Руслан Горбачев, фото из архива Владимира Бережкова
«Засунешь голову в песок – рано или поздно тебя поимеют сзади»

16 января ведущей спортивной газете нашей страны «Прессболу» исполняется 20 лет. Накануне юбилейной даты главный редактор издания Владимир Бережков рассказал «Салідарнасці», где у нас недавно состоялся договорной футбольный матч, как некоторые виды спорта оказались в его газете «в игноре» и почему, по его мнению, большинство белорусских государственных газет «независимы», а «Прессбол» - наоборот.

Людям, которые не интересуются спортом, объяснить значимость «Прессбола» для болельщика мне очень легко. Вот как, например, я добывал газету, будучи школьником, когда для мамы сумма подписки была нереальной? Вариант первый: ехал в деревню к бабушке на все лето, пахал как мог (одноклассники при встрече 1 сентября удивлялись: качался на каникулах?), за что дядя выписывал мне «Прессбол» на несколько месяцев.

Вариант второй: ехал к другой бабушке в Осиповичи, которая ежедневно ближе к обеду заходила поточить лясы к подруге в киоск «Белсоюзпечати». Оттуда бабушка возвращалась со свежей газетой. У меня было примерно часа полтора, чтобы успеть ее прочесть, осторожно переворачивая страницы, и занести затем обратно в киоск на продажу... Уж поверьте, «Прессбол» всех этих усилий стоил.

– Владимир Петрович, насколько ваша газета сейчас коммерчески успешна?

– «Прессбол» сегодня в некотором роде является уникальной газетой среди белорусских печатных изданий. Кто-то прочно сидит на государственных дотациях, кто-то – на грантах, наша же газета с 1991 года издается исключиельно на деньги, приходящие от читателя.

Таких изданий, которые пытаются заработать на чистой (а не «миксерной», как я ее называю) журналистике совершенно немного. У нас достаточно часто возникают острые ситуации с журналистами – кто-то увидел эпизод, хочет быстро среагировать, остро написать, а я говорю: подожди, давай разберемся, копнем, а когда увидим корень – напишем большой материал.

Проект «Прессбол» не приносит сверхприбыли, но нам хватает денег на то, чтобы достойно оплачивать труд журналистов.

– Главный редактор ведущей спортивной газеты может назвать себя состоятельным человеком?

– Нет, не могу. Я, наверное, человек, который принадлежит к среднему классу. Отвечал недавно на вопросы анкеты: квартиру приобрести я не могу, но могу купить автомобиль. Моя семья может существовать безбедно.

– Есть ли для вашей газеты неприкасаемые?

– Не могу сказать, что таких людей много. Я бы даже сказал, что для нас таких людей нет – кроме одного.

К главе государства отношение, конечно, особое. Это человек, который пользуется в нашем законодательстве особым статусом. Не то, чтобы он был для нас как Господь Бог, но так сложилось, что в нашем государстве все завязано на одного человека. Ты приходишь к тому, что в каких-то вещах являешься абсолютно бессильным. Без его доброй воли и желания решить сложную ситуацию трудно.

У нас ведь в какой-то степени феодализм. Как-то не совсем цивилизованно все построено.

– Можете припомнить, сколько раз за 20 лет существования «Прессбола» приходилось судиться?

– Трудный вопрос. Может быть, около сотни раз. К услугам адвокатов я давно не прибегаю. 20 лет в «Прессболе» позволили мне вести все дела самому. Благодаря нашим недоброжелателям я изучил гражданский кодекс, ГПК, УПК.

Есть такая поговорка: все, что не убивает, делает нас сильнее. Я благодарен нашим недоброжелателям, что они сделали нас такими.

В 90-е годы и в начале века при получении иска я впадал в депрессиию, два дня ходил сам не свой. А сейчас получаю иск – мне смешно. Даже настроение поднимается. Иск меня как-то даже мобилизует.

– Какой у вас процент побед в судах?

– За всю историю «Прессбола» мы проиграли всего лишь два дела. Первый – министру спорта Рыженкову. Там проиграли по делу. «Прессбол» начала 90-х был гремучей смесью. Опьяненные демократией, мы позволяли себе слишком много. В той ситуации с Рыженковым мы в принципе были правы, мы говорили правильные вещи, но мы говорили их не по форме. Ведь можно сказать одно и тоже, но разными способами.

