Николай Вардуль, «Газета»
Александр Григорьевич Сяопин

До президентских выборов в Беларуси меньше недели. Понятно, что интерес к происходящему в Минске растет. Отношение Владимира Путина к Александру Лукашенко при этом особой теплотой не отличается. И к тому есть резоны: Лукашенко, надавав российскому президенту обещаний, явно не торопится их выполнять. Речь прежде всего о дележе белорусского газопровода. Как и следовало ожидать, в самое последнее время из Минска поступают сигналы, что к дележу наконец все готово. Хотя стопроцентной уверенности в том, что это не предвыборная риторика, а реальный политический шаг, нет и сейчас.

Тем любопытнее последняя телепрограмма Глеба Павловского. Ведущий пока в особой любви к Беларуси и ее президенту замечен не был. За пределами России на просторах бывшего СССР он "прославился" на Украине, участвуя как политтехнолог (а не телеведущий) в президентской кампании Виктора Януковича. Как закончилась та история — известно, и, на мой взгляд, провал был предопределен выбором (а он как раз на совести политтехнологов) спарринг-партнера "оранжевому" Виктору Ющенко. Всерьез предлагать кандидатом в президенты человека с биографией Януковича — значит демонстративно ни в грош не ставить гражданские чувства избирателя. Теперь Павловский уже как телеведущий, а не политтехнолог взялся за Лукашенко.

"25-й кадр" программы вот в чем — зрителя ненавязчиво ставят перед выбором. Что важнее: все эти достижения, ко многим из которых Россия еще только стремится, или какие-то процедуры и ограничения? 

Чем любопытно показанное в прошлую субботу интервью? Не начальным отеческим поцелуем президента, которого удостоился (и который показал) интервьюер, и не общей благостностью. Хотя темой беседы была, конечно, Беларусь, ее отношения с Россией, экономика, международная политика, даже оппозиция, для Павловского главное было совсем в другом. Он показал Лукашенко как национального героя Беларуси, у которого получилось практически все: экономика растет, больше половины бюджета расходуется на социальные цели, бедности и тем более нищеты нет, как нет и олигархов. С экранов российских телевизоров Лукашенко без тени смущения сравнивает свою страну со Швецией. А "25-й кадр" этой программы вот в чем — зрителя ненавязчиво ставят перед выбором. Что важнее: все эти достижения, ко многим из которых Россия еще только стремится, или какие-то процедуры и ограничения? Лукашенко у Павловского получается этаким славянским Дэн Сяопином, политиком, сумевшим сделать то, чего не сумела Россия, — использовать пресловутый китайский опыт. Может быть, не в прямом смысле, но все-таки в главном — налицо социальная стабильность при быстром экономическом росте. Ну и кого при этом волнует, какой срок Лукашенко будет президентствовать?

Согласитесь, в таком ракурсе программа Павловского уже имеет отношение к России. До российского избирателя доводится белорусская истина: демократия вторична, первичны интересы народа. Это только на первый взгляд одно и то же. В том, что это совсем не так, лучше Лукашенко и Павловского разбирались большевики. Они именно в интересах трудового народа перешагнули через демократию как буржуазный пережиток. Чем это в конце концов обернулось, свидетельствуют бурные 1990-е. Демократия все равно проросла.

Презрение к украинскому избирателю, к формированию которого приложил руку Павловский, обернулось "оранжевой революцией". Так стоит ли так же вести себя и по отношению к российскому избирателю?

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)