Александр Помидоров: «Когда людей убивают, невозможно вести развлекательное шоу»

Белорусский музыкант и диджей Александр Помидоров, который ранее был арестован за участие в протестах, уволился с «Радио Рокс».

В интервью телеканалу «Настоящее время» Александр Помидоров рассказал о том, как будут продолжаться акции против Александра Лукашенко и почему принял решение уйти с работы.

– Дело в том, что после того, как я вышел после суток, которые мы получили с моим другом и коллегой, вокалистом знаменитой во всем мире группы Gods Tower, Лесли Найфом, вышли мы 27 сентября, мне келейно так рассказали о мнении руководства.

Если я буду продолжать и, если меня задержат еще раз, со мной придется расстаться. Ну это практика обычная. Я живу давно, мне известен и памятен опыт Советского Союза.

Потом я попал на тот самый коронавирус, ушел на больничный. И уже с больничного я не вышел. Плюс ко всему работать в эфире после выхода из тюрьмы. Несмотря на то, что это административные задержанные, но содержатся они, особенно сейчас, в условиях тюремного общего режима или же строгого режима.

– Как отреагировали ваши коллеги на ваше увольнение? Была ли какая-то поддержка и, вообще, как атмосфера в редакции?

– В связи с тем, что происходит у нас в стране и, в частности, в городе, и что касается эпидемиологической обстановки, как говорится, крыша едет у всех. Возник конфликт на основе коронавируса.

Так получилось, что я в нем сыграл какую-то скрипку. Вкупе с тем, что невозможно работать, когда мои друзья и коллеги находятся в заключении, когда людей избивают, когда людей убивают, невозможно вести развлекательное шоу. Мной было принято решение уволиться.

Плюс ко всему мне было сказано, что эфир реформирован и для меня в данный момент работы на станции нет.

– И что планируете дальше?

– Я музыкант. И у меня есть две руки, две ноги, я могу что-то делать. Рядом в соседних магазинах нужны грузчики, нужны продавцы, нужны подсобные рабочие. Меня ничего не пугает.

– Как вы считаете, какая роль дворовых концертов в протестах, почему их так боятся те, кто сейчас у власти в Беларуси?

– Очень интересная история с тем, что адресно стали задерживать две недели назад, когда за одну лишь субботу было схвачено порядка пятнадцати музыкантов, именно музыкантов. То есть артисты, музыканты, художники, дирижеры представляют какую-то опасность для действующей власти или для силовиков. Значит, мы опасны.

Музыка, вы не будете отрицать, это один из важных инструментов воздействия. Я не говорю сейчас о пропаганде. Я говорю о том, что можно словами и мелодией, и ритмом передать настроение, поддержать.

Поэтому дворовые концерты – это и поддержка тех, кто испытывает какую-то психологическую травму. Когда во двор к тебе приходят какие-то странные люди. Которые без опознавательных знаков, но они говорят, что они милиция.

Такая сейчас обстановка. А мы просто ее каким-то образом разряжаем и даем людям надежду на будущее. Это, возможно, кому-то не нравится.

– Сейчас похолодало, я так понимаю, что не сезон для дворовых концертов. Вы как-то планируете дальше продолжать, менять формат этих протестов?

– Несмотря на то, что давление продолжается и продолжается охота на музыкантов и артистов, все равно акции продолжаются, просто меняется тактика. Каким образом она меняется, я вам в прямом эфире в силу определенных причин рассказать не могу.

– А как вы считаете, какой будет дальнейшая судьба протестов?

– Конечно, сейчас очень модны пораженческие настроения, но мы с ними всячески боремся. Людей уже не остановить. И сейчас мы проходим тот путь, который Беларусь должна была пройти еще в 91-м году, или в 95-м, или в 96-м.

Мы сейчас проходим тот путь, который прошла Украина. Но Украина прошла его большой кровью. У нас пока получается большой крови избежать. Но у нас уже есть жертвы. У нас есть кровь, у нас есть агрессия.

Больше 30 тысяч человек прошли через пенитенциарную систему или находятся сейчас в заключении. То, что вчера произошло с Олей Хижинковой, когда ей навесили еще 15 суток за еще один марш, и в сумме это получается уже больше месяца.

Когда моему коллеге, хорошему приятелю и когда-то моему работодателю Александру Василевичу продлен срок только за то, что он зашел в КГБ и занес апелляцию за Бабарико.

«Хопіць! Мы выходзім!»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:55)