Семен Печенко, аэросъемка Антон Суряпин

Хозяйка браславского кафе: «Надо тратить деньги не на колхозы, а на малый бизнес»

В рамках проекта «Приземленная жизнь белорусов: вид сверху» — рассказ о бизнесе и жизни в курортном городе.

Несколько лет назад Юлия Терентьева с семьей переехала в Браслав из Минска, продав квартиру в Уручье. Купили дом в одной из соседних деревень, арендовали придорожное кафе на берегу Дривят, известное в городе с начала 1990-х. Сегодня «Кавярня» — одно из самых популярных мест отдыха в городе, ставшее инфо-центром для отдыхающих.

В рамках проекта «Приземленная жизнь белорусов: вид сверху» мы предлагаем рассказ Юлии Терентьевой о бизнесе в глубинке, о том, как сделать жизнь курортного региона более комфортной и привлекательной для туристов.

О себе

— Я родилась в Браславе. Мои предки пришли сюда в 1700-х годах, они были староверами, их здесь называли москалями. В свое время они много сделали для нашего региона. Один мой предок был писарем у графа, второй — выборным старостой в Опсе. Моя девичья фамилия — типичная брасловская, староверская.

О роли негатива и необходимости поддержки

— Людям в регионах не хватает вдохновляющих историй, поддержки. Весь этот негатив, статус одного из беднейших районов страны — все это отбивает охоту у людей что-то начинать. Даже у молодых, у которых много сил, желаний и энтузиазма. Они почти сразу уезжают.

Кафе «Кавярня»

Была б моя воля, я бы начинала с бизнес-инкубаторов в регионах. И прежде всего с психологических установок. Бизнес-поддержка нужна любому начинающему предпринимателю.

В райисполкомах в отделах экономики должны быть люди, ответственные за развитие местных бизнес-сообществ. И начинаться все должно с профессиональной поддержки и консультаций. Начинающие предприниматели нуждаются в консультациях по маркетингу.

Также остро стоит вопрос стартового капитала: многие просто не понимают, где его можно взять. Если бы государство не вбухивало деньги в колхозы, а давало их начинающим бизнесменам, мы бы имели сейчас качественно иной результат.

«Меня угнетает сложный документооборот»

— Мы третий год ведем здесь бизнес. И я могу рассказать, чего не хватает мне. Очень сложная документация. Меня угнетает сложный документооборот.

Моя мечта — представлять местную продукцию. Мы уже делаем первые попытки. Например, продаем фермерский мед. Я бы хотела продавать фермерский сыр, хлеб. Больше молока, мяса, пельмени — местную фермерскую продукцию. Это бы дало занятость людей на местах.

Но сегодня я могу продавать только сувениры. Они у меня принципиально от местных мастеров — никаких китайских магнитиков и чашек. Так я даю молодым мамам в декрете подзаработать. И благодаря такой поддержке, в том числе и эмоциональной, некоторые из них начинают делать первые шаги в бизнесе.

Одна девушка делает мыло ручной работы, другая вяжет великолепные игрушки, магнитики создает. Они видят, что их продукция вотребована. И я уверена — они дальше пойдут.

Но здесь не хватает именно местного, регионального продукта. Я вижу по туристам. Им интересно именно такое. Они с удовольствием пробуют драники, покупают наш мед и хотят еще больше. Но все упирается в разрешения.

Я хотела продавать свой чай, отвести под это участок. Но в санэпидемстанции сразу спросили: а где ваши документы, разрешения? Это все тяжело. Я еще два года назад узнавала: на сертификацию любой продукции нужно потратить около 300 рублей. В моем случае — на каждый вид чая. Я, как представитель малого бизнеса, не могу позволить себе такие траты.

«Вот Браслав — для кого он?»

— На самом деле сделать Браслав привлекательным и прибыльным не так и сложно. Нам нужна местная, региональная продукция. Пиво, сыры, мед. И этот местный продукт позволит оставлять прибыль здесь.

Нам нужен безвиз. Давайте сделаем, как в Юрмале, где за въезд нужно платить символическую сумму. Пускай у нас это будет рубль, но эти деньги могут пойти на развитие нашего региона, на улучшение инфраструктуры Браслава.

У нас мало у какого из регионов выработано собственное лицо. Вот Браслав — для кого он? Если мы семейный курорт, то здесь должны быть велодорожки, инфраструктура. Слава богу, построили какую-то площадку для детей, но в то же время не построили ФОК. У нас нет бассейна, а нужен целый аквацентр. Вне сезона около 60% моих клиентов — это латыши из приграничья. В основном они едут за покупками и лекарствами. Но могли бы задерживаться подольше. Здесь есть лечебные грязи. Так нужно построить грязелечебницу.

Возможно, есть какая-то национальная программа развития Браславщины, но до нас, частников, ее не доводят.

Что объединило местных фермеров

— Нет единого информационно-туристического центра. Повесили какие-то карты. Возле меня, например, ни одной нет. В этом году фермеры впервые объединились и сделали за свои деньги небольшую карту: где можно купить сыр, как попасть в музей кота, куда поехать посмотреть на животных.

У меня в кафе свой маленький инфо-центр. Я рассказываю туристам, куда они могут поехать покататься на лодке, советую экскурсоводов. Сейчас у меня не осталось раздаточного материала, я даю визитки, чтобы сфотографировать контакты на телефон.

У меня официанты и бармены, которые летом устраиваются на отработку, обязательно проходят инструктаж: дополнительно рассказывать посетителям, куда они еще могут съездить.

«В Польше и Литве точно такая же природа»

— Потенциал у региона есть. И он огромный. К нам приезжает много поляков, они приезжают сюда искать свои корни. Но этот сегмент в интернете про Браслав пустой, он не заполнен. Китайцы стали чаще приезжать и для них тоже нет информации.

