Виктор Федорович, Белгазета
Женское лицо белорусской коррупции

Вступил в силу приговор по делу о санаторных взятках.

Несколько лет назад портал Tut.by составил список 12 белорусских чиновниц, которым, «несмотря на административные нагрузки, удается быть cтильными, красивыми и сексуальными». В числе женщин, от которых «трудно отвести взгляд», оказалась и замдиректора Республиканского центра по оздоровлению и санаторно-курортному лечению населения Тамара Бондаренко.

Мужчины, задержанные по взяточной статье, как правило, плывут на первом же допросе и признаются. Но Тамара Бондаренко и Людмила Сонец - ни в какую

И вот корреспондент «БелГазеты» увидел Тамару Бондаренко за металлическими прутьями клетки в зале Верховного суда, куда ее доставили из СИЗО вместе с бывшим главным врачом санатория «Серебряные ключи» (Светлогорский район Гомельской области) Людмилой Сонец. Обе обвинялись в коррупции.

Со стороны было заметно, что, несмотря на более чем годовое пребывание под стражей, в условиях следственного изолятора, немолодые женщины - каждой под 60 - нашли возможность привести себя, что называется, в порядок, чтобы пристойно выглядеть перед судьями высшей судебной инстанции. Аккуратные прически, макияж и внешняя уверенность в собственной правоте - такими словами их можно было описать. Несмотря на серьезные для их возраста сроки по приговору Минского областного суда. Женщины оказались с характером. Мужчины, задержанные по взяточной статье, как правило, плывут на первом же допросе и признаются. Эти же - ни в какую.

Фабула дела

В июне т.г. главное следственное управление СК отчиталось о завершении расследования уголовного дела о коррупции в сфере санаторно-курортного лечения. Официально сообщалось, что в ходе следствия, которое длилось год, установлено, что 58-летняя замдиректора Бондаренко принимала взятки от руководства санаториев Беларуси за благоприятное решение вопросов, входящих в ее компетенцию, - закупка центром путевок и услуг у санаториев для распределения по организациям и благополучное прохождение плановой аттестации учреждений.

Так, по одному из эпизодов установлено, что женщина в качестве взятки от директора санатория безвозмездно получила услугу в виде проживания в номере повышенной комфортности санатория и жила там более 420 суток, чем причинила ущерб учреждению на сумму более BYN29 тыc. Она же в период с марта 2014г. по январь 2017г. за взятки и ремонт ее квартиры «давала незаконные указания руководителям санаторно-курортных организаций по заключению договоров подряда на выполнение строительно-монтажных работ с коммерческой структурой, интересы которой она лоббировала».

Людмила Сонец обвинялась в том, что по указанию Бондаренко «организовывала проведение фиктивных подрядных тендеров с использованием бланков и оттисков печатей организаций, которые в процедуре переговоров участия не принимали, а документы от их имени необходимы были лишь для придания законности заключения договоров подряда с коммерческой фирмой, представители которой в качестве «благодарности» произвели ремонт в ее минской квартире».

Также следствием были установлены факты превышения служебных полномочий главным врачом, которая в июне-декабре 2016г. предоставила право проживания Бондаренко с мужем в номере «люкс» «вместо приобретенных путевок в номер более низкой ценовой категории и безвозмездного пользования оздоровительными и медицинскими услугами в санатории». Ущерб государству оценили на сумму более BYN30 тыс.

Вина доказана

Обвиняемые свою вину не признали. В суд дело ушло с обвинением женщин в совершении преступлений по ч.2 ст.426 УК (превышение служебных полномочий) и ч.3 ст.430 УК (получение взятки должностным лицом в особо крупном размере).

27 августа Минский облсуд признал обеих виновными и приговорил Бондаренко к 7,5, а Сонец к 6,5 годам лишения свободы с конфискацией всего имущества. Дополнительно их наказали штрафом в размере 350 и 300 б.в. соответственно с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей, на срок 5 лет.

Обвиняемые и их адвокаты приговор обжаловали. Женщины свою вину не признали. 6 декабря судебная коллегия по уголовным делам ВС в апелляционном порядке рассмотрела это уголовное дело и внесла некоторые изменения, касающиеся вердикта в отношении Сонец. Вторая судебная инстанция снизила размер полученной главврачом санатория взятки в виде ремонта квартиры с 1335 б.в. (BYN32,683 тыс.) до 1218 б.в. (BYN29,841 тыс.).

