Светлана Иванова, «Медведь»
Юлия Латынина:<br>“Я не уверена, что женщина с интеллектом — это хорошо”

Я приехала к Латыниной в Переделкино в тот момент, когда Юля спрашивала своего телефонного собеседника: «Можно мне сегодня надеть платье без рукава и с вырезом?» Хорошее начало для откровенной беседы.

— Юля, вы никогда не замечали, что мужчины вас боятся?

— Ну как может настоящий мужчина меня бояться? Я общаюсь с теми мужчинами, кто меня не боится.

— Считается, что мужчины любят слабых женщин, которых нужно защищать и учить уму-разуму, а вы сами кого хочешь своим интеллектом задавите.

— Я изначально не уверена, что женщина с интеллектом — это хорошо, а если у нее плюс к этому воля — это уже террористка. Сила и воля, которые присущи в основном мужчинам, не только заменяют ум, но и являются его превосходной частью.

Если встречаешь человека, который очень умный, но варится в собственном соку, и человека, который не знает, хрен с ним, как была устроена династия Тан и даже пишет с ошибками, но у него есть звериное чувство момента, — то умнее будет второй человек. Умнее в человеческом смысле.

Ум — это не просто искусство принимать решение, а искусство принимать решение в нужный момент. Иногда даже неправильное решение, принятое вовремя, лучше мудрого решения, принятого через 5 часов после того как пациент умер. Воля — это умение поступить сию секунду так, как умный человек поступит через 5 часов после того как станет поздно.

— Вы консультируете олигархов по экономическим вопросам. Это потому что они такие наивные — или потому что вы такая умная и тонкая?

— Я? Консультирую? Господь с вами! Я у них списываю. Могу процитировать несколько фраз одного олигарха, которые я украла: «Бандиты — это как ядерное оружие. Мы должны знать, что оно есть, но пускать его в действие следует только в крайних случаях».

Или другая фраза, которая не попала в книжку: «Я очень люблю акул. Акулы никогда не нападают, когда они не голодны. А голодны они всегда». Это лучшее самоописание.

— Юля, а почему вы не носите колечко, которое подарил вам Борис Абрамович?

— Да не было никакого колечка! Просто кто-то по указу, полагаю, Пугачева, от посягательств которого мы отстояли «Новую газету», вывесил в Интернете свой пасквиль о том, что я переспала с Березовским, Киселевым и Дерипаской. Такая вот секс-бомба.

И про колечко тоже вранье. Но если вы так хотите, в следующий раз я надену какое-нибудь колечко.

— У вас есть охрана?

— Какая охрана, да Бог с вами!

— Ну как же, вы ездите в горячие точки, общаетесь с Березовским, открыто называете себя врагом Путина — вы ничего не боитесь даже после гибели вашей коллеги Анны Политковской?

— Не смешите меня. Если захотят грохнуть, то обязательно это сделают, и никакая охрана не спасет.

— Вы как-то пошутили, что в 2008 году с удовольствием бы проголосовали на президентских выборах за лабрадора Кони. Как вы думаете, женщина-президент хуже собаки?

— Кони точно не хуже остальных кандидатов, к тому же она женского рода.

— У вас вышло более десятка книг. Интересно, сколько времени у вас занимает написание одной книги?

— В среднем год. Но это не значит, что все это время я занимаюсь исключительно книгой. Я пишу статьи, веду передачи на радио и телевидении, хотя это неправильно, потому что книга — погружение в другой мир.

Когда пишешь книгу, то все вокруг: люди по телевизору, которые тебе звонят, с которыми встречаешься, — кажутся какими-то картонными, плоскими, странными существами. А когда ты выныриваешь и снова погружаешься — все наоборот, твои герои кажутся непонятными фигурками, бегающими по страницам. В книгу надо нырнуть так же, как в реальный мир.

— У вас есть книга, которую вы бы хотели сжечь?

— К сожалению, это невозможно. Это моя первая книга, которая называется: «Дело о пропавшем Боге» — но она входит в цикл фантастики и является его неотъемлемой частью.

— Сейчас идут съемки по вашей второй книге «Промзона». Расскажите, почему на этот раз решили сами заниматься телепроектом?

— Просто у нас есть деньги, чтобы снимать фильм. Какой же дурак будет продавать на корню урожай, когда можно продать муку, которая будет стоить гораздо дороже?

— Я знаю, вы остались недовольны фильмом «Охота на Изюбря». Почему?

— Если честно, я до сих пор не смотрела этого сериала. Но я читала сценарий. Меня глубочайшим образом потрясла сцена о том, как на совете директоров банка идет обсуждение покушения на человека. В это время входит пресс-секретарь и говорит: «Человек живой». Такое представление о функции пресс-секретарей меня изумило.

