Владимир Мартьянов, Сергей Олехнович, фото Янки Пагулянки
«Беларусь. Совершеннолетие». Год 2000-й

Деноминация, парламентские выборы, Всебелорусский съезд и День Воли; исчезновение Дмитрия Завадского и смерть Стефании Станюты; забастовка индивидуальных предпринимателей и III съезд ФПБ; Саммит тысячелетия ООН и канун Миллениума; фильм Михаила Пташука «В августе 44-го»; рождение TUT.BY и «Столичного телевидения»; назначение Эдуарда Малофеева главным тренером сборной Беларуси по футболу; Олимпийские игры в Сиднее и вручение уроженцу Витебска Жоресу Алферову Нобелевской премии за достижения в области физики. Таким остался в памяти 2000 год.

«Салiдарнасць» и TUT.BY предлагают вашему вниманию десятую часть совместного интерактивного проекта «Беларусь. Совершеннолетие».

Предыдущие части: 1991 год, 1992 год, 1993 год, 1994 год, 1995 год, 1996 год, 1997 год, 1998 год, 1999 год.

 

С.О. — Разговор о годе, который венчал XX век и II тысячелетие, следует все же начать с 31 декабря 1999 года, когда президент России Борис Ельцин, большой мастер «спецэффектов», совершил, пожалуй, самую сенсационную, как он любил выражаться, «рокировочку». В прямом эфире, когда все ждали от него исключительно новогоднего поздравления, Борис Николаевич сообщил, что досрочно слагает с себя полномочия главы государства и представил преемника — председателя правительства Российской Федерации Владимира Путина.

В.М. — Да, об этом нельзя не вспомнить, поскольку смена президента России, как показало будущее, существенно повлияла и на российско-белорусские отношения. Кроме того, надо, конечно, отдать должное политической воле первого президента России и неординарности принятого им решения — подобное развитие событий, думаю, мало кто прогнозировал.

С.О. — Примечательно, что инаугурация Путина состоялась 7 мая 2000 года — в тот самый день, когда наша хоккейная сборная обыграла на чемпионате мира в Санкт-Петербурге команду России — 1:0.

В.М. — Я не думаю, что это поражение сильно омрачило настроение Владимиру Владимировичу в день его триумфа. Важно другое: появление на российской политической авансцене Путина внесло серьезные коррективы в союзные отношения между нашими странами. До отделения мух от котлет было еще далеко, но общие тенденции проявились довольно быстро — Россия стала говорить с Беларусью с более рациональных и прагматичных позиций, нежели это было при Ельцине.

Это — первое. Второй немаловажный момент заключается в том, что появление в должности президента РФ Путина фактически поставило крест на амбициях Александра Лукашенко стать президентом союзного государства — если таковые, конечно, имелись. Ведь рейтинг ВВП на контрасте с Ельциным буквально зашкаливал.

С.О. — Знаешь, у меня отношение к Путину иное. Во-первых, известно, как и кем составляются рейтинги, а во-вторых, в плане удушения свободы слова, построения авторитарного государства и «закручивания гаек» Владимир Владимирович даст солидную фору Александру Григорьевичу. Ведь это в годы путинского президентства НТВ превратилось в заурядный телеканал; при нем исчезло и ТВ-6, куда поначалу с НТВ перебрались Виктор Шендерович, Евгений Киселев, Михаил Осокин и другие сильные журналисты. И подобных примеров — тьма-тьмущая.

Впрочем, что представляет собой Путин как человек, мне стало понятно после трагедии на подлодке «Курск», затонувшей во время учений в Баренцевом море 12 августа 2000 года. Погибли все 118 человек экипажа, а Путин, отдыхавший в Сочи, прервал отпуск только через пять (!) дней после случившейся беды…

В.М. — Поверь, никогда не испытывал особого пиетета перед вторым президентом России. Единственное, в чем я убежден: изначально рейтинг Путина по сравнению с Ельциным в самом деле был очень высоким. Кроме того, при всех своих недостатках Владимир Владимирович — человек выдержанный и трезвомыслящий: даже гадости он умеет делать красиво. Хотя проведенные тобой параллели совершенно очевидны. Но вопрос, кто кому и в каких сферах даст фору, весьма спорный.

