Анастасия Зеленкова
«Всех интересовали эти огромные яйца…»

В свете событий, связанных с перепродажей госпакета акций Velcom кипрской компании, «Салідарнасць» решила выяснить, что же в реальности стоит за этим шагом. Об этом, а также, насколько выгоден сегодня в Беларуси мобильный бизнес и какие перспективы у государственного оператора БеСТ, мы попросили рассказать шеф-редактора журнала «Мобильная связь» Сергея Стельмашонка.

— Как вы думаете, почему государство решило перепродать акции Velcom?

— Государство – это тоже большой потребитель. Оно также заботится о том, чтобы получать определенную выгоду. И если пакет акций держится — значит, это выгодно, если продается – тоже. Все дело в цене, а не в принципе. Сидеть на акциях, как собака на сене, смысла нет. Это чисто экономический подход и искать здесь подводные камни не стоит.

— Но многие считают, что государство распродает акции, чтобы хоть как-то свести концы с концами после погашения долга за газ перед Россией.

— Давайте не будем обращать внимание на слухи, давайте обращать внимание на факты. Делать беспочвенные догадки мне бы не хотелось.

— Тем не менее о продаже стало известно не сразу…

— Правильно и логично, что о любых шагах, которые влекут за собой далеко идущие последствия, информация дается весьма дозировано.

— А как смена владельца может отразиться на потребителях?

— Давайте возьмем пример из мобильной жизни компании «Diallog». Она несколько раз переходила из рук в руки. И что? Пока особенных результатов от предыдущих переходов не было.

В любом случае, если одна компания приобретает другую, то она рассчитывает от этого получить какую-то выгоду и это, соответственно, должно сказаться на улучшении качества обслуживания, уровня покрытия. От этого мы все получим пользу.

Нам как потребителю должно быть безразлично, в чьих руках находится контрольный пакет акций. Нам главное, чтобы было хорошо и удобно. А некоторые изменения в области наименования тех фирм, которые вписаны в определенные графы контрактов, нас мало интересует. Если какие-то изменения скажутся негативно, люди просто задумаются: оставаться или переходить к кому-то другому. Естественно, другие операторы тоже не дремлют.

Вот посмотрите, что получилось с МТС, когда они сделали себе ребрендинг — какой сразу всплеск интереса. Никого не интересовала фамилия, которая где-то там написана, но всех интересовали огромные яйца, которые появились по всему городу. Эти яйца будоражили сознание людей, и все бежали и начинали подключаться. Если посмотреть по динамике подключения, то именно в момент ребрендинга люди наиболее активно реагировали. Может, и здесь будет то же самое. Изменится цвет, появится новый логотип, новые предложения… Подождем – увидим.

— Насколько вообще выгоден мобильный бизнес сегодня?

— Если считать по количеству подключений, то у нас еще есть перспектива. Еще подключились не все жители страны. У нас не такое большое проникновение, как в западных странах, где оно составляет более 100% – т.е. у людей по 2-3 трубки, подключенные к разным операторам.

С другой стороны, сейчас у людей первая потребность в телефоне закрыта. Это раньше было действительно лавинообразное подключение. Теперь же люди просто смотрят и выбирают, кто дает более выгодные условия, какие предлагает скидки. Операторам приходится заманивать людей. Например, как тот же МТС объявил акцию, что можно подключиться даже у себя дома – они сами приезжают, привозят симку, подключают… Не говоря уже о разных бонусах, акциях, розыгрышах автомобилей. Сейчас людей затащить к себе в офис и заставить подключиться не так просто. А тем более переманить от другого оператора. Предпринимаются даже не совсем корректные шаги, например, делается обзвон абонентской базы конкурента и предлагается: переходите к нам, мы дадим вам более выгодные условия.

В этом бизнесе стало работать намного сложнее, поскольку маржа, которую оставляют себе мобильные операторы, значительно снизилась. Хотя бы вспомнить стоимость на те же самые разговоры несколько лет назад – да там только за одно подключение, за тестирование телефона с людей снимали деньги. А сколько стоили эти гигантские телефоны БЕЛСЕЛ, эти огромные «гробы»! Сейчас все это стоит очень небольшие деньги.

Но, с другой стороны, какой охват? Если раньше подключались только те, кому это было позарез необходимо, то сейчас вы посмотрите на улицы – каждый второй ребенок ходит с трубкой.

