Анастасия Зеленкова
«Зачем Лукашенко еще и эта забота?»

Почему в повязке на глазах у белорусской Фемиды появляются дыры? Об этом шла речь на круглом столе, организованном кампанией «Говори правду».

— Если посмотреть на Конституцию Республики Беларусь, то создается впечатление, что наша судебная система полностью соответствует международным стандартам, — отметил юрист Владимир Букштынов. — А как же на практике? Ведь известно, что суд должен быть независимым и беспристрастным. Недаром Фемиду изображают с завязанными глазами. Вот только является ли наша Фемида беспристрастной или в ее повязке все же есть дыры? А, может, она вообще без повязки?

К сожалению, все эксперты в один голос признали: судебную систему в Беларуси никак нельзя назвать независимой. И недавний чемпионат мира по хоккею только подтвердил это.

— Я чувствую обиду и бессилие, когда вижу, как к административной ответственности абсолютно несправедливо привлекаются люди, не совершившие никаких правонарушений, — отмечает бывший адвокат Тамара Сидоренко. — Неожиданно активисты начали ругаться матом, размахивать руками и не подчиняться милиции. И ведь суды могли бы внести свою лепту, если бы беспристрастно рассматривали дела, проверяли доказательства. Почему, например, не опросить свидетелей из числа граждан, если человек, как утверждается, ругался матов в общественном месте?

Однако в ситуации, когда судьи назначаются президентом, говорить о беспристрастности судебной системы не приходится.

— Судей не должен назначать один человек, — уверена Тамара Сидоренко. — Зачем ему еще и эта забота? Пусть этим занимаются другие органы.

Доверие к судебной системе в разных странах хорошо иллюстрирует тот факт, что половина дел, которые рассматриваются в Европейском суде по правам человека в Страсбурге – это дела из России.

— Немцы практически не обращаются в Страсбург. Они доверяют своим судам, удовлетворены приговорами и считают их справедливыми. — отмечает Букштынов. — У белорусов единственная ниша, куда может жаловаться гражданин, – это Комитет по правам человека ООН. И мы занимаем одно из первых мест по количеству обращений туда. Говорит это о доверии к нашему суду?

Общественная активистка Людмила Кучура заметила, что, напрямую столкнувшись с нашей судебной системой, люди больше не доверяют судам. Они привела пример, когда человека осудили пожизненно, рассматривая его дело в суде лишь три часа.

— А потом доказать что-то в судах иной инстанции просто невозможно, — отмечает общественная активистка.

По данным экспертов, Беларусь занимает одно из первых мест по количеству обвинительных приговоров. Так, в 2013 году были оправданы лишь 172 человека, то есть менее 0,5% всех осужденных граждан. Для сравнения, в России ежегодно оправдывается до 3% граждан, в Европе – около 6%, а в США – 20%.

— При этом более 70% оправдательных приговоров опротестовывается прокуратурой, — замечает Владимир Букштынов. — О чем говорит мизерное количество оправдательных приговоров? О том, что органы наши следствия так досконально исследуют дело?

О том, как органы следствия “досканально исследуют дело” не понаслышке знает активистка Алла Московкина. Женщина рассказала, что уже 14 лет борется за свою квартиру.

— Меня, инвалида III группы суд оштрафовал за то, что по заверениям сотрудников милиции, я избила восьмерых стражей правопорядка четырьмя огнетушителями разного цвета. Так объяснили появление синяков на моем теле после прихода ко мне домой милиции. В результате мне, матери-одиночке суд впаял штраф в 8 минималок.

— Беда в том, что наша судебная система является закрытой системой, — отмечает Владимир Букштынов. — Даже в Советском союзе судьи работали с оглядкой, что человек может обратиться в Верховный суд СССР. Наши же судьи знают, что решения, принятые в Беларуси, не могут быть где-то пересмотрены.

Рассчитывать на объективность судей, которые назначаются на 5 лет и чье материальное состояние напрямую зависит от государства, не приходится.

— Судья знает, что в противном случае его снимут. А у него тоже семья, дети. Потеря работы влечет за собой автоматическую потерю служебного жилья. Система его оплаты замыкается на администрации президента, а управление юстиции и президент имеют право наказывать судей. О какой свободу может идти речь? — задается вопросом Владимир Букштынов.

Участники дискуссии затронули также и другие не менее актуальные вопросы, среди которых и введение суда присяжных, и невозможность адвокатов исполнять свои профессиональные обязанности ввиду полного контроля со стороны Минюсту. В итоге все сошлись на одном: реформа судебной системы просто необходима.

— В стране необходимо реальное разделение властей, чтобы законодательная, исполнительная и судебная власти были действительно независимы друг от друга, — отмечает Владимир Букштынов. — У нас с высоких трибун постоянно говорят, что нужно проводить экономические реформы, чтобы пошел инвестор. Но нормальный инвестор прежде, чем инвестировать миллионы долларов, посылает экспертов и те изучают судебную систему, чтобы узнать, какие риски могут быть, если возникнет конфликт с государством. И сегодня ему любой скажет, что шансов выиграть у него нет. Вот и выходит, что от реформы судебной системы зависит и экономическое будущее нашего государства.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)