С.О. — Согласен, дискутировать на эту тему можно долго. Потому, коль скоро мы затронули тему белорусско-российских отношений, остановимся на них подробнее. Тем паче на бумаге они вновь «расширились и углубились».

В.М. — Ты прав. В 2000 году были созданы Высший госсовет, Совмин союзного государства, подписан ряд документов об унификации банковских систем и межгосударственное соглашение о введении единой валюты, коей планировалось сделать российский рубль. Это еще один глобальный проект, которому не суждено было сбыться. Причин тому, думаю, много, но одной из них стали разногласия по поводу эмиссионного центра. Россия настаивала на едином, в Москве, а Беларусь — на двух, причем второй должен был располагаться в Минске.

С.О. — «Операция преемник», виртуозно проведенная Ельциным, отодвинула в наших воспоминаниях на задний план «проблему 2000 года», о которой тогда не говорил только ленивый. Утверждалось даже, что не исключен эдакий «компьютерный апокалипсис».

В.М. — Да, этой темой долго пугали рядовых компьютерных пользователей. Основывалась она, упрощенно говоря, на том, что компьютер воспринимает любую информацию как скопище единичек и ноликов. Было опасение, что переход в нумерации года на почти сплошные нули приведет к серьезному сбою в компьютерных программах. Речь преимущественно шла о системах, завязанных в единую сеть — например, в энергетике, в транспортной сфере и так далее.

К счастью, ничего подобного не произошло: хаоса или неуправляемости с наступлением 1 января 2000 года не было.

Но должен тебе сказать, что задолго до «даты икс» многие серьезные специалисты пытались перекричать панический гул, доказывая, что ничего серьезного не произойдет. Однако такова, наверное, человеческая природа, которая с большей верой и охотой воспринимает негативные слухи, нежели благие вести.

С.О. — Забегая вперед, отмечу, что для большинства наших граждан 1 января 2009 года принесло намного больше проблем, чем 1 января 2000-го. Речь, понятно, идет о девальвации национальной валюты, «благодаря» чему очень много белорусов стали в одночасье на 20% беднее…

В.М. — Кстати, 1 января 2000 года мы не досчитались трех нулей на купюрах — была проведена деноминация.

С.О. — В отличие от девальвации 2009 года деноминация 2000-го почти не ударила по кошелькам граждан. Тем паче о деноминации было объявлено еще в октябре 1999-го, а в течение всего 2000 года осуществлялось хождение банкнот старого и нового образца. Единственное, нужно было какое-то время, дабы привыкнуть к новым ценникам.

В.М. — Но 2000 год был богат и политическими событиями. В частности, состоялся Всебелорусский съезд, Александр Лукашенко участвовал в Саммите тысячелетия ООН, а в стране прошли парламентские выборы.

С.О. — По-моему, этих Всебелорусских собраний с 1996 года было несколько, наверное, нет смысла каждый раз о них вспоминать.

В.М. — Ты не понял: речь не о Всебелорусском собрании, которые проводит власть, а о Всебелорусском съезде. Главной задачей состоявшегося 27 июля 2000 года съезда была защита независимости нашей страны. Дата проведения съезда была выбрана не случайно, поскольку, как известно именно в этот день, но десятилетием ранее, в 1990-м, Верховный Совет Беларуси принял Декларацию о государственном суверенитете

Это сейчас союз Беларуси и России воспринимается больше как долгоиграющий фарс. А в те годы ситуация выглядела несколько серьезнее. Потому-то и появилась идея провести такое мероприятие. Была проделана титаническая работа: в работе съезда приняли участие порядка 1 500 делегатов, представлявших все регионы страны. А его сопредседателями стали такие достойные и уважаемые люди, как Геннадий Буравкин, Рыгор Бородулин, Радим Горецкий и Анатолий Грицкевич.

