разрешили продлить срок аренды занимаемого особняка еще на пять лет.

Свои резиденции дипломаты покидали 22 июня. Причем с демаршами. Литовский посол, к примеру, прибил к двери оставленного коттеджа текст Венской конвенции.

Впоследствии скандал утрясся, послам предоставили новые помещения, правда, теперь они уже жили не такой компактной группой — их резиденции оказались разбросанными по городу. Я слышал такую гипотезу: причиной конфликта стало нежелание главы белорусского государства лицезреть вокруг своего жилища многочисленных оппозиционеров, которые периодически приезжали в посольства на приемы. И якобы именно эта деталь стала отправной  точкой скандала.

С.О. — А я слышал другую гипотезу. Якобы Лукашенко, недовольный тем, что Запад не признал итоги ноябрьского референдума 1996 года, целенаправленно шел на дипломатический конфликт, дабы показать, кто в доме хозяин.

В.М. — Все может быть. В пользу этой версии может быть истолковано и  поведение Чрезвычайного и Полномочного посла Российской Федерации в Беларуси Евгения Лощинина, дольше прочих дипломатов задержавшегося в Дроздах. В течение недели он с женой и внуком жил в резиденции, по-моему, даже  без телефона и электричества — до тех пор, пока ему не предоставили резиденцию в другом месте. Россия в ходе конфликта в Дроздах неожиданно развернулась на 180 градусов, заявив, что ее все устраивает.

С.О. — В пользу гипотезы об инспирированном конфликте также свидетельствует и поездка белорусского президента в Швейцарию, в Кран-Монтана, на экономический форум, состоявшийся 26 июня. В своем эмоциональном, как обычно, спиче Лукашенко заявил о противоречиях, существующих между Старым Светом и США и наличии двойных стандартов в собственной европейской политике.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

В.М. — Верно, выступление главы нашего государства получилось довольно скандальным. Хотя бы потому, что на экономическом форуме он, насколько я помню, поднял вовсе не экономические вопросы, заявив, в частности, что в европейские структуры принимают государства, в которых из пушек расстреливают парламент, в то время как в Беларуси парламент никто не расстреливал. Судя по всему, Александр Григорьевич имел в виду Россию.

С.О. — Ну да, у нас парламент, слава Богу, не расстреливали — в 1995-м просто «эвакуировали» часть депутатов, объявивших голодовку, а полтора года спустя «всего лишь» распустили Верховный Совет…

В.М. — Помнится, Александр Лукашенко существенно превысил регламент, чем вызвал недовольство делегатов и председательствующего, сделавшего ему замечание. После чего Лукашенко, не привыкший, чтобы ему перечили, демонстративно покинул зал, предложив организаторам форума придержать освободившееся место для будущего президента Беларуси…

А что касается продолжения скандала с Дроздами, то он стал неплохим поводом для серьезных кадровых перестановок. К концу года три министерства, занимавшихся внешними связями — Министерство иностранных дел, Министерство внешнеэкономических связей и Министерство по делам Содружества Независимых Государств — были реорганизованы в одно — Министерство иностранных дел. Руководителем вновь образованного МИДа был назначен экс-помощник президента по вопросам внешней политики профессор Урал Латыпов.

Министра по делам СНГ Владимира Величко и министра МВЭС Михаила Маринича освободили от должностей в связи с ликвидацией возглавляемых ими ведомств, а вот глава МИДа Иван Антонович был просто отправлен в отставку — роль «стрелочника» ему вполне удалась.

10 декабря Урал Латыпов заявил, что конфликт вокруг Дроздов можно считать исчерпанным — главой белорусского МИДа совместно с эмиссаром Евросоюза Дитмаром Штудиманом было подписано совместное заявление, согласно которому белорусская сторона брала на себя все издержки, связанные с переселением послов в новые резиденции. Причем руководители дипмиссий возвратились сперва в Дрозды, и лишь потом, спустя месяц, — в новые резиденции.