— Кто сегодня больше всех зарабатывает на сотовой связи?

— Интересный вопрос. Очень неправильно считать, что деньги на сотовой связи зарабатывает мобильный оператор. Или, например, тот, кто продает мобильные телефоны или их ремонтирует.

Фактически все мы зарабатываем на этом. Например, получая по мобильнику какой-нибудь заказ от клиентов, если наша деятельность связана с оказанием услуг. Или представьте себе медработника, который где-нибудь в поле получает сообщение о том, что нужно срочно сделать операцию, и он тут же выезжает на место – а попробовали бы вы ему дозвониться по стационарному телефону…. Или тот же развоз пиццы. Это наглядный пример того, кто и как может зарабатывать с помощью связи.

Естественно, мы с вами не сможем стать GSM-операторами, да это и не нужно, потому что у нас уже есть трое и предпринимать шаги в этом направлении просто незачем.

— А на каком свете находится государственный оператор БеСТ? Какие у него позиции по отношению к основным конкурентам?

— Знаете, вообще маленьких бить нельзя. Не так давно заработавшего оператора сравнивать и ставить в один ряд с гигантами, которые работают не один год, не совсем корректно.

Если посмотреть объективно, БеСТ предоставляет некоторые услуги дешевле, чем у других операторов. Там есть очень любопытные предложения, например, крайне дешевые звонки, можно сказать, практически бесплатные, очень невысокая абонентская плата, бесплатный выбор номера телефона.

Единственный, наверное, момент, по которому люди не бросают всех остальных операторов, это контакты. Например, у меня в кармане телефон, уже лет пять, и мне невыгодно менять номер, потому что мои контакты исчисляются не одной сотней. Я не могу обзвонить всех и предупредить — ведь есть еще люди, которым я просто даю визитку, например, на выставке, и они могут захотеть со мной связаться через полгода-год.

Берем другой вариант – финансовая целесообразность. Если основные контакты ваши принадлежат определенному какому-то оператору, то вам просто нет смысла отказываться от него, потому что там есть выгодные предложения внутри сети.

Третий момент: еще существует некоторое психологическое недоверие к понятию «государственный». Раньше считалось, что государственное – это самое надежное, а в частном одни жулики и проходимцы. Сейчас у многих наоборот, есть подозрения, что государственное — не полностью продуманное и не всегда качественное. Хотя, может быть, это мнение и не совсем корректное.

— В этой ситуации у БеСТа есть какие-то перспективы? Сможет он выполнить поставленную перед ним задачу?

— Куда он денется! Вы же понимаете: либо компания выполняет поставленную перед ним задачу и зарабатывает деньги, либо компания вынуждена уйти с рынка, потому что убыточников не терпит никто.

Что же касается БеСТ, то как компания, которая организовывалась не так давно, она достаточно активно развивается, если посмотреть на динамику подключений. В то время когда другим операторам нужно предпринимать какие-то серьезные шаги, объявлять о существенных акциях, снижениях, раздавать бесплатные симки, БеСТ своими достаточно выгодными условиями захватывает сектор рынка людей, которые раньше к сети не подключались. Например, школьники или студенты, у которых круг общения ограничивается столицей или городами, где функционирует БеСТ. Им это выгодно.

С другой стороны, людям серьезным, которые ездят за границу, звонят туда или пересылают sms, естественно, имеет смысл подключаться к каким-то серьезным операторам, которые работают на рынке давно, и предоставляют эту возможность. БеСТ этого пока не дает.

— А насколько эффективны рекламные акции в виде концертов? Скажем, когда Velcom продвигает группа «Топлесс».

— Согласитесь, трудно отказаться от удовольствия посмотреть на группу «Топлесс». Ну, вам, может, нет, а мне как мужчине приятно.

Что касается этих акций, то такие шаги предпринимают не только мобильные операторы. Это нормальное логичное продвижение собственного брэнда в массы. Это срабатывает. И всем от этого хорошо. Нам хорошо, потому что мы слушаем музыку или смотрим спортивные соревнования, а операторам, или другим организациям, продвигающим свой брэнд, хорошо, потому что они отпечатываются в памяти человека. Безусловно, такие шаги приносят пользу и деньги, иначе бы они просто не делались.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)