С.О. — Теперь понятно, о чем речь. А первый Всебелорусский съезд прошел, если не ошибаюсь, в 1917 году.

В.М. — Да, он начал работу 5 декабря 1917 года. И вошел в историю в первую очередь потому, что на нем был поднят вопрос о самоопределении Беларуси. То есть фактически это была первая попытка создания независимого белорусского государства. Кстати, тот съезд не признал власти большевиков.

Что касается второго съезда, то с ним связана довольно показательная история, характеризующая нашу оппозицию. Дело в том, что организовывала съезд группа энтузиастов, а не партия либо политический блок.

Но ты представляешь, что такое привезти в Минск полторы тысячи человек? Разместить, накормить их… Так вот партии обещали организаторам помощь в этом деле. И фактически сразу же «слиняли в кусты», забыв про данные обещания. Организаторы со всем справились сами. Им помог только Белорусский Хельсинский комитет, за что ему отдельное спасибо.

Смех сквозь слезы — съезд за независимость прошел не благодаря, а, скорее, вопреки демократической оппозиции…

С.О. — Грустно… Но жизнь, похоже, ничему не учит наших оппозиционеров — у них снова три конгресса, пять кандидатов. И так по замкнутому кругу, как в детском стишке про то, как у попа была собака… Однако продолжим об иных политических событиях последнего года XX века.

В начале сентября в штаб-квартире Организации Объединенных наций состоялся Саммит тысячелетия ООН. В Нью-Йорк летал и Александр Лукашенко. В ходе 5-минутного выступления белорусский президент, в частности, заявил, что «права человека и демократия все чаще используются некоторыми государствами как предлог для наказания неугодных стран и наций» и призвал уважительно относится «к своеобразию, сложившемуся укладу жизни и исторической судьбе каждой нации».

Помниться, тогда во многих газетах появилась фотография, зафиксировавшая момент рукопожатия Лукашенко и президента США Билла Клинтона. В госСМИ утверждалось, что сей факт — еще одно признание белорусских успехов. «Злобная» же негосударственная пресса писала, что Александр Григорьевич попросту поймал за руку проходившего мимо Клинтона…

Трудно сказать, как было на самом деле, но достоверно известно, что, во-первых, в ходе поездки Лукашенко имел двусторонние встречи с лидерами лишь четырех стран — Ирана, Бангладеш, Турции и Ямайки. А во-вторых, белорусская делегация покинула Нью-Йорк до окончания работы саммита. По неофициальным сведениям, это произошло оттого, что президент Беларуси не получил приглашения на прием, который устраивал Клинтон в честь глав государств, участвовавших в Саммите тысячелетия. Правда, МИДом нашей страны была озвучена другая причина — дескать, программа пребывания белорусской делегации была к тому времени исчерпана.

В.М. — А в октябре прошли выборы в нижнюю палату белорусского парламента.

С.О. — Замечу, это были первые выборы по Конституции 1996 года.

В.М. — Совершенно верно. Они мне запомнились, поскольку были достаточно интересными. Во-первых, выдвигалось много независимых кандидатов. Во-вторых, в ряде округов конкуренция была довольно серьезной. В качестве примера приведу такой факт: в одном из округов Минска, в Малиновке, зарегистрировались 13 претендентов на кресло в парламенте. Во многих округах кампания проходила в два тура. Но, понятно, такое оживление было не везде.

Так что выборы, повторюсь, были интересными, хотя оппозиционные силы в большинстве своем, за исключением нескольких партий (в частности, в выборах участвовали социал-демократы Николая Статкевича), парламентскую кампанию бойкотировали. Хотя партии не протестовали, если их отдельные их члены шли как независимые кандидаты. В результате возникла довольно странная вещь: с одной стороны имел место оппозиционный бойкот, а с другой — на многих столичных участках кандидатов, не поддерживавших существующий политический режим, было достаточно.

