Аркадий Дубнов, «Время новостей»
В союзном государстве обострилась «сахарная болезнь»

Вчера премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский, встречаясь в Минске с госсекретарем союзного государства Павлом Бородиным, решил придать гласности претензии, выдвигаемые Москве белорусской стороной.

Речь идет о предложениях Минска рассмотреть на заседании Совмина российско-белорусского Союза, который состоится в Москве 28 июня трех дополнительных вопросов, - о поставках российского газа в Беларусь, белорусского сахара в Россию и использования Калининградского морского порта для перевалки белорусских грузов. Включить эти пункты в повестку дня союзного Совмина белорусская сторона, по сведениям газеты «Время новостей», предложила на прошлой неделе. Москва же предлагает обсудить эти вопросы на двухсторонней встрече премьеров.

Если газовые проблемы в российско-белорусских отношениях хорошо известны, то сахарные -- не очень. Дело в том, что в Беларуси изготовляется два вида сахара, свекловичный -- из собственного сырья и тростниковый -- из экспортного. На поставки в Россию свекловичного сахара Беларуси предоставлены таможенные льготы, а на тростниковый сахар таких льгот нет. В последнее время возникли подозрения, что Минск поставляет тростниковый сахар, выдавая его за свекловичный, поскольку отличить их весьма непросто. Нервозность в Минске вызвало то, что теперь российские таможенники начали проводить экспертизы сахара, поставляемого из Беларуси. Что касается Калининградского порта, то президент Александр Лукашенко настаивает на увеличении квот для перевалки там белорусских грузов, аргументируя это заботой о благосостоянии калининградцев, которое повысится в результате дополнительных объемов обрабатываемых грузов.

Сергей Сидорский был чрезвычайно эмоционален, излагая свои доводы г-ну Бородину. «Сегодня говорят о какой-то войне, но никакой торговой войны между Беларусью и Россией нет, очень много наносного, а официальная точка зрения России замалчивается, -- утверждал белорусский премьер. -- Если есть вопросы, то мы готовы в открытом режиме отвечать на них». «Если сможем -- снимем эти вопросы, если нет -- зададим главам государств, -- говорил г-н Сидорский, -- мы регулярно встречаемся с премьером России, и я хотел, чтобы мы не обходили острые углы». Ссылка на подобные встречи, сопровождаемая неудовольствием от предложения как раз и обсудить острые вопросы на встрече с российским премьером, выглядит несколько странной.

Не менее любопытно выглядят и ремарки госсекретаря союзного государства. Павел Бородин изъявил «готовность поддержать Сидорского по всем трем дополнительным вопросам, вносимым белорусской стороной на заседание союзного совмина». Он был настолько смущен энергичными эскападами собеседника, что вынужден был даже оправдываться, излагая предложения российской стороны обсудить проблемы на встрече премьеров: «Я просто высказал вам позицию правительства России». По информации «Времени новостей», полученной от источника в российском Белом доме, внесение дополнительных вопросов на заседание союзного совмина за несколько дней до его проведения нарушает его регламент, в соответствии с которым рассмотрение таких вопросов требует их согласования в различных ведомствах, на что нужно определенное время. Именно поэтому, идя навстречу пожеланиям Минска, Москва и предложила обсудить их премьер-министрам в рабочем порядке. Даже если это и уловка, в формальном отношении она выглядит безупречной.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)