Катерина Борисевич, Анжелика Василевская, TUT.BY

«Хотели привязать ее к взрыву». Про какое уголовное дело мамы, плача, рассказала на митинге Вероника Цепкало

Свое выступление на многотысячном пикете в парке Дружбы народов Вероника Цепкало начала «с самой трагической истории» — истории ее мамы. Женщина стала фигурантом уголовного дела, когда врачи диагностировали у нее 3-ю стадию рака. TUT.BY узнал, какие обвинения почти 25 лет назад были выдвинуты против мамы Вероники Цепкало.

Фото Дмитрия Брушко, TUT.BY

— Если человек много работает, всегда найдется, за что его посадить. <…> Против моей матери сфабриковали дело, когда она была очень тяжело больна. У нее была третья стадия рака. Ее взяли под стражу прямо в больнице. <…> То, что я увидела тогда, перевернуло всю мою жизнь. В палате сидели две надсмотрщицы. А моя мать лежала на голом полу, прикованная к батарее — больной рукой. И тогда я увидела настоящее лицо этой власти, — рассказала Вероника Цепкало. Спустя многие годы, по ее словам, эта картина до сих пор перед глазами.

Мать Вероники Цепкало вышла из простой семьи и прошла большой путь, в том числе занимала пост заместителя председателя Могилевского горисполкома.

Как выяснил TUT.BY, речь идет о событиях 1996 года. Именно тогда мама Вероники, начальник Могилевского областного отделения Беларусбанка, стала фигурантом уголовного дела.

— Ее обвиняли в превышении должностных полномочий (сейчас это ст. 426 УК. — Прим. TUT.BY) и хотели связать с делом об убийстве главы Комитета госконтроля Могилевской области Евгения Миколуцкого, — рассказывает TUT.BY Вероника Цепкало, которая родилась и выросла в Могилеве.

Утром 6 октября 1997 года в жилом доме на Большой Машековской улице раздался взрыв. Депутат парламента и председатель Комитета госконтроля Могилевской области Евгений Миколуцкий погиб на месте, его жена серьезно пострадала. Миколуцкий — соратник президента и его земляк, поддерживал Александра Лукашенко во время первой избирательной кампании, агитировал за него (TUT.BY подробно рассказывал об этом деле).

— Преступники долго подбирались к президенту — не получилось. Решили начать с людей, которые были рядом с ним, которые всегда выполняли его волю. Я понимаю, что это вызов. Он брошен. Тут, на могилевской земле, хочу этой нечисти объявить, что принимаю ее вызов, — цитировала президента «Республика», эти слова были сказаны во время траурного митинга.

В 1999 году за закрытыми дверями судили троих: Анатолия Гаврилова, Романа Радиковского и Виктора Янчевского. Их признали виновными в бандитизме, материалы дела засекречены. Спустя 23 года исполнитель так и не был установлен, дело не закрыто.

Фото Анжелики Василевской, TUT.BY

— Когда произошел взрыв, мы жили в соседних подъездах [с Миколуцкими], и маме пытались еще эту статью привязать, якобы она причастна к этому. Но зачем рисковать своей семьей? Логики нет, — задается вопросом Вероника Цепкало. — Суда не было, мама умерла в 2001 году. Это огромная трагедия для нашей семьи. Мы все это видели, проходили через этот беспредел, и было тяжело говорить об этом со сцены.

Прошло почти 25 лет, многие детали, касающиеся уголовного дела, Вероника и ее сестра Наталья не помнят. Но хорошо запомнили, как вся семья пять лет сражалась за жизнь мамы.

— В 1996 году появилось уголовное дело, на тот момент у мамы была 3-я стадия рака, а после всего случившегося — уже 4-я, — рассказывает TUT.BY Наталья. — Когда маму задержали, нам пришлось ехать в Боровляны, брать выписку о состоянии здоровья, чтобы ее перевели в больницу. И то, что рассказывала Вероника на митинге, я слушала, вспоминала и рыдала. Все так и было. Маму в больнице приковали наручниками к батарее. У нас, ее детей, была истерика.

Наталья говорит, в 1997 году уголовное дело было закрыто, и, если она не ошибается, по амнистии.

— К Миколуцкому мама не имела никакого отношения. В день взрыва папа находился прямо за стенкой, мы были соседями, от того ЧП на нашем балконе вылетели стекла. Когда все случилось, у меня была паника: накануне отдала ребенка родителям и все пыталась связаться с ними, — вспоминает Наталья. — Уже перед смертью мама вспоминала и понимала слова, которые часто говорила бабушка: «От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Раньше она считала, если работаешь честно и добросовестно, можно избежать тюрьмы, потом поняла другое… Наша мама — очень сильный человек, никогда не показывала, как ей было больно, умирая, говорила: «Отпустите меня, нет сил бороться».

Фото Анжелики Василевской, TUT.BY

Местные жители хорошо знают, где жили Миколуцкие. Но мало кто помнит детали. Во-первых, дом был не полностью заселен: его пару лет, как построили, многие делали еще ремонт. Во-вторых, большинство его жителей — работники завода «Электродвигатель», и никакого отношения к чиновникам они не имели. Да и между собой новоселы были мало знакомы. Алла Миколуцкая говорит, что и сама не знала соседей: они прожили в этой квартире всего полтора года.

Но кое-кто все же помнит семью родителей Вероники. Местная жительница говорит, что отец был замдиректора по капитальному строительству завода «Электродвигатель», мать работала в банке и вроде бы даже возглавляла его филиал. Жили они в одной из квартир над аркой между домами № 13 и 13А на улице Большая Машековская, в первом подъезде. Миколуцкие жили во втором подъезде. А вскоре после взрыва семья Вероники переехала в Минск.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:34)