С.О. — И знаешь, невзирая на то, что выборы кроились по лекалам Конституции 1996 года, в Палате представителей все равно оказались оппозиционно мыслящие депутаты. Достаточно вспомнить парламентскую группу «Рэспублiка», лидеры которой — Валерий Фролов, Владимир Парфенович и Сергей Скребец — объявили в июне 2004-го голодовку в знак протеста против продления президентских полномочий Александра Лукашенко и ареста Михаила Маринича.

В.М. — Да, троица и примкнувший к ним Владимир Новосяд… Но, понимаешь, в чем проблема: никто из названных тобой депутатов — ни Фролов, ни Скребец, ни Парфенович — в бытность кандидатами особо не декларировал своей оппозиционности. Я назвал бы их условными оппозиционерами. К ним, кстати, отнес бы и Ольгу Абрамову, которую Лукашенко как-то назвал своей «любимой оппозиционеркой»…

Так или иначе, огромной ошибкой демсил, на мой взгляд, стало именно неучастие в парламентской кампании — в 2000 году еще можно было найти нераскрученных и «незамаранных» в оппозиционном движении людей и провести хотя бы часть из них в Палату представителей как независимых кандидатов.

Да, в 2000 году уже не могли пройти в парламент многие известные в политике фигуры. Но малоизвестные партийцы или сочувствующие — вполне.

Думаю, основная проблема в том, что никто из оппозиционеров всерьез не занимается стратегическим планированием — в итоге они или регулярно бегут позади паровоза, или, напротив, с ужасом замечают, что на них с огромной скоростью надвигается локомотив, который они зачем-то обогнали.

С.О. — Так или иначе, выборы 2000 года ожидаемо получили разные оценки в нашей стране, в России, в СНГ и на Западе. Постсоветский лагерь — за исключением, понятно, Литвы, Латвии и Эстонии — признал их абсолютно демократичными, Европа же и США заняли диаметрально противоположную позицию.

Кстати, каких-то серьезных уличных акций в связи с выборами в Палату представителей я не припоминаю.

В.М. — С выборами — да, хотя, говоря о 2000 годе, нельзя не вспомнить 25 марта, День Воли. Многие считают, что именно после жесткого разгона в 2000 году этот праздник стал одним из самых заметных политических событий белорусской общественной жизни.

С.О. — Точно-точно — БТР на площади Якуба Коласа, водомет, спецназ с собаками. Задерживали не только участников акции, но и случайных прохожих.

В.М. — В общем, после этого День Воли стал, пожалуй, самым статусным оппозиционным мероприятием, затмив даже «Чарнобыльскi шлях».

С.О. — А начало 2000 года ознаменовалось массовой забастовкой индивидуальных предпринимателей, которая продолжалась почти две недели — с 1 по 12 февраля. В отдельные дни, по некоторым данным, бастовали до 90 процентов частных торговцев.

В.М. — Забастовка была вызвана, по-моему, вступлением в силу закона «О налоге на добавленную стоимость». Дело в том, что Государственный налоговый комитет в методических указаниях не дал точного разъяснения, как должен учитываться НДС при формировании цен на услуги и продукцию. И если безукоризненно следовать рекомендациям налогового ведомства, то цены на все товары и услуги возрастали автоматически на 20 процентов нового НДС.

С.О. — Поскольку наряду с экономическими требованиями индивидуальные предприниматели выдвинули и политические лозунги, акция вызвала крайне негативную реакцию президента. «Это болтуны, а не предприниматели, если они начинают войну с властью. Я делал уступки предпринимателем не один раз. Сейчас никаких уступок не будет», — заявил в первые дни забастовки Лукашенко.

Но 16 февраля, через четыре дня после ее завершения, президент подписал декрет «О некоторых вопросах взимания налога на добавленную стоимость с индивидуальных предпринимателей». Декрет предусматривал упрощение налогообложения для ИПэшников. Согласно документу, предприниматели должны были платить НДС в том случае, если их выручка «от реализации товаров (работ, услуг) за предшествующий месяц превысила 3000 минимальных заработных плат».

То есть чего-то своей акцией индивидуальные предприниматели все-таки добились.