Нам только кажется, что у нас ох какая красивая природа. Поездив по Европе, понимаешь, что в той же Польше, Литве, Латвии такая же природа. Пока мы не создадим какие-то фишечки, не сыграем на региональных особенностях, мы не сможем конкурировать с соседями.

Не нужно выдумывать велосипед: едем в литовский Аникщяй или Зарасай, смотрим, что там под Юрмалой, изучаем Босоногую тропу. Но опять-таки —  если этим будет заниматься частник, то должен быть госзаказ. Все тот же отдел экономики должен собрать местный бизнес и сказать: «Мы собираемся развивать вот это, это и это. Кто готов взяться?» И оказать помощь желающему.

Я читала про опыт Израиля. Человеку с идеями выделяют куратора-юриста, куратора-финансиста. И человек понимает, что он может смело работать.

Мы никогда не будем конкурентами супермаркетов

— Для того, чтобы малый бизнес стартовал в регионах, нужно упростить ему оформление продукции, снять многие ограничения. Например, частники, которые занимаются выпечкой, тортами.

Они могут продавать свою продукцию только на рынке. Но не все могут и умеют это делать.

Местные сувениры в «Кавярне»

Девочка, которая хотела бы у нас печь торты, сама не умеет их продавать, фотографировать. У нее трое детей и она не может пойти на рынок продавать, нет на это времени. А будь у нее легальная возможность отдавать свою продукцию на реализацию, это дало бы старт.

Есть один мужчина, который заработал деньги в США и теперь у нас пытается заниматься выращиванием малины. У него это отлично получается, но он не может ее сбыть. Встают все эти препоны. Малые производители никогда не будут конкурентами супермаркетов. Для них нужно подчистую отменить лицензирование. 

Должна уйти логика, что бизнес изначально настроен на то, чтобы обманывать потребителя. Это неправда. Сегодня бизнес четко понимает, что его будущее зависит от собственной репутации.

О недовольных клиентах

— За три года работы столкнулась с интересным явлением. На нас никогда не жалуются литовцы или латыши. Но всегда есть недовольные белорусы или россияне. Я часто думала над вопросом, кто эти люди?

И потом поняла: у них нет возможности высказывать свой негатив на более высоком уровне. И поэтому они вымещают свою злость на беззащитных официантках, продавцах, на работницах регистратуры в поликлинике. 

Есть люди, которые где-то прочитали, что по закону они могут бесплатно пользоваться туалетом заведения. Нет такого закона. И эти люди не думают о том, что пользуются туалетной бумагой и средствами гигиены, купленными мной за мои деньги.

Этим летом у нас сломали рекламную фигурку кота, качели… Чтобы у людей появилось уважение к частной собственности, бизнесу, люди должны сами попробовать себя в роли частника. Хотя бы ненадолго.  

Не нужно изобретать велосипед

— К нам приезжала Наталья Кочанова (глава Администрации президента, — С.). Говорила о необходимости развивать региональный продукт. Я бы те деньги, которые идут на содержание убитых колхозов, отдала бы фермерам. Чтобы они занимались тем, что дает отдачу, что здесь хорошо растет. Помидоры, те же огурцы. Рядом с нами латвийская Краслава. Их огурцы — местный бренд. Они там даже виноград умудряются выращивать. Но у нас тот же климат.

Не нужно ничего выдумать нового. Смотри, что делают люди и делай также. Поэтому в Бресте или Гродно, где действует безвиз, молодому бизнесу и советуют франшизу. А мы все пробуем изобретать велосипед.

«В первый год мне дарили кассовый аппарат и кофемашину»

— У меня супермуж. Мой Бэтмен. Без его поддержки и моральной, и материальной, я бы никогда этим не занялась. В первый год у меня был партнер по бизнесу. Он меня просто кинул. Было желание отдать ключи от кафе и все. Но муж сказал, что мы справимся.

В тот год мне дарили на день рожденья кассовый аппарат, денежный ящик, кофемашину. Друзья сбрасывались посудой — приносили ложки, чашки. За это им большое спасибо. Но тут такой момент —  не боялась об этом просить.

Нужен магазин, где можно купить все — хлеб, сыр, мед

— Я с удовольствием делала бы доставку региональной продукции. В той же Франции есть вариант — региональная корзина. Вы куда-то приезжаете, заказываете и вам привозят местный хлеб, сыр, зелень, помидоры… Но как это организовать у нас?

Я также не понимаю, почему в Браславе не выделяют свой собственный продукт. Браславские сыры, шпроты, угорь. Браславский хлеб — отличный, вкусный, его было бы интересно попробовать приезжим, но он продается где-то на районе в маленьком магазине. Местные сыры продаются в фирменном магазине сыркомбината, который не каждый турист найдет. Да и не каждый местный. А сыры хорошие, есть достойные сорта. Но люди должны иметь возможность купить это где-то в одном месте.

Дорогу молодым

— Ко мне приходит молодежь устраиваться на работу. Я всегда даю шанс молодым. Потому что вижу, как у них горят глаза, у них есть эта энергетика задора.

В то же время, я не вижу ничего плохого, когда люди уезжают. Потому что из них кто-то обязательно вернется. И вернется с новыми знаниями, со свежим взглядом на жизнь. У меня работает Карина. Она поработала в Москве, в Питере. А теперь вернулась в Браслав.

Мне нравятся слова президента Эстонии (Керсти Кальюлайд — С.) о том, что главный ресурс их страны — это люди. Мол, мы не богатые, поэтому будем ценить и уважать каждого человека. Нужно и нам так — ценить и уважать, дать шанс каждому попробовать свои силы.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:76)