Сегодня некоторые говорят: вы стали совершенно не смелыми. Но мы говорим в 10 раз больше, чем тогда! Поднимаем гораздо более серьезные темы, достигаем гораздо большего эффекта. Просто мы говорим это более точной лексикой, говорим более серьезно.

Второе дело, которое мы проиграли – дело Корбута (бывший министр финансов и председатель Белорусской ассоциации гимнастики подал в суд за подпись к фото – “Салідарнасць”). Это был заказ – откуда не знаю. Статус министра финансов был настолько высок, что судебная система подняла руки.

Судебная система у нас абсолютно, как я считаю, не соответствует общемировым демократическим принципам. У нашей Фемиды глаза не завязаны. На все она смотрит широко открытыми глазами. Естественно, когда в суд пришел министр, известный судья Есьман (помните, Лукашенко называл его в связи с делом Снегиря?) взял под козырек. Такое дело слепили, что и сегодня страшно вспоминать.

– Многие болельщики считают, что вы зря лезете в «политику», что вам стоило бы просто писать о спорте. Что вы им можете ответить?

– Это страусиная позиция, которой «Прессбол» никогда не придерживался. Засунешь голову в песок и сделаешь вид, что ничего не происходит, – рано или поздно тебя поимеют сзади.

В «Прессболе» работают не трусы. У нас есть личности, которых просто не заставишь зачехлить перо, если они что-то видят.

– Кстати, три лучших спортивных журналиста за историю Беларуси, на ваш взгляд?

– Александр Борисевич, Сергей Новиков, Михаил Супонев.

…Второе: нас перестанут читать, если мы станем белой и пушистой газеткой.

Третье: если вы хотите получать лощеную информацию о голах, очках и секундах, то для этого существует гораздо более дешевая и доступная «миксерная» журналистика. Сегодня, слава богу, появилось достаточно спортивных сайтов, можно читать российский «Спорт-экспресс» – там вообще все причесано красиво, там никогда с властью не собачились, не кусались.

Многие с нами не разговаривают. Есть целые виды спорта, которые в «Прессболе» находятся в игноре. Скажем, после ситуации с Корбутом мы вообще забыли про художественную гимнастику. И наши читатели ничего не потеряли.

То же самое касается настольного тенниса. Раньше мы накрывали круглые столы, копали глубинные материи, задавались вопросом, почему нет смены и т.д. А потом нас лишили акредитации на каком-то Гран-при. Мы сказали: раз мы вам не нужны, ОК, мы с вами тоже не будем разговаривать. Читатели от этого ничего не потеряли, никто больше не вспоминает, почему у нас больше нет на первых страницах портретов Петкевичей (главных тренеров сборной Беларуси – “Салідарнасць”).

Владимир Бережков с хоккеистом Андреем Ковалевым и сыном Петром

– Вы много писали об операции «Крот». Можете сегодня сказать, что матчи футбольной сборной или наших ведущих клубов не сдаются?

– Нет, такого я сказать не могу. Вот не так давно у нас была информация по поводу матча в Могилеве, где жодинское «Торпедо» хваталось за последнюю соломинку («Торпедо», спасавшееся от вылета в первую лигу, обыграло «Днепр» со счетом 1:0 – С.). Дошло до того, что главный тренер «Днепра» на пресс-конференции сказал: по регламенту я должен был сюда прийти, но я ничего говорить не хочу. Это уже была позиция.

Думаю, там все было просто. Не за деньги, а губернатор куда-то позвонил: вот команда из Минской области, нужно ей каким-то образом помочь, вытянуть -- это мои предположения, я это не утверждаю.

Ко мне также приходил человек, который сказал, что игроки команд сделали ставки на результат матча – на победу Жодино. В любом случае для меня совершенно очевидно, что этот матч был договорным. Но сегодня это единичный случай. И думаю, не последнюю роль в этом сыграла операция «Крот» – люди боятся.

– Владимир Петрович, нет у вас чувства, что «Прессбол» давно достиг своего потолка и не развивается? А серьезных конкурентов у вас как не было, так и нет.

