Александр Старикевич
Худой мир

Очередной раунд борьбы за власть в оппозиции завершился поражением Александра Милинкевича. Но застой в рядах демсил продолжится и под предводительством квартета партийных лидеров.

Чисто внешне единство оппозиции удалось сохранить. Милинкевич хоть и отказался баллотироваться в сопредседатели, но заявил, что из объединенных демократических сил не уйдет.

Но цена этому единству была хорошо видна по ходу Конгресса. Как только очередной оратор вставлял шпильку Милинкевичу, половина зала начинала аплодировать. А когда следующий выступающий проходился по партийным лидерам, рукоплескала уже вторая половина собравшихся.

Как ни парадоксально, похоже, такая ситуация обе стороны устраивает. Уже давно, в ответ на упреки в бездеятельности, оппозиционные группировки тычут пальцем друг в друга: мол, мы бы тут развернулись да вот эти мешают.

Можно подумать, Лебедько, Калякин и К приковали Милинкевича наручниками к батарее на целый год и не давали ему создавать мощное оппозиционное движение. Столь же смешно выглядит утверждение, будто партийные лидеры уже почти победили диктаторский режим, но тут пришел Милинкевич и все испортил.

Будем откровенны: на Конгрессе решался не вопрос «Что делать?», а «Кто главный?» Формально спор шел вокруг двух вариантов стратегии, но в реальности определялось, кто должен рулить демсилами: один Милинкевич или группа сопредседателей.

Зато, мягко говоря, неидеальные проекты экономической платформы и малой конституции, по существу, даже не обсуждались. По этим пунктам обе стороны проявили трогательное единство, поскольку эти документы ни партийных лидеров, ни команду Милинкевича всерьез не интересовали.

В результате экс-кандидат в президенты утратил и без того уже ставшее чисто номинальным лидерство в объединенных демократических силах. И, честно говоря, виной тому не столько козни партийных лидеров, сколько (без)деятельность самого Милинкевича на протяжении последнего года. В марте 2006-го его отрыв от остальных демократических политиков был бесспорным. Но с тех пор популярность, приобретенную во время предвыборной кампании, Милинкевич в значительной степени растерял, поскольку оказался не в состоянии ни сформировать дееспособную структуру, ни хотя бы четко сформулировать «позитивную альтернативу», о которой так давно и много говорят практически все оппозиционные политики.

В свою очередь, руководители партий озвучили на Конгрессе много правильных мыслей, за которыми, однако, кроется пустота. К примеру, красиво выглядит тезис о том, что каждый из сопредседателей будет отвечать за определенное направление работы и именно по результатам оной через какое-то время станет ясно, кто является настоящим лидером. Но и Лебедько, и Калякин, и Вячорка – в политике далеко уже не первый год. Возможность продемонстрировать свои способности им предоставлялась уже не раз. Результат известен. Сомнительно, что в будущем эти политики окажутся значительно более эффективными, чем ранее.

Куда вероятнее, что вялое перетягивание каната между руководителями партий с одной стороны и командой Милинкевича с другой продолжится. Уже сейчас развернулась борьба за то, в чей актив должны быть занесены немногие имеющиеся достижения. Если по горячим следам Плошчу не рискнул приписать себе в заслугу ни один из оппозиционных политиков, то на Конгрессе это попытался сделать… руководитель ПКБ. Мол, палаточный городок был не стихийным явлением, а результатом планомерной работы объединенных демократических сил.

Калякину бы уж помолчать насчет Плошчы: его партия пенсионеров была представлена там «особенно активно». А личный вклад Сергея Ивановича в агитационную кампанию и вовсе неоценим. Чего стоит хотя бы то, что руководимый им штаб ухитрился забыть своевременно подать в государственные СМИ программные документы единого кандидата, в результате чего они не были опубликованы. С моей точки зрения, после таких проколов уважающие себя политики должны уходить в отставку хотя бы на время. Но у Калякина, судя по всему, на этот счет иное мнение. Он, надо полагать, и от ордена за большой личный вклад в организацию палаточного городка не отказался бы.

Но все эти финты не способны поднять политический рейтинг ни на грамм. Как заметил в беседе с автором этих строк лидер профсоюза радиоэлектронной промышленности Геннадий Федынич, если бы 611 делегатов Конгресса купили за свой счет по банке краски и покрасили в своих городах энное количество детских площадок, популярность оппозиции выросла бы куда больше, чем в результате очередной говорильни. Но такие акции стратегией, предложенной рабочей группой, не предусмотрены.

Также о Конгрессе демократических сил:

«Если кто-то устал – можно хомячков разводить»

«Вождей – много, индейцев – мало»

«Кто во что оделся на КДС»

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)