В.М. — Председатель стачкома Валерий Левоневский оценил итоги забастовки как «ничью»: «С одной стороны, мы провели хороший митинг, добились почти 100 процентов забастовки предпринимателей в первые числа февраля, заставили власти признать свои ошибки, увеличили число своих сторонников. С другой стороны власть сохранила свое «лицо» и предложила начать переговоры».

С.О. — Я совсем не дока в области зашиты интересов трудящихся, поэтому задам вопрос: а почему предпринимателей не поддержали независимые профсоюзы?

В.М. — Понимаешь, у независимых профсоюзов и предпринимателей, по большому счету, никогда не было полного взаимопонимания. Это связано с позицией независимых профсоюзов — в их организациях не могут состоять работодатели.

Кстати, это одно из основных противоречий между «официальными» профсоюзами, входящими в Федерацию, и независимыми. Надо признать, определенная логика в этом есть, поскольку, как ни крути, а цели и задачи у работодателей и наемных работников различаются.

А многие предприниматели как раз-таки имели наемных работников. То есть являлись работодателями. Поэтому у предпринимателей всегда были свои организации, но к независимым профсоюзам, работающим в иных сферах, все это имело весьма отдаленное отношение — интересы у этих структур разные.

А что касается собственно независимых профсоюзов, к 2000 году они испытывали серьезные трудности, связанные, в первую очередь, с возможностью зарегистрировать свои первичные организации.

Хотя, надо признать, что в конце 90-х — начало 2000-х и многие профсоюзы, входящие в ФПБ, были очень далеки от поддержки власти. По крайней мере, решения III съезда ФПБ, прошедшего в 2000 году, были довольно-таки критическими по отношению к проводимой в стране экономической политике.

И, вместе с тем, между независимыми профсоюзами, которые создавались в начале 90-х на волне протестных акций, забастовок и официальными была пропасть: первые были гораздо радикальнее.

Но ситуация заставила их искать общий язык. И в июне 2000 года Белорусский профсоюз работников агропромышленного комплекса, Профсоюз работников автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения, Профсоюз работников радиоэлектронной промышленности, входящие в ФПБ, и Белорусский конгресс демократических профсоюзов подали в Международную организацию труда жалобу на правительство Беларуси в связи с нарушениями профсоюзных прав. Сама Федерация профсоюзов, тогда еще Белорусская, а не Беларуси, как сегодня, присоединилась к этой жалобе в июле 2000 года.

Так возникло то самое Дело № 2090, которое в последствии неоднократно рассматривал Административный совет МОТ и из-за которого Беларусь наряду с такими странами, как Бирма или Колумбия, вносили в так называемый «спецпараграф».

С.О. — Извини, что перебиваю, а есть ли в Колумбии профсоюз работников кокаиновой промышленности?

В.М. — Думаю, люди, занятые в этой отрасли, решают возникающие вопросы иным способом.

Ну а позже Дело № 2090 стало основанием для лишения Евросоюзом нашей страны торговых преференций. Борьба за их возврат продолжается по сей день.

С.О. — Однако я не думаю, что лишение преференций коренным образом повлияло на экономическую ситуацию в Беларуси. Добавило головной боли — это да, но не более…

А в 2000 году были проведены некоторые рыночные преобразования. Например, проведены унификация валютного курса в отношении белорусского рубля и частичная либерализация цен, существенно сокращен бартер — за продукцию стали чаще расплачиваться «живыми» деньгами. В результате принятых мер, уровень инфляции снизился с 251 процента в 1999 году до 108 процентов в 2000 г. А объем ВВП, напротив, вырос на 3,8 процента.

То есть предприятия худо-бедно, но развивались, продавали свою продукцию. И в этом плане трудно переоценить роль российского рынка и ту прямую и косвенную поддержку, которую наш восточный сосед оказывал Беларуси на протяжении всех этих лет.

В.М. — Рост наблюдался примерно с 1997 года, хотя самый конец 90-х подпортили последствия августовского дефолта 1998 года.

