«В жизни каждой персоналистской автократии есть одна проблема – мать-природа насолила»

Российский блогер Илья Варламов обсудил с политологом Екатериной Шульман президентскую кампанию в Беларуси.

Собеседники поговорили о рейтинге Александра Лукашенко; почему в Беларуси легче фальсифицировать выборы, чем в России; в чем плюсы и минусы персоналистской автократии; как власти пытаются решать проблему, когда за вождя мало кто хочет голосовать; как действуют на элиты мирные массовые протесты и чем, чаще всего, это все заканчивается.

Предлагаем избранное из интервью.

– В жизни каждой персоналистской автократии есть одна проблема – тут мать-природа насолила. Она ограничена временем жизни одного человека, – рассуждает Екатерина Шульман. – А в наше время даже не надо ждать какой-то физической дряхлости, чтобы этот правитель людям надоел. А дальше начинаются вещи, знакомые по опыту многих режимов. Например, африканских, азиатских и ближневосточных.

Что начинает происходить? В наше время даже недемократические режимы немножко изображают демократию. То есть выборы должны быть. А выборы такая штука, что даже если вы все контролируете, все равно настанет тот роковой момент, что будет бюллетень, и в нем будут какие-то опции. Хотя бы две. И, если вы уже совсем осточертели своим избирателям, те придут и проголосуют за другую опцию.

В общем, наступает та тяжелая минута, когда ты уже совсем никак не можешь выигрывать выборы, даже при наличии всего аппарата контроля.

Екатерина Шульман

Политолог поясняет, как массовые протесты влияют на трансформацию режима:

– Персоналистская автократия плоха тем, что пространство для компромисса невелико. Сложно представить, что автократ скажет: «Раз вы меня не любите, я уйду на пенсию». Такие случаи политической истории известны, но бывали редко, и после массовых протестов.

А чем действенны массовые протесты? Если они устойчивы и массовые, то элиты этого режима начинают думать: «Наш-то ослабел уже. Даже если он сейчас передавит, ну сколько он еще посидит? А потом это опять повторится. А мы чего? А мы жить хотим дальше долго. Вот сейчас мы за него будем вписываться, будем по уши в крови, ему все равно уходить хоть так, хоть эдак, а мы с чем останемся? Не лучше ли нам, не доводя дело до греха, какой-то компромиссный вариант замутить. Скажем, нашего красавца сделать почетным председателем совета всесоюзных филателистов, а дальше устроить коалиционное правительство». 

Также Шульман рассказывает, что происходит дальше – на самих выборах, «которые выиграть нельзя, а хочется».  Причем, отмечает российский политолог, она говорит не конкретно о Лукашенко, поскольку это модельная ситуация: «Никто не настолько оригинален, насколько полагает. Все это многократно пройдено в мире». 

За сутки видео посмотрели более 380 тысяч пользователей. Комментаторы пишут: «Бесконечно можно смотреть на три вещи: как горит огонь, течет вода и как ведет беседу Екатерина».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:91)