С.О. — Кроме Дроздов, европейские страны и США выражали обеспокоенность по поводу соблюдения в нашей стране прав человека. Видимо, как реакция на эти претензии, в середине лета Палата представителей даже провела специальные слушания по данному вопросу, в ходе которых выяснилось, что с правами человека в Беларуси полный порядок.

В.М. — Тогда перед депутатами выступили глава МИДа Иван Антонович, глава Администрации президента Михаил Мясникович и секретарь Совбеза Виктор Шейман. Выступающие подчеркивали, что проблема с правами человека в Беларуси является надуманной и искусственно раздувается западными государствами и прессой с целью компрометации белорусского руководства и поддержки белорусской оппозиции.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

С.О. — Кто бы спорил, конечно, надуманной! Февральские арест Андрея Климова и суд над «маладафронтаўцамi» Вадимом Лабковичем и Алексеем Шидловским, нарисовавших в Столбцах антипрезидентские граффити, только подтверждали слова Антоновича, Мясниковича и Шеймана. А ведь в начале года Палата представителей еще не приняла в первом чтении поправки в ряд законов, связанных с оскорблением чести и достоинства президента Беларуси — депутаты решились на этот отчаянной смелости шаг лишь 5 июня.

В.М. — Поправки предполагали возможность возбуждения уголовных дел и наказания виновных лишением свободы сроком до семи лет, в том числе и за оскорбляющие президента публикации в средствах массовой информации. Право возбуждения уголовного дела предоставлялось Генеральному прокурору в случае согласия на то президента.

Ты прав, в 1998-м продолжилась цепь, назовем так, «посадок» и арестов известных в политике людей. И если Лабкович и Шидловский, получившие по полтора года за граффити (первый как несовершеннолетний был осужден условно), были тогда новичками в политике, то молодой депутат Верховного Совета XIII созыва Андрей Климов был уже широко известен.

С.О. — Он не вошел в Палату представителей, оставшись верным Верховному Совету, в котором, кстати, был членом специальной парламентской комиссии по правовой оценке деятельности президента Беларуси Александра Лукашенко. По-моему, Климов был арестован по дороге на работу, и, находясь в СИЗО, объявил сухую голодовку в знак протеста против нарушения Конституции 1994 года, согласно которой он имел право депутатской неприкосновенности.

В.М. — Видишь ли, здесь мы имеем дело с законодательной казуистикой. С одной стороны, по Конституции 1994 года, Климов по-прежнему являлся депутатом Верховного Совета, и обладал депутатской неприкосновенностью — разрешение на его арест распущенный парламент не давал. А с другой стороны, согласно Конституции 1996 года, он был никем, обычным гражданином. То есть ни о какой депутатской неприкосновенности речь уже не шла.

Впрочем, Климов был не первым известным предпринимателем и депутатом, против которого возбудили уголовное дело — за год до этого «под раздачу» попал Владимир Кудинов, входивший во фракцию «Гражданское действие». Правозащитники настаивали на том, что в обоих случаях речь шла о преследовании по политическим мотивам.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

Фото «Хартия-97»

С.О. — Для Климова это был первый арест, но отнюдь не последний…

В.М. — Многие депутаты, оставшиеся верными Конституции 1994 года, поддержали Климова. Так, 13 июня был арестован и получил 15 суток за хулиганство Валерий Щукин, сделавший на стене здания КГБ в Минске надпись: «Свободу депутату Климову!». И вообще, этот капитан 2-го ранга в отставке, бывший член фракции коммунистов и по сей день является активным участником всех протестных акций. За что ему неоднократно доставалось: похоже, окладистая седая борода и колоритная внешность Щукина действует на многих милиционеров как красная тряпка на быка.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

С.О. — Да, граффити ему не простили. Наверное, дело и в том, что не ту стену Щукин выбрал…

Впрочем, и сегодня белорусские правоохранительные органы испытывают к граффити стойкую нелюбовь. Не говоря уже о «бел-чырвона-белых» флагах и гербе «Пагоня». Это я к чему? Если не ошибаюсь, именно в 1998-м впервые заявил о себе неуловимый и легендарный Мирон, вывесив накануне одного из государственных праздников где-то в Витебской области опальный национальный стяг.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

