Николай Полищук, «Газета по-киевски»
"В Украине я научился ждать"

Моего собеседника у желтого корпуса Киевского университета я вычислил сразу же. Характерная восточная внешность, рафинированная вежливость, с которой он общался со своими коллегами, не оставляли никаких сомнений: передо мной японский исследователь Хироси Катарока, с недавних пор еще и кандидат филологических наук. Три года назад он приехал сюда приблизительно с той же целью, с какой известный киношный герой Шурик отправлялся когда-то на Кавказ: изучать местный фольклор — легенды, предания, тосты…

Фольклорное раздолье

— Мне показалось, что у славян и у японцев есть много общего в фольклорных обрядах, — делится со мной воспоминаниями господин Катарока. — Россия — страна, граничащая с Японией, поэтому русистика здесь вообще очень популярна. Но для меня, как для фольклориста, ваша страна представляет особый интерес. Некоторое время я работал в Москве и Санкт-Петербурге и убедился, что российский фольклор сохранился фрагментарно, его глубинные источники не поддаются реконструкции. В Украине все совершенно иначе. Западные области, да еще, может быть, Румыния и частично Болгария — это те немногочисленные регионы Европы, в которых можно застать традиции, живущие тысячи лет.

— Я так понимаю, что вам приходилось выезжать и в фольклорные экспедиции на Волынь, в Карпаты. Как народ относится к украинскоязычному японскому исследователю?

— Сначала с удивлением. Японские ученые в Карпатах все-таки диковинка. Однако не раз были случаи очень теплого приема, с таким национальным напитком, как самогон. Вещь довольно крепкая, у нас в Японии такие крепкие напитки не пьют.

— А как с самочувствием по утрам? — мне снова вспоминается «Кавказская пленница».

— Мне в этом очень помогали традиционные крестьянские молочные продукты, — политкорректно отвечает господин Катарока.

Бескультурные перспективы евроинтеграции

— Сверхкапитализм, — мой собеседник упрямо употребляет именно это слово для описания экономического статуса своей родины, — пришел к нам лет тридцать назад, поэтому старшее поколение все еще помнит традиции и старается их привить младшему. Но очень много культурного наследия теряется с индустриализацией страны. Да и сел, в украинском понимании, в Японии не осталось. Есть только пригороды мегаполисов, бытовые условия в которых ничуть не отличаются от городских, да и сельским хозяйством занимается ничтожный процент населения. Та же идея единых европейских ценностей сильно ударила по культурному наследию европейских народов. Боюсь, что с интеграцией Украины в ЕС фольклорным традициям грозит то же самое.

— Темой вашей научной работы было сравнение украинских и японских народных обрядов. Неужели можно что-то найти общее?

— Да. Сравнивая художественную модификацию образов предков в японской и украинской мифологиях, я обнаружил очень много похожих смысловых и понятийных моментов. Буддийский праздник Бон очень похож на украинский Великдень — в обоих осталось очень много языческих корней. Роли детей в народных праздниках, поминальные национальные блюда, использование костров для символического очищения — все это очень похоже и в Японии, и в Украине. Думаю, дело в том, что наши обряды сохранили в основе своей давние языческие элементы, бывшие общими для населения Евразии, которое потом обособлялось и разделялось, создавая новые культуры. Я даже не исключаю, что наши общие предки жили ближе к Украине, чем к Японии.

Украина любого сделает терпеливым

Мы продолжаем нашу беседу в самом что ни есть шароварно-этнографическом ресторане «Панас» (тот, который бывший «Тарас»). Лично мне несколько досадно наблюдать, как японец обращается здесь к официанткам по-украински, а они отвечают ему на русском языке.

— Я когда сюда приехал, даже слова «дякую» не знал, — рассказывает Хироси, — я хотел учить украинский язык на специальных курсах для иностранцев, но, оказалось, на них никто не ходит. Почему-то все они предпочитают общаться по-русски. К счастью, на кафедре фольклористики я повстречал хорошего учителя — Лидию Дунаевскую, заведующую кафедрой фольклористики и большого украинского патриота. И за три года жизни в Киеве я по-украински говорю лучше, чем по-русски.

Что японского фольклориста больше всего удивляет в Украине? Это, по словам моего собеседника, в первую очередь бюрократизм, излишнее бумаготворчество, а также бытовые мелочи. «В Украине я научился ждать», — резюмирует он свой опыт.

— В первую очередь здесь приходится ждать у самых разных кабинетов, — перебирает в памяти неприятные минуты своей жизни Хироси Катарока. — Это когда через два часа ожидания вы попадаете в кабинет к чиновнику, который говорит «А вам, вообще-то, не ко мне». Да ведь даже и это ожидание можно было бы улучшить! Почему-то в приемных всегда не хватает стульев, а если нужно заполнить документ, то для этого нет столика, а образец документа написан неразборчивым почерком от руки. Ну и, конечно, впечатляет большая разница в оплате труда ученых. Мне кажется, что с украинской зарплатой даже университетский профессор не сможет эффективно работать: ему нужно будет искать какой-то дополнительный заработок.

А еще в Киеве у меня возникли проблемы с признанием моего диплома, полученного в Японии. Это было удивительно. Чиновники Министерства науки смотрели на этот документ и говорили буквально: «Слишком уж на наш не похож». Я им пытаюсь доказать, что он точно легализован, посольство даже письмо подготовило по этому поводу. Кончилось тем, что после звонка директора Института филологии в департаменты министерства вопрос о признании моего диплома был решен лично министром.

— Но, наверное, все-таки специалисты по украинскому фольклору не очень востребованы в современной Японии?

— В самой Японии нет — там 95% ученых-славистов занимаются русистикой. С другой стороны, сейчас активизируется экономический обмен между нашими странами, в Украину приходят крупные японские корпорации, и, думаю, будет интенсифицироваться и культурный обмен. Так что интерес к Украине в Японии возрастет. Я хотел бы рассказать на своей родине об украинском быте. К тому же, имею заказы от японского издателя Оно Мотохиро, который, прожив год в Киеве, открыл в Осаке издательство «Дніпро» и издает книги на украинскую тематику. В моих планах — издать в японском переводе сборники украинских народных сказок. К сожалению, мой научный руководитель Лидия Францевна ушла от нас, поэтому многие запланированные мной в Украине научно-исследовательские проекты теперь предстоит пересматривать.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)