Беседка

Хью Хефнер: «Настоящие непристойности - это война и нетерпимость»

Основатель империи PLAYBOY рассказал, как жить в свое удовольствие и никогда не стареть.

-- В вашей шеститомной автобиографии не так уж много текста. Ее венцом являются картинки.

-- Это не автобиография в общепринятом смысле. Но, конечно, естественно, все написанное – мои личные воспоминания о том, как я запускал PLAYBOY, и вы можете видеть, как маленькие шажки становятся частью больших шагов.

Как вам известно, я запускал журнал, совсем не имея средств, и у меня не было абсолютно никакого опыта в редакторском деле. Я работал в рекламном отделе журнала Esquire и еще в паре журналов, но никогда не был редактором.

С другой стороны, я уже в детстве начал, так сказать, репетировать запуск PLAYBOY. В девять лет я выпустил свою первую одноцентовую новостную газету, в седьмом классе взялся за школьную газету, которая продержалась довольно долго, а также из любви к фильмам о монстрах и фантастике создал небольшой журнальчик под названием Shudder Magazine, или Shudder Club.

-- Когда вы начали делать автобиографический комикс, будучи еще подростком, вы планировали продолжать это дело?

-- Нет. Первоначальным намерением было просто заниматься чем-то в школе.

Летом 1942 года меня обуяла страсть к одной девочке. У девчонок в школе был клуб, где они проводили вечеринки, на которые приглашали парней. И когда девочка, в которую я был влюблен, Бетти Конклин, пригласила на вечеринку другого, я был раздавлен.

Но это подтолкнуло меня к действиям. Тогда-то я и сменил имя на Хеф, поменял весь свой гардероб, научился танцевать под джазовую музыку, стал в рамках школы «своим парнем» и начал делать комикс, где создавал собственный мир.

Сейчас, оглядываясь назад, я ясно понимаю, что в последующие годы делал с журналом то же самое. Я использовал его для собственного становления и перевоплощения.

-- Я тут заметил фотографию с видом отеля, в котором вы провели первую брачную ночь.

-- О, да. Зрительные образы намного точнее передают происходящее. Это мой излюбленный способ фиксировать события, чем я всегда и занимался - с помощью комиксов, моментальных снимков, видео. Визуальная часть для меня важнее всего остального. Мне всегда нравилось рассказывать истории на этом универсальном языке.

-- Давайте подумаем о столетнем юбилее PLAYBOY. Как вы считаете, он будет существовать как печатное издание? Или появится цифровая версия? У вас нет никаких предчувствий?

-- Я даже не знаю, что случится на следующей неделе (смеется). Как говорится, хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах.

Я не знаю, что будет со мной, с журналом. Но для меня является примечательным даже не влияние, оказываемое журналом, а то, что он до сих пор актуален. Журнал, запущенный в 1953 году, спустя 55 лет все так же интересен и увлекателен для многих людей.

У нас 27 иностранных изданий, наши идеи доходят в большинство частей мира. Удивительно видеть, что, к примеру, в коммунистическом Китае журнал все еще запрещен, в то время как символ PLAYBOY Кролик и товары с нашей эмблемой пользуются там невероятным спросом. Это одна из самых популярных мужских марок в континентальном Китае.

В какой-то части мира нас по-прежнему ждут, поскольку Кролик, наш символ, действительно уникален и являет собой личную, экономическую и политическую свободу. Вовсе не случайно, что, когда пал железный занавес, первым американским журналом, принятым жителями России и других стран соцлагеря и быстро набравшим там большую популярность, стал именно PLAYBOY.

-- Скажите, что вы узнали о женщинах в первую очередь?

-- То, что они заставляют мир вращаться. На мой взгляд, одна из самых удивительных вещей в мире - то, чем мы все так «грешим». Секс считается чем-то непристойным, хотя на самом деле именно он является связующим звеном между мужчиной и женщиной, мир вертится вокруг него. Это начало цивилизации, семьи и вообще всего на свете.

А настоящие непристойности не имеют никакого отношения к сексу. Настоящие непристойности - это война, нетерпимость и убийство друг друга.

-- Есть ли такие женщины, от которых стоит держаться подальше?

-- Конечно. Любительницы конкурировать с мужчинами - не в бизнесе, а в личностном плане. Видимо, подобные особы не очень довольны своей гендерной принадлежностью.

А вообще мне нравятся одинаковые качества как в мужчинах, так и женщинах. Я люблю сообразительных людей с чувством юмора, людей понимающих, тех, которые верят, что жизнь - это торжество, которое не должно остаться без внимания.

-- В первом томе я нашел упоминание о том, как вы были опустошены, узнав об измене своей невесты Милли.

-- Не забывайте, то было гораздо более невинное время, и первой женщиной, с которой у меня были сексуальные отношения, была та, на которой я хотел жениться. Для нее я тоже был первым. Мы с ней планировали нашу свадьбу, я оканчивал колледж, а она уехала на целых полгода преподавать, и именно тогда у нее и случилась эта интрижка.

Сейчас-то я понимаю, что подсознательно она сомневалась, тот ли я человек и стоит ли ей выходить за меня. Но тогда это было чудовищно.

Когда она открыла мне правду, мы сидели в кино, смотрели фильм «Обвиняемые». Главная героиня в исполнении Лоретты Янг была очень похожа на нее внешне, к тому же, она тоже была учительницей. В фильме речь шла о женщине, которую обвинили в убийстве. После финальных титров Милли вдруг прорвало, и она выложила мне все начистоту. И добавила: «Теперь ты не захочешь на мне жениться».

А у меня была обратная реакция. Я стал защищать ее и утверждать, что иной альтернативы, кроме как жениться на ней, у меня нет. Но наш брак был обречен с самого начала…

-- Несомненно, найдутся многие, которые скажут, что хотели бы быть похожими на вас. А есть ли кто-то, на кого вы хотели бы походить?

-- Я бы хотел походить на Хью Хефнера (смеется). Естественно, когда я рос, находились люди, с которыми я себя отождествлял, к примеру, известные актеры, такие как Кэрри Грант или, скажем, Фрэнк Синатра. Но никто из них не жил той жизнью, какой жил я. Никто из них не достиг того, чего достиг я.

-- Нынешняя экономическая ситуация как-то отразилась на вас и на журнале?

-- Она отразилась на всех. Абсолютно на всех. PLAYBOY как компания сейчас переживает не самое лучшее время, но я уверен, он не одинок в этом.

Вы знаете, есть люди, для которых сама покупка PLAYBOY -- непозволительная роскошь, не говоря уже о пропагандируемом образе жизни. Но, по правде говоря, я всегда был уверен, что образ жизни зависит не от денег в твоем кармане, а от отношения к жизни.

Жизнь может быть праздником вне зависимости от экономической ситуации, важна только твоя точка зрения на нее. Надо быть благодарным просто за то, что ты здесь, а уж если у тебя есть здоровье, то и возраст -- всего лишь цифра. А жизнь дана для того, чтобы проживать ее красиво, чем я и занимаюсь.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(1)