В.М. — С тех пор Мирон не раз вытворял умопомрачительные трюки: проникал на охраняемые территории, забирался на точки, куда без пожарной машины с раздвижной лестницей не влезть. Например, в 2000 году он прикрепил флаг к трубе Витебской ТЭЦ — самой высокой в областном центре, а октябре 2004 года вывесил трехметровое «бело-красно-белое» полотнище на проводах ЛЭП на въезде в Лиозно, в полусотне метров от ближайшей опоры. Пожарные и милиция часов пять не знали, как снять флаг.

С.О. По-моему, после этого случая в народе пошла молва, что Мирон использует самодельный летальный аппарат. Его образ за эти одиннадцать лет стал мифологическим. Примечательно и то, что Мирона, словно героя стихотворения Самуила Маршака, «ищут пожарные, ищет милиция, ищут фотографы в нашей столице, ищут давно, но не могут найти парня какого-то лет двадцати».

В.М. — Мне кажется, и не найдут: вряд ли такие каскадерские трюки под силу одному человеку. Правда, пару лет назад промелькнула информация, дескать, задержан легендарный Мирон. Но позже выяснилось, что это — ни разу не Мирон.

С.О. — За всеми политическими и спортивными коллизиями мы как-то упустили из виду экономическую составляющую 1998 года. А ведь здесь событий тоже хватало — один августовский дефолт в России чего стоил!

В.М. — Согласен. Однако еще до дефолта был момент, который власти старались не предавать широкой огласке. Речь о том, что с начала 1998 года задолженность Беларуси России за поставку газа начала расти. Если в декабре 97-го долг составлял 167 миллионов долларов, то к концу января — уже 247 миллионов… В середине марта руководство «Газпрома» уменьшило текущие поставки газа в Беларусь на 30 процентов, официально известив об этом белорусское правительство.

С.О. — Наверное, это был первый подобный случай в вопросах поставки российского газа в Беларуси и оплаты за него.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

В.М. — Да, наверное, это было впервые. Возможно, раньше проблемы тоже существовали, однако вопросы решались кулуарно, не публично.

Поначалу, помнится, руководство нашей страны не очень серьезно отнеслось к угрозе «Газпрома» сократить поставки, и чувствовало себя довольно спокойно: мол, это не более чем досадное недоразумение, которое удастся быстро преодолеть. А как иначе? Ведь союзные отношения крепли, была подписана очередная декларация между Беларусью и Россией о развитии союзнических и партнерских отношений.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

С.О. — Извини, что перебиваю, но все эти ежегодные интеграционные «углубления и расширения» уже тогда у меня вызывали оскомину…

В.М. — Не у тебя одного…Но, несмотря на это, газовая проблема дала о себе знать. По-моему, сначала президент, а потом и премьер-министр Сергей Линг позволили себе выразить недовольство позицией «Газпрома»: мол, если поставки не возобновятся, мы можем пересмотреть условия транзита газа. Но должного эффекта ни на правительство России, ни на газового монополиста угроза не возымела — пришлось изыскивать внутренние резервы, чтобы оплатить поставку «голубого топлива» в прежнем объеме.

С.О. — Честно скажу, всех этих тонкостей я не помню. Зато осенью четко врезались в память продовольственные проблемы, связанные с покупкой в магазинах молочных продуктов, масла и яиц. Приблизительно в те дни Александр Григорьевич произнес фразу, ставшую едва ли не афоризмом. Звучала она примерно так: только взялся за яйца, масло исчезло… 

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

7 ноября я вернулся из Праги, где месяц проходил стажировку. Мало того, что столица Чехии проводила меня солнцем и 14-градусным теплом, а Минск встретил нулевой температурой вкупе с раскисшим на дорогах снегом по щиколотку и мрачным нависшим небом, так еще в продовольственный магазин было не войти из-за гигантских очередей. Ведь в Праге я позабыл, что такое очереди вообще, и не мог даже подумать, что, помимо «Бехеровки», из Чехии нужно везти домой яйца и масло.