Вместе с тем, 2000 год — яркое подтверждение выбранного нашей страной курса «рыночного социализма». Или «регулируемого рынка». Или административного регулирования экономики — назови, как хочешь, суть останется прежней.

На мой взгляд, анализ постановлений, указов и декретов, принятых в 2000 году, который сделал институт Мизеса, возглавляемый Ярославом Романчуком, — лишнее свидетельство того, что мы имели (и по сей день имеем) жесткое административное регулирование экономики.

Например, постановление Министерства транспорта и коммуникаций «Об утверждении предельного уровня тарифов на перевозки пассажиров легковыми автомобилями-такси». Или постановление Минэкономики «О предельных ценах на социально значимые продовольственные товары». Или постановление Совмина «О некоторых мерах по совершенствованию государственного регулирования экспорта отдельных видов товаров, производимых в Республике Беларусь». Или вот еще — указ президента «О некоторых мерах по упорядочению посреднической деятельности при продаже товаров». Государство стремилось регулировать все!

С.О. — Мне кажется, в Беларуси строится государство, весьма схожее по своей сути и структуре с Советским Союзом времен позднего «дорогого Леонида Ильича Брежнева».

В.М. — Ну, все-таки в Советском Союзе не было предпринимательства как такового — в УК существовала статья, сурово каравшая за спекуляцию. У нас этого нет. Думаю, мы возвели нечто усредненное между советской системой, и тем, что отгрохали в Китае, где при сохранении жесткой политической модели дана довольно большая свобода предпринимательству.

С.О. — Самих китайцев «малость» побольше, нежели белорусов — раз эдак в 150. Владимир Семенович Высоцкий оказался пророком, спев в середине 60-х прошлого века: «И что разделился наш маленький шар на три огромные части: нас миллиард, их миллиард, а остальное — китайцы». Но это так, к слову.

Однако если экономика нашей страны все-таки развивалась, то гражданских свобод было все меньше и меньше. Особенно в области свободы слова. В конце тысячелетия году мы существенно отставали в этом плане от России. Правда, повторюсь, с приходом к власти Путина демократических вольностей у наших восточных соседей тоже заметно поубавилось. И сегодня обе страны в вопросах подавления свободы слова очень сильно сблизились, чего не скажешь о строительстве союзного государства…

Но в России это произошло позже, а в Беларуси уже тогда представителям негосударственных СМИ приходилось работать в условиях ужесточавшегося день ото дня прессинга со стороны властей. Да и не только отечественным журналистам, но и их заграничным коллегам. Так, 25 марта 2000 года, в День Воли, в Минске были задержаны 35 белорусских и зарубежных репортеров. Журналистов заперли в ангаре на территории воинской части, некоторым разбили технику.

В.М. — А за пару недель до этого был уволен Ярослав Беклемишев — руководитель программы «Крок-2», выходившей на Белорусском телевидении. Поводом стало выступление 9 марта в прямом эфире автора «Обыкновенного президента», режиссера Юрия Хащеватского. Беклемишева уволили «за грубое нарушение правил подачи программы в эфир, несоответствие ее микрофонной папке».

С.О. — Ярослав, с которым я шапочно познакомился во время поездки в Литву в январе 1991 года, когда «Крок» делал передачу о вильнюсских событиях, работает сейчас в Нью-Йорке на радио, вещающем для русскоговорящих слушателей.

Зато никто из журналистов, насколько знаю, особо не пострадал после выходов в эфир с 8 по 10 декабря программ «Панорама» и «Резонанс», в которых речь, в частности, шла о том, что во время встречи в Центре Маршалла в Гармиш-Партенкирхене бывший посол США в Беларуси Дэниел Спекхард якобы призывал Евросоюз ввести санкции против нашей страны. Посольство Соединенных Штатов Америки незамедлительно отреагировало на эти сюжеты, а, по словам Спекхарда, репортажи, показанные в «Панораме» и «Резонансе», были «фабрикацией от начала до конца».