— Вам много заплатили за экранизацию вашей книги?

— Это копейки. Я бы сама заплатила, только чтобы фильм этот не вышел. А и хрен с ним. Он меня не раздавил. Я сама виновата. Меня развели. Но если ты не кролик, то и не разводись.

У меня претензии к себе, а не к Эрнсту, который не обязан был следить за тем, что происходит на уровне травы. У меня не хватило силы и уверенности настоять на своем, так что сейчас это претензии лоха, которого кинули.

— Как вы все успеваете: писать книги, сценарии, вести передачи?

— У меня есть два маленьких секрета. Утром надо бегать час. Бег для меня как наркотик. Во время бега хорошо думается. Пробежал и статью какую-нибудь надумал.

По этой причине я еще люблю кататься на велосипеде, который хорошо сочетается с умственной нагрузкой. Я не люблю горные лыжи, потому что если задумаешься, куда-нибудь улетишь.

За последние три-четыре года у меня был только один случай, когда я не бегала, — в селе столичного типа Центорой. Я утром вылезла, покрутила-покрутила головой, да и не побежала...

Весь день я чувствовала себя как наркоманка, у которой наступила ломка. В 11 часов вечера я прилетела в Москву, скинула сапоги и отправилась бегать. Это серьезная биологическая зависимость.

Другой секрет — никогда не выезжать в Москву раньше 6 вечера — таким образом, экономится на пробках 2-3 часа.

— Вы отдыхаете в Куршевеле?

— Один раз в Австрии каталась на лыжах. Будете смеяться: мне не хватало физической нагрузки. Утром еще бегала час; торчишь на лыжах шесть часов, а усталости меньше, чем если бы три часа бегал по лесу на равнинных.

— Вас, наверное, как девочку из интеллигентной семьи, должно возмущать поведение отдельных олигархов на французском курорте?

— Что вы! Я искренне восхищаюсь такими людьми, как Михаил Прохоров, живущими, как китайский император У-ди, у которого было 2000 наложниц. Это в корне отличается от всего того, что может предложить Запад по этому поводу.

Хотя с другой стороны, в Китае, ко­гда у императора заводилось 2000 наложниц, это считалось признаком упадка императорской власти, так как времени больше ни на что не остается.

— После скандала с арестом господина Прохорова на нескольких телеканалах обсуждалась одна и та же тема: может ли богатый человек тратить свои деньги, как ему вздумается, невзирая на мораль и нормы общества? Аудитория в студии проголосовала «за». А вы как считаете?

— А вот если бы поставили на голосование вопрос: как вы считаете, вы лично сами можете распоряжаться заработанными деньгами или это должен за вас решать домком? Богатые затем и зарабатывают, чтобы быть более свободными.

Деньги — это степень свободы. Правда, отказ от денег — это тоже свобода. Ходорковский написал: только в тюрьме я почувствовал себя свободным. Так ведь для этого надо иметь, от чего отказываться... В государстве, которое по-ханжески относилось к тратам своих граждан, ничего хорошего никогда не было.

— А лично вам сколько надо денег, чтобы ощущать себя свободной?

— Я не совсем правильный человек в этом плане.

— Мужской гарем вам не нужен?

— Ну, это вообще даже не обсуждается. Я точно не так устроена, поэтому не завидую женщинам, которые устроены так.

Я с ужасом наблюдаю за шквалом обвинений, которые обрушиваются на Прохорова или Собчак, и понимаю, что 90 % этих обвинений высказываются людьми, которые им завидуют, у них слюна капает, потому что у самих так не получается. А поскольку я устроена по-другому, то за такими людьми я наблюдаю с искренним восхищением, как за существами другого биологического вида. Видимо, мы разно устроены на уровне физиологии. Как заяц наблюдает за лисой или лиса за зайцем — мне это интересно.

— Вы умеете убивать время? Вы можете делать то, что так радует обычных женщин? Сплетничать с подругой, смотреть по ТВ какое-нибудь реалити-шоу, пойти на полдня в косметический салон или на шопинг?

— Телевизор смотрю очень редко, маникюру уделяю мало времени, особенно зимой, потому что до него я езжу на велосипеде, а по снегу это очень утомительно. А что касается шопинга, скажу: не-на-ви-жу! Есть масса других способов порадовать себя, кроме шопинга, алкоголя и наркотиков.

— Вы часто делаете глупости?

— Меньше, чем хотелось бы. Это плохо. Так бывает в случаях, когда решительности у человека меньше чем ума. Мозги и решительность — взаимоисключающие вещи.

На дискотеки не хожу, в караоке не пою. Просто потому, что я совсем не умею петь. А если я чего-то не умею или не знаю, то вообще этим не занимаюсь. Я не буду тратить время на то, что не научусь делать даже на двойку с плюсом.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)