В.М. — Да уж, месяц в Праге, где ты наверняка не только стажировался, но и «усугублял» классным чешским пивом, даром для тебя не прошел: ты подзабыл не только про очереди, но и о том, что продовольственная проблема существовала в Беларуси и до осени. Еще в июне Лукашенко провел совещание с членами правительства, руководителями силовых ведомств и контрольных органов о насыщении рынка товарами народного потребления. На нем глава государства обратил внимание на недопустимость ситуации, когда рынок практически бесконтрольно заполняется частными коммерческими организациями.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

По мнению президента, основные продукты питания и наиболее остро требующиеся промтовары должны поставляться в Беларусь исключительно под контролем государства. Кроме того, президент подчеркнул, что следует ограничить бесконтрольный вывоз основных продуктов питания из страны.

До монополизации государством поставок продуктов питания в магазины дело не дошло, но проблема с продуктами действительно была. В газетах писали, что в декабре в Гродно, в магазине местной птицефабрики в очереди за яйцами умерла пожилая женщина…

И вообще, с точки зрения экономики год-то выдался лихой. Один упомянутый уже тобой российский дефолт чего стоил! Хотя я не могу тебе сказать, была ли проблема дефицита белорусских яиц напрямую связана с дефолтом.

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

С.О. — А с маслом?

В.М. — Тоже не знаю. Но после августовского дефолта в России инфляция стала раскручиваться. Хотя проблема была актуальна и ранее — 12 июня на закрытом заседании Палаты представителей состоялся отчет правительства и Нацбанка о состоянии финансовой системы страны. Перед депутатами выступили министр финансов Николай Корбут, особое беспокойство у которого вызывал объем денежной массы — с начала 1998 года он увеличился на 21 процент.

С.О. — Дефолт усугубил ситуацию. Наш рубль с «черного августовского вторника» до конца года, согласно официальным данным Нацбанка Беларуси, обесценился почти в 2,5 раза — с 44 100 рублей до 107 тысяч. Но, если ничего не путаю, существовал и теневой валютный рынок, курс доллара на котором был выше официального в 1,5-2 раза…

В.М. — А в декабре Нацбанк, руководителем которого в марте 1998 года был назначен экс-строитель Петр Прокопович, ввел в обращение расчетный билет достоинством в полмиллиона рублей. Кстати, в отличие от «зайцев», «волков», «лосей» и прочих «медведей» из «зоологической» серии до 1998 года «дожил» только 100-рублевый зубр.

Однако вернемся к дефолту. Знаешь, что интересно? Когда я освежал в памяти информацию по дефолту 1998 года, то нашел любопытную вещь. Эксперты, анализируя тогда причины, вызвавшие дефолт — а это и падение цен на нефть, и рухнувший рынок ГКО, и последствия Азиатского кризиса и так далее, — прогнозировали, что следующий очень тяжелый мировой экономический кризис ожидается в 2007-2008 году. Хотя, конечно, нельзя исключить, что это предложение было вживлено в исходный текст позже.

С.О. — Интересно, я предсказаний этого российского доморощенного «Нострадамуса» не читал… А ты в курсе, что в 1998 году столичная улица Танковая была переименована в улицу поэта Максима Танка — «в миру» Евгения Скурко?

В.М. — Я об этом знал. Раньше она была Танковая в честь первого серийного советского танка МС-1. Потом стала просто Танка — думаю, подавляющее большинство минчан не знает этих тонкостей до сих пор.

Но твой пример — не единственный в ряду подобных, достаточно курьезных, переименований, случившихся в Минске. Правда, было это несколько раньше. Так, в 1967 году улицу Слуцкую переименовали в улицу Веры Слуцкой, а в 1969-м улицу Ольшевскую — в Ольшевского…

С.О. — Получилось, как в старом анекдоте про Леонида Ильича Брежнева: «Как же, как же, и мужа вашего, товарища Крупского, хорошо знаю».