– Действительно очень трудно рыть траншею, когда ты ее уже вырыл. Но мы связываем развитие нашей газеты с развитием белорусского спорта. Вы даже не представляете, какая серьезная у нас зависимость от него. Скажем, если БАТЭ обыгрывает АЗ, то возврат нашего субботнего номера составляет всего 0,2-0,3 % – это невероятный процент для газеты.

А когда БАТЭ проигрывает киевскому «Динамо» и в то же время хоккейное «Динамо» уступает «Амуру», то эти кислые щи в одном флаконе никто не хочет хлебать. Кто бы в газете ни писал, чтобы он ни делал, никто не идет в киоск, никто не хочет читать о наших поражениях.

Сейчас мы чувствуем себя в одной команде вместе со спортсменами. Поэтому стали менее категоричными. Если раньше мы позволяли себе убивать кого-то наповал (скажем, если кто-то промахнулся, то мы могли его опустить ниже плинтуса), то сейчас в газете появилось больше позитива, доброжелательности, созидательности. Мы чувствуем, что спортсменам нужно помогать, потому что помогая им, мы помогаем себе.

Если у нас будет один футбольный клуб в Лиге чемпионов, а другой – в Лиге Европы, то «Прессбол» может перейти на пятиразовый выход в неделю. Если «Динамо» завоюет Кубок Гагарина, то это можно будет увидеть на первой полосе в цветном изображении – потому что на это будет спрос.

Владимир Бережков с журналистом «Прессбола» Вячеславом Федоренковым

– Видите ли вы угрозу своей газете в лице интернета? Появился тот же сайт Goals.by, который, наверное, может оттянуть часть вашей аудитории.

– Если говорить о goals.by, то я очень рад появлению этого сайта. Конкуренты дают толчок к твоему развитию. Как только возник goals.by, на нашем сайте появился оригинальный контент, не повторяющийся в газете.

В тоже время сравнение с нами goals.by не совсем некорректно: у них 5 тысяч посетителей в сутки, у нас – 25-30 тысяч.

– Во всем мире жалуются: тиражи газет падают, читатели переходят в интернет, но платить за информацию там не хотят.

– Есть такое. Но, извините, интернет должен жить за счет рекламодателя. И у нас это получается: наш сайт стал окупаемым. Это огромный прорыв вперед.

Раньше сайт на себе тянула газета. Если вы сейчас зайдете на нашу интернет-страницу, то увидите, что рекламодателей там больше чем, в газете. Потому что там реклама цветная и креативная. Сегодня, тьфу-тьфу-тьфу, сайт стал не просто окупаемым, но и прибыльным.

Что касается тиража газеты – по сравнению с лучшими временами он упал несущественно.

– Предпринимаете ли еще попытки наладить выход газеты в понедельник?

– Для меня это совершенно дикая картина. Я не знаю, кому об этом стучать и как. Никто не понимает, почему государство не может (не хочет) заставить своих монополистов работать в понедельник.

Одного монстра мы уже уговорили: типография готова выйти на работу в воскресенье. Но почтальоны не хотят – у них видите ли выходной день. Однако у обслуживающего персонала, коими являются официанты, водители автобуса и те же почтальоны, по определению не должно быть выходного дня!

К кому я только не ходил, какие только аргументы не приводил. Последний раз был у министра информации Пролесковского. Олег Витольдович сказал, что постарается помочь. Но все понимают, что в нашем государстве решить этот вопрос может только один человек. И этот человек, к сожалению, никак не реагирует – не знаю, почему.

– Кроме «Прессбола» кто-нибудь заинтересован в том, чтобы газеты выходили в понедельник?

– Разве что "Советская Белоруссия". Павел Изотович Якубович обещал поддержать.

– Другим газетам это не нужно?!

– А зачем? Это же нужно работать! Еще раз повторю: мы – зависимая газета, они – независимые. Когда бы они ни вышли, что бы ни сказали – они все равно получат деньги. А нам субботние события нужно продать в понедельник – чтобы пирожки были если не горячими, то хотя бы теплыми. Я понимаю, что у не желающей шевелиться «Белпочты» есть масса союзников в лице наших газет, которых такая возможность заставит работать в воскресенье.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)