В.М. — Ну а 7 июля по дороге из аэропорта «Минск-2» в белорусскую столицу бесследно исчез телеоператор Общероссийского телевидения Дмитрий Завадский. Это преступление официально считается раскрытым. По крайней мере, в марте 2002 года были осуждены бывшие офицеры спецподразделения МВД «Алмаз» Валерий Игнатович и Максим Малик, приговоренные к пожизненному заключению, бывший курсант Академии МВД Алексей Гуз, получивший 25 лет, а также ранее трижды судимый Сергей Саушкин, осужденный на 12 лет лишения свободы.

Но главная проблема в том, что до сих пор не найдено тело Дмитрия.

С.О. — Действительно, если рассуждать логично, то Игнатович или кто-то из его подельников не могут не знать, где находится тело Завадского… Так что вопросы, на которые не дано ответов, остаются.

Между прочим, в ноябре был помещен в изолятор КГБ командир СОБРа Дмитрий Павличенко. Но он провел в СИЗО меньше суток — на следующий день Павличенко освободили…

В.М. — А затем в течение одного дня своих постов лишились председатель КГБ Владимир Мацкевич и генеральный прокурор Олег Божелко…

Эта история получила развитие в 2001 году, когда кандидат в президенты Владимир Гончарик подал в Администрацию президента несколько документов — в частности, рапорт генерал-майора милиции Николая Лопатика — с требованием провести расследование. Но об этом — в следующий раз, поскольку эти события датируются уже 2001 годом.

С.О. — А в начале августа 2000 года произошло еще одно довольно громкое преступление: в подъезде собственного дома был зарезан лидер белорусского отделения Русского национального единства 22-летний Глеб Самойлов. Но, откровенно говоря, я даже не интересовался, раскрыто это убийство или нет — к РНЕ всегда относился с брезгливостью.

В.М. — Хотя официально всегда отрицалось, что РНЕ действует на территории Беларуси. Помню только, что особого резонанса убийство Самойлова не вызвало.

С.О. — Зато возвращение в Беларусь Эдуарда Малофеева взбудоражило весь футбольный мир. В августе тренер, который привел в 1982 году минское «Динамо» к золоту чемпионата СССР, возглавил нашу национальную сборную. И надо отдать должное Эдуарду Васильевичу, сумел добиться определенных успехов — под его началом белорусская команда заняла третье место в квалификации к чемпионату мира 2002 года.

Думаю, возвращение Малофеева было связано не в последнюю очередь с конфузным поражением нашей сборной, которая 26 апреля в товарищеском матче сенсационно уступила на выезде Андорре — 0:2. Между прочим, победа над белорусами стала для сборной этого миниатюрного европейского государства первой в ее истории.

Эдуард Васильевич пробыл главным тренером национальной команды почти два цикла, пока в августе 2003-го его не сменил Анатолий Байдачный. Хотя судьба Малофеева была предрешена еще в июне, когда сборная в рамках отборочного турнира чемпионата Европы-2004 разгромно проиграла в гостях австрийцам — 0:5.

Из спортивных событий нельзя обойти вниманием и Олимпиаду в Сиднее. В Австралии белорусская команда завоевала 15 медалей, три из которых — золотые. И если первое место Екатерины Карстен, уже тогда прозванной Екатериной Великой, в принципе никого не удивило, то триумф Эллины Зверевой и Янины Корольчик, которые поднялись на высшую ступень олимпийского пьедестала в метании диска и толкании ядра соответственно, стали приятным сюрпризом.

В.М. — Я помню, что Корольчик, доселе не известная широкой общественности спортсменка, сразу после Сиднея стала «лицом» газеты «Советская Белоруссия»...

С.О. — А ты, наверное, хотел, чтобы она стала «лицом» одной из негосударственных газет? Или, например, заявила о том, что поддерживает «Акт провозглашения литвинской нации»?

В.М. — Верно, любопытная деталь. 20 мая 2000 года группой энтузиастов был подписан «Акт провозглашения литвинской нации». Согласно ему, «литвинами могут стать люди, которые чувствуют, что та нация, к которой они себя причисляли ранее, не дает им ожидаемого культурного, ментального и национального наполнения».

