«Воздух в помещение проходил через несколько маленьких дырочек в потолке. Многие начали задыхаться…» (+ фоторепортаж)

Российский журналист Александр Астафьев рассказал о своих впечатлениях от митинга 19 декабря и последующего пребывания в минском спецприемнике. Как выяснилось, ему удалось спрятать флешку с отснятыми кадрами, благодаря чему фоторепортаж уже появился в Интернете.

Напомним, что корреспондент петербургской газеты «Мой район» Александр Астафьев был задержан в столице Беларуси вместе с участниками шествия, протестовавшими против фальсификации выборов. Как нарушитель общественного порядка, он был приговорен к 15 суткам ареста.

Однако 22 декабря Астафьева освободили. То ли помогло обращение его отца к главе Беларуси, то ли повлияло вмешательство дипломатов (хотя представителей российского посольства за всё время арестованный не видел ни разу) – но журналист смог улететь в Москву.

Оказавшись на свободе Астафьев рассказал собственной газете, как развивались события:

– Сначала нас выдавили с площади, потом многих, кто там находился, затолкали в автозаки. Орудовал местный спецназ. В автозаке, где нас оказалось 67 человек, били по ногам. Среди нас было около десяти девушек.

– Вас там пересчитывали?

– Мы сами пересчитались (смеётся). Я всю дорогу боялся, что изымут технику, очень хорошо запрятал флешку. Но досматривали не так, как я этого ожидал. Флешку не нашли.

– А куда ты её спрятал?

– Скажу потом не для печати, а то в следующий раз найдут (смеётся). Повезло, что практически не попортили технику. Немного задели встроенную вспышку, но это не считается.

– Мы не поверили, что ты один из участников беспорядков в белорусской столице. С другой стороны, в СМИ было достаточно информации о выборах в соседней с нами стране. Говорили, что беспорядки на площади были срежиссированы властью президента Александра Лукашенко. Как очевидец событий, что ты на это скажешь?

– Многие об этом говорят. Надо пересмотреть отснятый материал. Некоторые заметили, что те, кто громил двери в здании на площади, были в берцах.

– Когда состоялся суд и в чём тебя обвинили?

– Первый суд прошёл вечером в понедельник. Там мне сказали, что я участник несанкционированного мероприятия, сопротивлялся милиции, выкрикивал антиправительственные лозунги. Протокол выдали только через 15 часов после задержания. По словам судьи, были даже свидетели, которые знали моё имя и которые видели, как я всё это делал. До сих пор не пойму, откуда эти люди и существуют ли они на самом деле! Во время второго суда мне предъявили обвинение, что я кричал на площади «Уходи!» и «Живее, Беларусь!»

– Ты кричал?

– Нет, конечно! За кого ты меня принимаешь? Я ехал фотографировать.

– Почему не подействовало журналистское удостоверение?

– Мне сказали, что здесь необходима специальная аккредитация, а газетное удостоверение, увы, никого не интересовало. Один человек в штатском матерно пояснил, что, если у тебя удостоверение от «Моего района», то и ходи по своему району, и в Беларусь не суйся.

– Говорят, что в Минске и других городах Беларуси власть поддерживает образцовый порядок. А как в тюрьмах? Сколько с тобой сидело человек?

– Со мной не сидели, а скорее стояли. Нас постоянно перевозили по приёмникам. В одной из камер было совсем не шевельнуться. Многие начали задыхаться. Воздух в помещение проходил через несколько маленьких дырочек в потолке. Мне повезло, что я находился под одной из таких дырочек.

– Ты голодовку объявлял? Почему?

– Да. Объявил после первого слушания, когда понял, что других рычагов воздействия на суд у меня нет.

– Как удалось общаться с внешним миром?

– Отсылал SMS-сообщения на радио «Эхо Москвы». Аккумулятор в телефоне садился, и приходилось после каждого отосланного сообщения выключать телефон. Об объявлении голодовки передал через товарища по несчастью. Когда нас перевозили в автозаке, сунул незнакомому парню бумажку с текстом. Он передал.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)