Юлия Латынина, ”Ежедневный журнал”
Великая нефтегазовая битва

Пыль осела, победные фанфары отзвучали. Можно подвести итоги великой нефтегазовой битвы России и Беларуси. Итог газовый: Россия получала 45 дол. за 1000 кубов газа, а будет получать 100 дол. за 1000 кубов и купит контрольный пакет «Белтрансгаза», оцененного в 5 млрд дол. В переводе на русский язык это значит следующее: Россия получала и будет получать 45 дол. за 1000 кубов, а остальное она зачтет акциями «Белтрансгаза» по втрое завышенной цене. («Белтрансгазу» красная цена полтора миллиарда, по западным оценкам.)

Итог нефтяной: Россия грозилась установить 180 дол. экспортной пошлины за тонну нефти, а установила двойной тариф: та нефть, которую белорусы потребят сами, пойдет без пошлины, а та, которая идет для перепродажи на Запад, будет иметь пошлину в 53 дол. В переводе на русский язык это означает, что режим Лукашенко получает неограниченную возможность класть себе в карман разницу между пошлинами. Отсортировать «внутреннюю» нефть от «западной» — дело гиблое.

То есть никакой коммерческой выгоды ни Россия, ни даже Газпром не получили. Мы по-прежнему субсидируем режим Лукашенко, и мы субсидируем его в невыгодной для России и убыточной для Газпрома форме.

Получается, что если смотреть не на пиар, а на реальную экономику, то в дуэли Россия — Беларусь, Беларусь победила. Чем бы ни руководствовался Кремль — желал ли он просто получить деньги с Беларуси или пытался загнать ее в союзное государство газовым кнутом — он не достиг даже первой цели.

Кроме конфликта с Беларусью, Россия вступила в конфликт с Европой, которая в очередной раз убедилась в ненадежности России как энергетического партнера. Здесь мы ничего не выиграли — только проиграли.

Напомню предысторию. После введения экспортной пошлины Беларусь в одностороннем порядке ввела пошлины за транзит нефти, украла из трубы 85 тыс. тонн и вызвала Семена Вайнштока в суд. Мозырский НПЗ еще и разорвал контракты с российскими поставщиками, что в переводе опять-таки значило: «А нехай мы будем вашу нефть покупать, когда мы ее так из трубы своруем? Куда вы денетесь?»

В ответ труба была вовсе перекрыта. Логика тут была такой. «В прошлом году мы продолжали снабжать газом Европу; украинцы газ воровали, а шишки все падали на нас. Давайте в этом году перекроем трубу полностью, чтобы Европа обратила внимание на позицию Беларуси». Европа внимание обратила — Беларуси досталось сполна. Правда, Батьку не сильно волнует, что про него говорят в Европе.

Проблема заключалась в том, что после перекрытия трубы потенциальные убытки России были больше потенциальных убытков Беларуси. Еще неделя — и все хранилища нефти в России были бы переполнены, компаниям пришлось бы консервировать скважины, что в условиях России является экономической катастрофой. Что же до Беларуси, то она продолжала бы сидеть на российском газе (если б, конечно, и газ не отключили), а бензин и мазут можно было б завезти и с Украины.

Так что после самоубийственного хода с перекрытием трубы вариантов оставалось всего два. Либо вводить в Минск армию, состоящую из солдат Рудаковых, солдат Сычевых и их палачей, что делает процесс маловероятным. Либо идти на унизительный компромисс, прикрыв его фиговым листком. Выбрали последнее.

Дилемма, стоящая перед президентом Путиным, понятна. В нынешней логике Кремля, Минск — последний стратегический союзник России. Падение Лукашенко — это «оранжевая революция», НАТО у наших границ и пр.

Что является большей угрозой для безопасности России — НАТО за пределами границ или министр обороны Сергей Иванов внутри — это вопрос дискуссионный. Но ясно одно. Если Кремль считает, что Лукашенко — стратегический союзник, то за это ему надо платить.

Желательно платить открыто. Например, принять закон, согласно которому Беларусь платит за все по рыночным ценам, а российские субсидии в бюджет Беларуси составляют, скажем, 1 млрд дол. в год. При этом отношения будут прозрачными, а у белорусского народа не будет иллюзий, кто, собственно, обеспечивает ему харчи: личная харизма Батьки или российский бюджет. И, кроме того, будет уверенность, что субсидируем мы именно государство Беларусь, а не какие-то закрытые фонды через непонятные схемы. (К примеру: белорусская промышленность получает газ вовсе не по 45 долларов за 1000 кубов. Она давно платит все сто, только не России, а посреднику — «Белтрансгазу».)

По необъяснимой причине Батьке, вместо этой прозрачной схемы, предложили историю с отключением трубы. В результате Россия умудрилась проиграть режиму, который держится только российскими субсидиями. Это надо уметь.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)