Конечно, все это сродни ролевым играм и рыцарским клубам. Но, скажу честно, сама идея мне нравится. Более того, она вполне могла бы стать той самой национальной идеей, в поисках которой у нас носятся уже не один год…

Все-таки в слове «белорус» есть что-то исторически притянутое за уши… Да и сам термин был введен после присоединения к России, дабы своим корнем, обозначением нации, соединить эту территорию с Российской империей, доказав тем самым, что мы типа тоже русские, и, значит, исторически были вместе. Хотя с тем же успехом мы были вместе и с поляками, и с литовцами, и с украинцами.

Может, попроситься, чтобы приняли в литвины?

С.О. — Попробуй. Потом расскажешь, что у тебя вышло.

В.М. — Давай вспомним и том, что в 2000 году был создан интернет-портал TUT.BY, вскоре ставший безусловным лидером Байнета и сохраняющий первенство по сей день.

С.О. — В последний год XX века на экраны вышел фильм нашего режиссера Михаила Пташука «В августе 44-го», снятый по роману Владимира Богомолова «Момент истины». Правда, сам автор книги картину, насколько известно, не одобрил.

В.М. — Да, у него вроде возникли споры с Пташуком вокруг сценария… Знаешь, если абстрагироваться от хорошего актерского ансамбля, сыгравшего в принципе неплохо (хотя роль капитана Алёхина — наверняка не лучшая в карьере Евгения Миронова), мне не понравилась мифологизация и идеализация такой сомнительной, с моей точки зрения, структуры как СМЕРШ.

С.О. — Все так. И, тем не менее, «В августе 44-го» — один из лучших, на мой взгляд, фильмов, снятых белорусским режиссером в суверенной истории нашей страны.

Но были в 2000 году и утраты — наша культура потеряла большую актрису: 6 ноября скончалась Стефания Михайловна Станюта…

В.М. — Нужно вспомнить и о том, что в этом году Мирский замок был внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО, а в пойме реки Березина был найден один из самых знаменитых белорусских кладов — 1000-летний кувшин с арабским золотом. Монеты, закупоренные в кувшин, датируются IX— XI веками, а три из них имеют исключительную ценность для истории. Оказывается, ранее было известно только о четырех подобных дирхемах, отчеканенных во времена правления династии Аббасидов.

С.О. — А 27 мая минчанин Владимир Ярец начал свое кругосветное путешествие на мотоцикле. И на сегодняшний день он побывал уже в 70 странах.

В.М. — Ты забыл сказать, что Ярец — инвалид. Он глухонемой. Однако недуг не помешал ему проехать почти всю Европу, потом побывать в Марокко, на Канарах, в Венесуэле, в Пуэрто-Рико, в Доминиканской Республике, на Гаити и на Кубе, на Ямайке, пересечь все штаты Америки, включая Гавайи и Аляску. Затем были Япония, Сингапур, Малайзия, Таиланд…

Примечательно, что в советские годы Владимиру из-за болезни не хотели выдавать водительское удостоверение. И тогда Владимир на свой страх и риск проехал через весь Союз от Минска до Магадана. Вернувшись с кипой вырезок о мотопробеге, он все-таки «выбил» себе права.

С.О. — Пример Яреца лишний раз свидетельствует о том, что человек может добиться многого — стоит только сильно захотеть и приложить к этому определенные усилия.

В.М. — Кстати, в ходе беседы ты неоднократно подчеркивал, что 2000 год — последний в XX веке. Я помню, что в те времена среди обывателей велись дискуссии: какой именно год — 2000-й или 2001-й — считать первым в новом тысячелетии? Многие, правда, по этому поводу совсем не парились, а встретили Миллениум дважды.

С.О. — И правильно сделали! Хотя новый век наступил, конечно же, 1 января 2001-го. Но о первом годе XXI века — в следующий раз.

***

А чем вам запомнился 2000 год? Приглашаем вас поделиться своими воспоминаниями здесь.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)