«Вторая армия мира — это тебе не поросячий хвостик»

Телеграм-канал Письма к дочери — о том, почему сложно врать на войне.

— За последние дни успешное отражение российской армией украинского наступления перешло на качественно новый уровень. Отражали так, что только танки сверкали. В Балаклее отразили, в Купянске, в Лимане и еще в стольких местах, сколько я сходу не могу даже пересчитать. Отразили бы может еще чаще и лучше, но ВСУ за ними не успевало. А что хочешь? Вторая армия мира — это тебе не поросячий хвостик.

Я не буду сейчас тебе рассуждать про стратегическую перегруппировку или наоборот тактическое свертывание. Ты знаешь, в военных стратегиях с тактиками я разбираюсь не лучше российских генералов. Но, мне кажется, что в истории с украинским наступлением есть один общественно-политический аспект, который важный, но, может быть, пока не бросается в глаза.

Ведь своим наступлением ВСУ протестировали не только российскую армию и российскую оборону. Российская армия как российская армия, чего ее тестировать. Они еще протестировали стрессоустойчивость российского общества. И судя по полному отсутствию паники, держать удар российское общество не умеет.

Не паниковали так, что уши закладывало.

Оно конечно, не паниковали пока в основном патриотические блогеры и неравнодушные граждане. Остальные граждане смотрели салют. Но ведь и Балаклея — прямо скажем, не Херсон или тем более Крым. Кто про эту Балаклею неделю назад слышал?

И если патриотически неравнодушные граждане не могут оправиться от успехов под Лиманом, то страшно представить, что будет, когда тактическое свертывание случится где-нибудь в районе Донецка.

А все почему? А потому что врать не надо. Ну или врать хотя бы чуточку меньше. Потому что, врать народу легко и приятно, когда у тебя есть свой собственный телевизор. Хоть про вторую армию, не имеющую аналогов, хоть про ежедневную капитуляцию противника. От этого вранья может быть даже практическая польза в смысле патриотических настроений и социологических рейтингов.

Но потом случается прорыв реальности (как с прорывом на Харьковском фронте) и народ, который из телевизора ни о чем таком не предупреждали, оказывается в некотором… ну пусть будет — недоумении. Вдруг обнаруживает, что и армия не вторая и наступает она альтернативно в обратном направлении.

А еще белорусский и российский телевизор любят рассказывать про слабое украинское государство и расколотое украинское общество. Ну а как? У них про президента Зеленского можно говорить, что хочешь и тебе за это ничего не будет. На Майдане протестовали все кому не лень. А еще депутаты в Раде, бывает, дерутся. То есть, никакой радующей глаз стабильности, когда делегаты съезда заранее тренируются в синхронном голосовании.

Но война — суровый тестировщик. На войне нельзя притвориться, что ты победил, если противник оспаривает этот тезис доступными ему средствами. И оказалось, что украинское общество, со всеми его майданами, умеет держать удар. А российское нет.

Когда бои шли под Киевом, украинцы не паниковали в соцсетях, а шли записываться в армию. Так там Киев бомбили. А нервы российских патриотов сдали после свертывания из Купянска. Я имею в виду, при всем уважении, но ты еще попробуй найди Купянск на карте. Где те неравнодушные граждане, которые не паникуют, так что слышно на самых отдаленных болотах, и где тот Купянск? В смысле эти же граждане вот где угодно, но точно не в Купянске.

То есть, вся эта стабильность стабильна пока все хорошо. А когда становится чуть-чуть плохо, стабильность начинает сыпаться как российская оборона на Харьковском фронте. Потому что стабильность, которую они себе построили, эфемерного такого свойства. Купянск она, конечно, переживет, а уже даже Херсон — не факт.

И Беларусь отличается от России только тем, что разрыв телевизора с реальностью тут больше, а неприязнь, которую испытывают граждане по отношению к власти сильнее.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(54)