В.М. — Жаль, что не дошло до улиц Ленина, Дзержинского и им подобных. Как говорит один мой товарищ, в Минске есть улица-индикатор — Коммунистическая. Когда ее переименуют, значит, в стране идут реальные изменения… 

С.О. — Улица Танковая ничуть не пострадала бы, если бы ее переименовали в улицу Василя Быкова. Ведь Василь Владимирович, на стихах которого вырос президент Беларуси, долгое время жил на Танковой.

Get the Flash Player to see this player.

Кадры из фильма «Площадь», реж. Ю. Хащеватский

В.М. — К тому же в Минске вообще нет улицы Быкова… А ведь как раз в 1998 году по приглашению финского ПЕН-центра Василь Владимирович уехал из Беларуси в Финляндию для лечения и работы — на родине ему не места не нашлось. Вернулся он в страну лишь в 2003-м, всего за несколько месяцев до смерти…

Что еще можно вспомнить? 31 марта распоряжением премьер-министра была создана правительственная комиссия по оценке целесообразности развития в Беларуси атомной энергетики. Через девять месяцев комиссия пришла к выводу, что в течение ближайших 10 лет начинать строительство атомной электростанции не нужно — правильнее максимально использовать имеющиеся ресурсы для реализации энергосберегающих технологий, применять альтернативные источники энергии, а также реконструировать и строить парогазовые установки.

С.О. — Как раз 10 лет и выдержали. А почему тогда вообще возник этот вопрос?

В.М. — Дело в том, что в 1983 году было решено строить белорусскую АТЭЦ — атомную теплоэлектроцентраль. Она должна была располагаться неподалеку от Минска, в районе Руденска, где сейчас расположена ТЭЦ-5. Кстати, там до сих пор стоит камень, надпись на котором гласит, что на этом месте будет построена атомная теплоэлектроцентраль.

Потом Чернобыль внес коррективы в эти планы, но к ним периодически возвращались —  в том числе и в 1998 году. 

С.О. — Помню, в 1998-м писали также о мытарствах то ли теплохода, то ли парома «Минск»…

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

В.М. — Еще скажи плоскодонки! Речь шла о тяжелом авианесущем крейсере — гордости военно-морского флота СССР! Насколько я в курсе, кораблей подобного типа было два — «Минск» и «Киев». Причем, по традиции, экипаж крейсера «Минск» формировался из белорусских призывников.

Так вот, «Минск», входивший в состав Тихоокеанского флота, в 1995 году был продан южнокорейской фирме на утилизацию. Однако на металлолом крейсер не пошел, и в июле 1998 года был отбуксирован в какой-то китайский порт. И, после проведения реставрационных работ, корабль превратили в парк развлечений «Мир авианосца «Минск».

«Беларусь. Совершеннолетие». Год 1998-й

Геннадий Карпенко (слева) работает на ликвидации последствий урагана

Из событий того года я также вспомнил бы открытое письмо Геннадия Карпенко главе государства и принятие Палатой представителей поправок в Закон о выборах депутатов местных советов, на которых настаивал президент. Среди них особо выделялась поправка, запрещающая баллотироваться в депутаты лицам, имеющим административные взыскания — то есть практически всем сколько-нибудь заметным деятелям оппозиции. Ведь большинство из них привлекалось к ответственности за участие в несанкционированных оппозиционных митингах.

С.О. — Я еще добавил бы первый конкурс красоты «Мисс Беларусь», победительницей которого стала Светлана Крук, указ президента «О государственных праздниках», действующий и по сей день и появление на Немиге первого интернет-кафе. Кстати, тогда же открылись первые пункты коллективного пользования «Белтелекома» — на Сурганова и Чкалова. А 1 февраля 1999-го появляется знаменитая «беспаролька».

В.М. — Стоп! О ней, а также о других событиях 1999 года — в следующий раз. 

А чем вам запомнился 1998 год? Приглашаем Вас поделиться своими воспоминаниями здесь.
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)