Семен Печенко,  аэросъемка Антон Суряпин

Вид сверху: «В магазин, аптеку зашел — и все. На коммуналку едва хватает»

В рамках проекта «Приземленная жизнь белорусов: вид сверху» — рассказ о жизни в Копыле.

В августе этого года Александр Лукашенко устроил небольшой переполох в Копыле, пообещав вскоре сюда приехать. Затем пресс-служба главы государства рассказала, что тот оговорился, перепутав Копыль с Крупками. 

Судя по настроению местных жителей, им есть о чем рассказать властям страны. И далеко не все рассказы будут ласкать слух чиновников.

— Харошы горад, ціхі. Толькі горка на горцы тут, падымацца цяжка, — вздыхают местные пенсионеры.

Не радуют пожилых людей и цены: «У магазін, на рынак схадзіў, у аптэцы лекі купіў — і ўсё, лічы. На камуналку ледзь хапае».

Мама двоих маленьких детей перечисляет плюсы и минусы жизни в Копыле:

— Маленький городок, красивый, тихий. Хорошие доктора в больнице, как раз туда идем на прием. В садик устроила обоих без проблем.

С другой стороны, в городе мало развлечений для детей:

— Во дворах есть пару небольших площадок. Но этого не хватает, хорошо бы сделать что-то вроде детского парка.

Но главная проблема, по слова молодой мамы, это маленькие зарплаты:

— На памперсы, сухие смеси для малышей пособия не хватает. А если у тебя двое или трое… Зарплаты маленькие, хорошо если 500 рублей, но и на эти деньги большая семья не проживет. Мой муж поэтому и ездит на работу в Минск.

С работой в Копыле трудно везде — и в частном секторе, и в государственном, делится наблюдениями прохожий:

— На госпредприятиях зарплаты маленькие. А частники… Многие своих работников за рабов держат. Не оформляют, платят еле-еле, могут уволить без разговоров.

Трудно и в деревнях, где работа осталась разве что в колхозах и школах.

— Деревенским и 320 рублей за радость. Но что это за деньги? Доярке нужно работать за эту зарплату от рассвета до заката. А ведь она и раньше работала не меньше, а зарплата все усыхает и усыхает. Вот говорят наверху: «По пятьсот, по пятьсот…» Сколько можно это все слушать?

Основные проблемы у белорусов начались после деноминации, убежден местный житель:

— Как нули убрали, ввели копейки, так сразу на ценах нас всех и нагрели. Стал бы я внукам покупать мороженное за 10-15 тысяч пару лет назад? А теперь попробуй еще найди дешевле рубля. И так на все продукты — хлеб, молоко, мясо. Или бензин. Нам говорят, мол, он всего на копейку дорожает. Хорошо, но на старые это сто рублей. И топливо дорожает не раз и не два. Раньше я мог на свои маленькие мужские радости пару тысяч сэкономить, а сегодня — нет, — грустно улыбается рассказчик.

Мужчину возмущает попытки властей закрепить за собой иностранные рынки за счет простых белорусов:

— Историю расскажу про москвича, который покупал у себя возле дома борисовскую колбасу. Однажды отправили его в Минск в командировку, так он своим коллегам пообещал вкусной и недорогой колбасы из Беларуси привезти. Думал, что у нас еще дешевле будет, чем в Москве. Приехал, значит, к нам в Минск, зашел в магазин и просто офигел. И говорит знакомым белорусам: «Как вы это терпите? Как это может быть, что у нас ваша колбаса почти в два раза дешевле?!»

Дальше разговор зашел о курятине, подорожавшей после выхода белорусских птицефабрик на китайский рынок. И о глазированных сырках, которые дешевле купить в московском продмаге, чем в магазинах Березы.

— Читал, что сельское хозяйство у нас убыточное. Что затраты на него не окупаются. Не понимаю, какой смысл тогда содержать все эти колхозы? Признайтесь, наконец, что неспособны работать с выгодой и закупите на эти деньги сельхозпродукцию за границей. 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:65)