Юлия Латынина, «Ежедневный журнал»
Вертикаль, однако

В деле рядового Сычева новый поворот – сослуживцы единодушно показывают, что накануне того, как Сычев попал в госпиталь, он и его мучитель Сивяков мирно спали в своих постелях. Это прекрасно согласуется с утверждениями врачей, что ножки у Сычева отвалились сами.

Новый поворот в процессе случился, после того как новый генеральный прокурор уволил Александра Савенкова с должности главного военного прокурора и назначил на эту должность Сергея Фридинского. О степени неприязни г-на Чайки к г-ну Савенкову (равно как и ко всем замам его предшественника, охотно его травившим) можно судить по тому, что сразу после назначения Чайки в Москве за взятку взяли Сергея Савенкова, брата военного прокурора.

И вот Савенкова уволили, Фридинского назначили, и сразу ГВП торжественно объявила о своем примирении с армией.

Я не собираюсь хвалить Александра Савенкова. (Его брат, напомню, тут же был арестован с 17 тыс. долл., полученными за возможность смягчить наказание, пользуясь родственными связями.) Но так получилось, что старый прокурор Савенков порой направлял в суд дела, подобные делу Сычева. Это было нечасто, но бывало. И армия была этим не очень довольна, потому что, как всем известно из выступлений министра обороны Сергея Иванова, у нас, во-первых, дедовщины в армии нет, во-вторых, дедовщина у нас начинается в детском саду и, стало быть, в ней виноваты все, кроме Сергея Иванова.

Но вот теперь пришел новый генеральный прокурор Юрий Чайка, который был в страшных контрах с прежним генеральным прокурором Владимиром Устиновым. И в связи с этим произошло примирение армии и прокуратуры, по принципу – враг моего врага мой друг.

И поэтому опять оказалось, что ножки у Сычева отвалились сами.

Это — первое правило системы: истина вторична по сравнению с личными отношениями.

Несколько месяцев назад МВД забрало у «Евросети» партию телефонов «Моторола». Сначала их три дня проверяли на таможне в надежде на контрабанду, контрабанды не нашли и телефоны изъяли как контрафакт, то есть подделку, а когда «Моторола» возмутилась и сказала, что это не контрафакт, то в МВД заявили, что излучение телефонов превышает норму.

«Моторола» пожаловалась Бушу, Буш пожаловался на саммите «восьмерки» Путину, президент Путин дал команду разобраться.

Не знаю, какой именно диалог произошел между следователем, который положил в карман десяточку от распродажи где-нибудь в братской Белоруссии якобы уничтоженных телефонов, но предполагаю, что смысл был такой: «Эй, чувак, тут звонят, за «Моторолу» мазу тянут». - «А кто?» - «Да президент Путин». - «А пошел он на хрен».

Во всяком случае, Буш просил, Путин распорядился – а ни ответа, ни привета.

Это второе правило системы – привилегия безнаказанно воровать есть главная привилегия, пожалованная системе президентом Путиным, и никто, даже президент Путин, не имеет право на нее покушаться.

Несколько лет назад в Саратове случилась удивительная история. Эта история случилась с человеком, который носит едва ли не самую влиятельную в Саратове фамилию – Слиска, и занимает очень уважаемую должность мужи Любови Константиновны Слиски. Эта история так хороша, что невнимание к ней либеральной прессы я могу объяснить только нежеланием защищать мужей вице-спикеров от «Единой России».

Дело было так: Сергей Слиска, будучи сильно под шафе, зашел в магазин и там поспорил с двумя другими гражданами, находившимися в аналогичном состоянии. Звали этих несчастных Дмитрий Яковлев и Вячеслав Купченков.

Вместо того чтобы самостоятельно выяснять отношения со Слиской, поддатые Яковлев и Купченков увидели знакомый патруль и позвали его. Надо сказать, что патрульные были в том же состоянии, что и первые три героя нашей истории. И поэтому они Слиску крепко побили, а его крики о том, что он не кто-нибудь, а муж Любови Слиски, только усугубили битье.

Но это, собственно, еще не история. А история – вот. Суд приговорил к двум годам условно… не ментов, а Яковлева с Купченковым, и это при том, что дело дважды отправляли на доследование, Слиска упорно утверждал, что били его менты, и даже на суде криком кричал: «Да не били же меня Яковлев с Купченковым! Вот кто бил!» — и показывал на ментов.

(Ментов, правда, тут же уволили. Но осудили через несколько лет именно Яковлева с Купченковым. Прокуратура никак не могла найти доказательств, что виноваты менты.)

Это третий закон системы. Если член системы совершил преступление, система всегда становится на его защиту.

Вот если бы муж вице-спикера, как сын министра обороны, задавил женщину, тут было бы совсем другое дело. Тут бы система защищала его. А так она защищала ментов.

Часто удивляются: вот, в Благовещенске целый город избили, в Краснодарском крае пьяный ОМОН налетел на детский лагерь – и ничего. Да хоть на ясли, господа! Уж если муж г-жи Слиски в подведомственном Саратове не смог добиться, чтобы ментов посадили, куда благовещенским-то!

А теперь скажите мне, как все это вместе называется?

Правильно. Это называется укрепление вертикали власти.

Вертикаль, однако.

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)