Суд первой инстанции освободил из-под ареста некоторое имущество, признав его имуществом дочери обвиняемой. ВС с этим не согласился, исключил из описательно-мотивировочной части приговора это указание. На светильники, наборы кухонной и спальной мебели на общую сумму BYN6 тыс. вновь наложили арест для последующей конфискации. В остальной части приговор оставлен без изменений, а апелляционные жалобы - без удовлетворения. Приговор вступил в законную силу.

«Виновники на свободе, а вы сидите!» - такими словами прокомментировал постановление ВС один из родственников осужденной Тамары Бондаренко. Отчасти он был прав. Взяткодатели - руководители строительной компании - избежали уголовной ответственности по уже отработанному сценарию: явка с повинной, заявление на взяткополучателей, активное сотрудничество со следствием взамен на статус свидетелей обвинения. Так было и в этом деле.

«Мама жила честно, вот и получила оплеуху от государства»

Дочь Людмилы Сонец убеждена, что ее мама невиновна - она стала жертвой оговора со стороны взяткодателей, показания которых следствие и суд не удосужились проверить.

«Моя мама, будучи много лет руководителем, жила скромно, - рассказывает Оксана Сонец. - Она никогда не ездила на моря, собирала копейку к копейке, отпуск проводила у бабушки-инвалида, ее сестра также инвалид и требует ухода. Она ездила на старой «аудюшке» без кондиционера… Скажите, какой коррупционер будет ездить на такой страшной машине и жить в страшной квартире?

Когда ее в июне 2017г. задержали, она находилась на больничном с диагнозом депрессия с тяжелыми паническими атаками и склонностью к суициду. В медицинской карте, изъятой следователями, психиатры ее суицидальные риски оценили как крайне высокие. Несмотря на это у больного человека изъяли специальный препарат, она принимала по шесть таблеток в день, вынужденная отмена которого влечет страшные последствия. Я расцениваю это как издевательство над больным человеком.

Более того, были нарушены ее права в получении помощи адвоката. Будучи на Окрестина, мама совершила попытку суицида, выдрала из пола ржавый гвоздь, чтобы вскрыть вены… Ее спасло чудо, сокамерница проснулась и вмешалась. При этом адекватной медицинской помощи ей не оказали, ее вены были заклеены женской прокладкой. В таком состоянии маму допрашивали! У нее снова случился приступ панической атаки. Но следователи не поверили, сказали, что она симулирует. Потом все же вызвали скорую, медики сказали, что мама нуждается в госпитализации, но ей было отказано, якобы не нашлось конвоя. У меня был маленький грудной ребенок, а меня допрашивали по 4-6 часов. Я пришла на допрос с адвокатом, но ему не разрешили присутствовать, он сидел за дверью. Разве это по закону?

Следствие не проверило факты, о которых говорила мама. Она говорила, что снимала деньги и передала их фирме, которая делала ремонт квартиры. Но поверили не маме, а оговорившим ее взяткодателям. Также маме вменили превышение служебных полномочий. Какое превышение, если она выполняла постановление Совмина по выбору строительного подрядчика и заключению с ним договора на минимальную цену?

На каждый пункт обвинения у мамы был аргументированный цифрами и документами ответ, но система работала не на сопоставление и оценку доказательств, а на игнорирование фактов. Удивительно, но наши правоохранители не жалели времени и денег налогоплательщиков на проверку всяких слухов о маме. Сперва они проверяли оперативную информацию о том, что у мамы якобы есть квартира в Кракове, мама там никогда не была. Наверное, Интерпол задействовали, чтобы убедиться в этом. Потом УБЭП получил информацию, что мама якобы в кейсе привезла 20 тыс. евро в дом бабушки. В доме устроили обыск, нашли на чердаке лишь старую соль. И моя квартира находилась под арестом, кому-то показалось, что она приобретена на преступные деньги. У нас, наверное, лучше быть убийцей и насильником. Тогда будет и амнистия, УДО, и помилование. Мама жила честно, вот и получила оплеуху от государства. Система проехала по ней танком».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)